Энциклопедия оружия (стрелковое огнестрельное оружие, боеприпасы, приспособления и снаряжение)
Навигация
Авторизация
нет данных
     
Забыл пароль | Регистрация
Закладки
Бесплатно
Последние материалы

Пулеметных дел мастер

В следующем году состоится 110-летний юбилей талантливого тульского конструктора-оружейника Григория Ивановича Никитина. К сожалению, его уже нет среди живых. Но уже более четырех десятилетий на вооружении нашей армии состоит один из лучших крупнокалиберных пулеметов мира – НСВ-12,7. Он по праву считается выдающимся достижением отечественной школы автоматического стрелкового оружия. Никитин – один из его создателей, почти семьдесят лет отдавший советскому военно-промышленному комплексу. Всей своей активной и творческой жизнью он неоднократно доказывал преданность и верность своему выбору на благо укрепления обороноспособности нашей Родины.

Григорий Иванович Никитин

Григорий Иванович
Никитин

Родился Григорий Иванович Никитин в 1905 г. в городе оружейников Сестрорецке, в семье потомственных оружейников. После окончания земской школы в 1919 г. он по стопам деда и отца поступил на Сестрорецкий оружейный завод (ныне – Сестрорецкий инструментальный завод им. Воскова), где работал сначала учеником токаря, затем токарем. Однако уже вскоре стало ясно, что у юного Григория, наряду с желанием освоить все тонкости и навыки оружейника, явно пробивалось и непреодолимое стремление учиться дальше. Поэтому уже в 1923 г. он поступает на рабфак и, успешно его окончив, становится студентом механического факультета Ленинградского технологического института. Однако гражданское машиностроение, судя по всему, было не его уделом, сказались гены потомственного оружейника. Поэтому после окончания четырех курсов Никитин перевелся на военно-механическое отделение Ленинградского машиностроительного института.

В 1931 г. молодой специалист Григорий Никитин окончил институт и получил назначение на работу в проектно-конструкторское бюро (ПКБ) Тульского оружейного завода Наркомата оборонной промышленности СССР. В это время там работали над 7,62-мм авиационным пулеметом ШКАС конструкторы Б. Г. Шпитальный и И. А. Комарицкий. Несмотря на явную перспективность этого образца, он оказался крайне сложным и потребовал массы усилий конструкторов и технологов, направленных на поиск оптимальных технических решений, на повышение живучести оружия. Самое активное участие принял в этой работе и Г. И. Никитин, набираясь столь необходимого ему в конструкторской работе практического опыта. Ему, молодому инженеру, приходилось заниматься производством различных расчетов, проектированием вспомогательных приборов и приспособлений. Участвовал он и в исследовании опытных образцов автоматического стрелкового оружия.

12,7-мм крупнокалиберный танковый пулемет НСВТ-12,7

12,7-мм крупнокалиберный танковый пулемет НСВТ-12,7

Впоследствии, вспоминая начало своей конструкторской деятельности, Никитин писал: «С первых дней своей работы в конструкторском бюро я сразу столкнулся с практической работой. Старые конструкторы Токарев Ф. В., Коровин С. А., Третьяков П. П. нас встретили хорошо. В детстве я часто слышал разговоры братьев, рабочих Сестрорецкого оружейного завода, об изобретателях, работавших в то время на заводе: Токареве Ф.В., Федорове В.Г., Коновалове В.П., Рощепее Я.У. Думал ли я тогда, что мне придется встречаться с ними, а с некоторыми работать. В бюро на нас смотрели как на теоретически подкованных молодых специалистов. Мы были первыми учениками А. А. Благонравова. К нам часто обращались с просьбой переделать тот или иной расчет. Мне, как молодому инженеру, пришлось заняться внедрением методов исследования образцов, проектированием для этого необходимых приборов, разработкой отсутствующих в литературе формул для расчета специфических пружин (многожильные пружины, пружины коробчатых магазинов). Необходимо отметить, что многожильные цилиндрические пружины впервые в оружейной практике применены в Советском Союзе в 1932-1933 гг., и только после испанских событий появились на германских и американских образцах. В дальнейшем мне приходилось и в роли исследователя, и в роли конструктора работать над многими изделиями, проектировавшимися в нашем бюро».

Никитину довелось встречаться по работе с В. Г. Федоровым, Ф. В. Токаревым и другими опытными оружейниками. Позже он в составе отдельной группы ЦКБ-14 (как стало называться ПКБ после выделения его из состава Тульского оружейного завода) участвует в работе известного конструктора авиационного вооружения М. Е. Березина над 12,7-мм универсальным пулеметом УБ. Этот пулемет, созданный в турельном, крыльевом и синхронном вариантах (УБТ, УБК и УБС), был принят на вооружение советских ВВС в 1941 г. При этом большая часть узлов и деталей всех трех модификаций была унифицирована.

7,62-мм единый пулемет Гаранина 2Б-П-10 на сошке. Ротный вариант. Опытный образец 1955 г.

7,62-мм единый пулемет Гаранина 2Б-П-10 на сошке. Ротный вариант.
Опытный образец 1955 г.

Одним из наиболее ярких эпизодов в творческой биографии конструктора Никитина является его участие в разработке группового автоматического оружия – единого пулемета. Почему именно в 1950-е возник интерес Министерства Обороны СССР и конструкторов-оружейников к созданию единого пулемета? Ведь на вооружении к тому времени находились несколько образцов, неплохо себя зарекомендовавших. Наряду с давно устаревшим, тяжелым станковым пулеметом «Максим» обр. 1910 г. и не очень удачным ротным пулеметом РП-46 на вооружении Советской Армии состоял модернизированный станковый пулемет конструкции Горюнова СГМ. Он имел легкий треножный станок Сидоренко-Малиновского, в его конструкции были устранены недостатки, выявленные в ходе Великой Отечественной войны. Однако в результате обобщения опыта боевого применения стрелкового оружия встал вопрос о том, что необходимо объединение боевых свойств состоявших на вооружении пехоты ручного и станкового пулеметов. Требовалось спроектировать и создать такой унифицированный образец, в котором могли сочетаться легкость и высокие маневренные свойства «ручника» с мощностью «станкача». Такой пулемет и получил название «единый».

7,62-мм единый пулемет Гаранина 2Б-П-45 на сошке. Ротный вариант. Опытный образец 1958 г.

7,62-мм единый пулемет Гаранина 2Б-П-45 на сошке. Ротный вариант.
Опытный образец 1958 г.

Идея «единого» принадлежит В. Г. Федорову, предложившему еще в начале 1920-х варианты пехотного пулемета, который в зависимости от установки – на сошке или на легком полевом станке – мог использоваться как ручной или станковый. Известны также и разработки, проводившиеся в СССР в 1930-х, связанные с установкой ручного пулемета Дегтярева ДП на легкие станки. Спустя несколько лет эта идея была почти одновременно подхвачена в Дании и Чехословакии, а затем в Германии.

Работа над созданием единого пулемета проводилась в нашей стране в двух направлениях. С одной стороны, было признано целесообразным создать такую конструкцию на базе состоящих на вооружении пулеметов, что давало возможность сокращения сроков проектирования системы, освоения ее промышленностью, не требовало переучивания войск. Но с другой стороны, нельзя было игнорировать опыт прошлого, когда при решении вопроса о принятии на вооружение Красной Армии ручного пулемета победила не переделочная система Максима-Токарева, а вновь созданный образец ДП-27.

7,62-мм единый пулемет Гаранина 2Б-П-45 на станке-треноге Маркова. Батальонный вариант. Опытный образец 1958 г.

7,62-мм единый пулемет Гаранина 2Б-П-45 на станке-треноге Маркова.
Батальонный вариант. Опытный образец 1958 г.

После окончания Великой Отечественной войны объем работ по созданию новых систем стрелкового оружия в КБ-2 возрос. В 1946 г. ГАУ утверждает тактико-технические требования №3230 на единый пулемет для замены станковых «Максима» и СГ-43. А уже в 1947 г. проводятся заводские и полигонные испытания такого пулемета, разработанного конструктором КБ-2 Г. С. Гараниным. Его автоматика работала по принципу отвода пороховых газов через отверстие в стенке неподвижного ствола. Запирание канала ствола осуществлялось двумя боевыми выступами поворотного затвора. Питание патронами – с прямой подачей из металлической ленты открытого типа.

Пулемет был представлен на испытания в трех вариантах: на сошке, на треножном и колесном станках.

По результатам испытаний пулеметов Гаранина полигон НИПСВО дал отрицательное заключение, заканчивающееся словами: «Дальнейшая работа над этим пулеметом нецелесообразна.»

В то же время, в отчете, составленном инженером-подполковником И.И. Кнышем, давался анализ общего состояния работ по разработке единых пулеметов:

«…Вопрос о едином пулемете на данной ступени развития оружейной техники является весьма важным. Он обуславливается теми огромными преимуществами, которые получаются в случае принятия на вооружение армии единого пулемета. Эти преимущества следующие:

  1. Получается значительный экономический эффект при производстве и ремонте этого вида оружия, т. к. в этом случае будет единое производство для ручных, станковых и танковых пулеметов.
  2. Упрощается обучение пулеметных расчетов.
  3. Упрощается система снабжения армии…»

Несмотря на неудачу с пулеметом Гаранина, сама идея не пропала. Но хотя тема и не была закрыта, все же работы по созданию нового единого пулемета были отложены на неопределенное время.

Юрий Михайлович Соколов

Юрий Михайлович
Соколов

Несколько лет спустя к этой идее вернулись. Так, в 1953 г. в инициативном порядке тульский конструктор Г. И. Никитин приступил к работе над своей системой единого пулемета под 7,62-мм винтовочный патрон. Однако официально она была одобрена лишь после утверждения 31 декабря 1955 г. тактико-технических требований ГАУ на «7,62-мм единый ротный и батальонный пулемет под винтовочный патрон». Никитин создает несколько опытных образцов. В этой работе, наряду с Григорием Ивановичем, непосредственное участие принял молодой инженер Юрий Михайлович Соколов, пришедший в ЦКБ-14 после окончания в 1954 г. Тульского механического института.

Он проявил себя способным конструктором, активно участвовал в решении целого ряда вопросов – по устройству ствола, ствольной коробки, спускового механизма, приклада, станка. Так началось творческое содружество Никитина и Соколова.

20 июня 1955 г. Управление стрелкового и минометного вооружения ГАУ рассматривало представленные эскизные проекты единых пулеметов, представленных как тульским конструкторским бюро (пулемет Никитина и пулемет Силина и Перерушева, разработанный на базе СГМ), так и ковровским конструкторским бюро ОКБ-575.

Позднее Г. И. Никитин так вспоминал историю создания единого пулемета: «В 1953-1958 гг. мною совместно с Ю. М. Соколовым проводилась работа по созданию единого пулемета. Были спроектированы, изготовлены и испытаны несколько образцов. В результате этих работ и испытаний был решен ряд спорных вопросов о том, каким должен быть будущий образец. Были решены вопросы о прикладе, стволе, магазинных коробках, о станке, спусковом механизме. В 1958 г. единый пулемет нашей конструкции проходил войсковые испытания. Он получил положительную оценку, после чего была изготовлена большая серия таких пулеметов».

7,62-мм единый пулемет Никитина-Соколова на сошке. Ротный вариант. Опытный образец 1958 г.

7,62-мм единый пулемет Никитина-Соколова на сошке. Ротный вариант.
Опытный образец 1958 г.

Автоматика единого пулемета системы Никитина-Соколова работала по принципу отвода части пороховых газов из канала ствола с «отсечкой» этих газов. Запирание осуществлялось при повороте затвора. Питание патронами – прямой подачей из металлической ленты специальной конструкции емкостью 100 и 200 патронов. Подающий механизм был выполнен в виде рычага с подающими пальцами, приводящегося в движение скосом затворной рамы. Ударный механизм работал от возвратно-боевой пружины. В пулемете использовалась новая система отсечки пороховых газов, обеспечивающая оптимальное отведение пороховых газов из канала ствола и их воздействие на затворную раму на значительном участке ее перемещения.

Первые заводские и полигонные испытания 7,62-мм единого (ротного и батальонного) легкого пулемета конструкции Никитина-Соколова проводились уже в 1956 г. В конкурсе приняли участие и другие легкие единые пулеметы, в том числе Гаранина и Силина-Перерушева. В результате испытаний пулемет Никитина-Coколова был рекомендован на дальнейшую доработку, доработка же пулеметов конкурентов была признана нецелесообразной. В отчете по испытаниям было отмечено: «… По кучности боя пулемет конструкции Гаранина не удовлетворяет ТТТ. По надежности действия при сухих деталях, протертых запыленных и 5-суточной стрельбе без чистки пулемет Гаранина не удовлетворил ТТТ и уступает пулемету Никитина». Пулемет Силина-Перерушева не прошел испытания из-за большого количества поперечных разрывов гильз.

К работе по созданию единого пулемета с солидным запозданием подключился и М. Т. Калашников.

Пулемет Никитина-Соколова на треножном станке Е.С. Саможенкова в 1958 г. успешно прошел полигонные испытания. По их результатам ГАУ принимает решение изготовить партию этих пулеметов для войсковых испытаний, а затем начать их серийное производство на Ковровском механическом заводе.

7,62-мм единый пулемет Никитина-Соколова на станке-треноге Саможенкова. Опытная модель 1958 г.

7,62-мм единый пулемет Никитина-Соколова на станке-треноге Саможенкова.
Опытная модель 1958 г.

Вот как описывал впоследствии эти дни основной конкурент тульских конструкторов М. Т. Калашников: «Чтобы выбрать новый путь в разработке системы, мы должны были, хотя бы в общих чертах, знать, чем сильно оружие нашего конкурента. Сделать это не составляло труда, поскольку образец Никитина-Соколова прошел войсковые испытания. Их единый пулемет по принципу действия автоматики принадлежал к системам с отводом пороховых газов через поперечное отверстие в стенке ствола, как это было у станкового пулемета СГ-43. Затвор запирался поворотом его с помощью паза на затворной раме. Ленточное питание пулемета они осуществляли из металлической коробки на 100 и 200 патронов. Интересным был подающий механизм – в виде рычага с подающими пальцами, работающего от скоса затворной рамы. Конструкторы применили оригинальную отсечку газа, обеспечивающую равномерное его воздействие на раму на большом пути ее перемещения. Достоинств у образца Никитина-Соколова было немало. Но имели место и недостатки, выявленные в ходе испытаний. Одна «особенность» пулемета отмечалась представителями главного заказчика как недопустимая при эксплуатации в боевых условиях. Стоило после стрельбы замочить пулемет в воде, как после этого первые два-три выстрела шли только одиночным огнем. Стреляющему после каждого одиночного выстрела приходилось перезаряжать оружие, то есть вручную ставить его на боевой взвод не менее двух-трех раз. Разработчики оружия не придавали большого значения подобной задержке. Представители ГАУ настаивали на ее устранении как можно быстрее. Вот тогда-то в Главном артиллерийском управлении и приняли решение о подключении к разработке новой системы нашего конструкторского бюро».

Вид сверху на ствольную коробку с приемником 7,62-мм единого пулемета Никитина-Соколова. Опытный образец 1958 г.

Вид сверху на ствольную коробку с приемником 7,62-мм
единого пулемета Никитина-Соколова. Опытный образец 1958 г.

Однако дальнейшие перспективы тульского единого пулемета оказались не столь радужны. Параллельным войсковым испытаниям опытных образцов Никитина-Соколова и Калашникова предстояло окончательно решить судьбу единого пулемета. Они состоялись в конце 1960 г. в Прибалтийском и Среднеазиатском военных округах и на офицерских курсах «Выстрел». Обе системы показали хорошие результаты и были практически равноценны.

Михаил Тимофеевич Калашников оставил очень подробные, хотя, не исключено, и весьма субъективные, воспоминания об этих последних испытаниях: «Представитель из соперничающего с нами КБ начал заметно нервничать. Замочку в арычной воде повторили. И вновь чихание образцов у них и нормальная автоматическая стрельба у нас.

По условиям испытаний стрельба из пулеметов велась так: сначала следовали в 3-4 выстрела короткие очереди, потом несколько длинных – 10-12 выстрелов. И вот во время одной из длинных очередей у наших конкурентов произошла задержка – перехлест ленты. Потом еще такая же задержка. Правда, вскоре они прекратились, стрельба пошла нормально.

… А тут еще другое произошло. Из-за сильной отдачи одному из солдат ушибло скулу лица. Выяснилось, что отсечка газа, обеспечивавшая улучшенное воздействие на раму на большом пути ее перемещения, если солдат не зафиксировал оружие в определенном положении, имела и отрицательный фактор. Отдача на затвор шла с весьма большим давлением и передавалась на приклад, который бил в скулу. Если в спокойной обстановке стреляющий мог прижать приклад как ему удобнее и обуздать отдачу, то в бою выбирать такое положение будет некогда и неизбежно может последовать травма лица».

Органы управления, приемник, прицел единого пулемета Никитина-Соколова. Опытный образец 1958 г.

Органы управления, приемник, прицел единого пулемета Никитина-Соколова.
Опытный образец 1958 г.

Таким образом, на чашу весов были положены, с одной стороны, удачная конструкция простого и технологичного в производстве пулемета Никитина-Соколова, имевшего мелкие недостатки, а на другую – конструкция Калашникова, уже зарекомендовавшая себя высокой надежностью в его аналогичных образцах ручных пулеметов и автоматов. ГАУ отдало предпочтение пулемету Калашникова, как более простому в обслуживании, а также надежному, особенно при преодолении водных преград и во время дождя. В 1961 году 7,62-мм единый пулемет Калашникова был принят на вооружение. В дальнейшем этот пулемет был поставлен на серийное производство вместо пулемета Никитина-Соколова.

В 1960 г. ЦКБ-14 разделили на Конструкторское бюро приборостроения (КПБ) и Центральное конструкторско-исследовательское бюро спортивного и охотничьего оружия (ЦКИБ СОО), куда перешел с частью конструкторского коллектива и Г. И. Никитин. В новом КБ Никитин продолжал заниматься вопросами проектирования автоматического стрелкового оружия, в том числе и крупнокалиберных пулеметов.

7,62-мм единый пулемет Калашникова на сошке. Ротный вариант. Опытный образец 1960 г. Первый вариант

7,62-мм единый пулемет Калашникова на сошке. Ротный вариант.
Опытный образец 1960 г. Первый вариант

В середине 1960-х современным требованиям полностью уже не отвечали отлично зарекомендовавший себя в годы Великой Отечественной войны 12,7-мм крупнокалиберный пулемет ДШК и его модернизированный вариант ДШКМ, которые в течение нескольких десятилетий находились на вооружении мотострелковых и танковых войск Советской Армии. Это оружие являлось мощным и эффективным средством для поражения легкобронированных наземных целей, а также для борьбы с воздушными целями противника, но к тому времени пехотные варианты этих крупнокалиберных пулеметов оказались в значительной степени устаревшими и очень сильно перетяжеленными (пулемет ДШКМ обр. 1938/46 гг. имел общую массу 157 кг). Возникла острая необходимость в создании современного крупнокалиберного пулемета на облегченном станке.

Владимир Иванович Волков

Владимир Иванович
Волков

В 1969 г. группе конструкторов ЦКИБ СОО в составе Г.И. Никитина, Ю.М. Соколова и В.И. Волкова было поручено проектирование 12,7-мм крупнокалиберного пулемета, отвечающего современным условиям. Формирование этого коллектива не было случайностью. Их совместная многолетняя работа и достигнутые при проектировании ряда образцов стрелкового оружия результаты послужили залогом успешного выполнения порученного задания.

Одним из основных требований к новому пулемету являлась простота его конструкции и использование новых технологий в процессе производства оружия. Ожидалось, что новый крупнокалиберный пулемет будет дешевле в изготовлении и менее металлоемким. Кроме того, упрощение конструкции должно было повысить надежность работы пулемета, особенно в затрудненных условиях. В качестве обязательного условия к новому образцу выдвигалось требование существенного уменьшения массогабаритных характеристик пулемета, а также разработка более легкого и удобного станка к нему. Руководство ГРАУ и Министерство оборонной промышленности сочли возможным отказаться от универсального станка в пользу более простого, предназначенного для ведения огня только по наземным целям. Это решение было обосновано тем, что как раз в это время в мотострелковые части и подразделения стали поступать новые средства для борьбы с воздушными целями – переносные зенитные ракетные комплексы. Однако уже вскоре появилось новое требование – о необходимости использовать крупнокалиберный пулемет в зенитном варианте и для борьбы с низколетящими воздушными целями.

7,62-мм единый пулемет Калашникова на сошке. Ротный вариант. Опытный образец 1960 г Второй вариант

7,62-мм единый пулемет Калашникова на сошке. Ротный вариант.
Опытный образец 1960 г Второй вариант

Новый пулемет для борьбы с легкобронированными (БТР и автомобили) и групповыми живыми целями на дальностях до 2000 м, огневыми точками, а также с низколетящими воздушными целями на наклонных дальностях до 1500 м было решено проектировать под наш стандартный крупнокалиберный патрон 12,7×108, имевший целую гамму пуль разнообразного назначения: Б-32 (бронебойно-зажигательная), БЗТ-44 (бронебойно-зажигательно-трассирующая) и МДЗ (зажигательная мгновенного действия).

Работая над созданием крупнокалиберного пулемета в рамках темы «Утес», тульские конструкторы критически анализировали ранее созданные ими опытные образцы и использовали некоторые удачные решения, найденные при их проектировании. Приходилось неоднократно переделывать уже готовые, казалось бы, детали и узлы, не считаясь с личным временем и затраченным трудом. В течение короткого времени – менее двух лет – появился опытный образец пулемета,

12,7-мм крупнокалиберный пулемет НСВС «Утес» с оптическим прицелом СПП на станке-треноге 6Т7

12,7-мм крупнокалиберный пулемет НСВС «Утес» с оптическим прицелом СПП
на станке-треноге 6Т7

Широкие испытания показали значительные преимущества 12,7-мм крупнокалиберного пулемета системы Никитина, Соколова и Волкова по сравнению с ДШКМ. Конструктивно многие механизмы были решены проще, чем в существовавших ранее пулеметах крупного калибра. В новом пулемете значительно надежнее работала автоматика в затрудненных условиях, при размещении в ограниченных объемах он выделял меньше пороховых газов, был проще по устройству.

Оружейникам из ЦКИБ СОО оказалось под силу добиться решения главной задачи – значительно упростить конструкцию и предусмотреть в изготовлении оружия использование новых прогрессивных технологий, а также существенно снизить его массу (вес тела нового пулемета составил 25 кг вместо 33,5 кг у ДШКМ). Новый крупнокалиберный пулемет получил обозначение по начальным буквам фамилий конструкторов и калибру – «НСВ-12,7».

Автоматика пулемета НСВ-12,7 действует за счет энергии отвода пороховых газов из канала ствола. Газоотводное устройство расположено под стволом. Надежности работы автоматики пулемета удалось добиться введением газового регулятора на два положения. Темп стрельбы составил 700-800 выстрелов в минуту.

Запирание канала ствола осуществляется перемещением всего затвора в горизонтальной плоскости. При подходе подвижных частей в переднее положение он перемещается влево и обеспечивает запирание канала ствола, взаимодействуя своими боевыми упорами с боевыми выступами вкладыша ствольной коробки. Шток газового поршня шарнирно соединен с затворной рамой. Для плавности работы автоматики она имеет направляющие ролики. В момент прихода затворной рамы в крайнее переднее положение серьга затвора ударяет по бойку, боек разбивает капсюль патрона. Так обеспечено предохранение от выстрела при не полностью закрытом затворе. Механизм запирания канала ствола у пулемета НСВ-12,7 оказался удачным, достаточно простым по устройству и надежным в работе.

12,7-мм крупнокалиберный пулемет НСВ-12,7 «Утес» на зенитном станке-треноге 6У6 в положении для стрельбы сидя

12,7-мм крупнокалиберный пулемет НСВ-12,7 «Утес» на зенитном
станке-треноге 6У6 в положении для стрельбы сидя

Ствол пулемета крепится в ствольной коробке с помощью замыкателя. После 100 выстрелов (50 выстрелов короткими очередями и 50 – непрерывной очередью) нагретый ствол должен быть охлажден или заменен запасным, Смена ствола производится без разборки пулемета, легко и быстро. На стволе имеется рукоятка для его переноски, отделения и присоединения.

Возвратно-боевая пружина размещена в канале затворной рамы. В задней части возвратного механизма установлена буферная пружина, смягчающая удар затворной рамы при движении ее назад. Ударный механизм ударникового типа, работает за счет энергии затворной рамы, движущейся под действием возвратной пружины и буферного устройства. Спусковой механизм с задним шепталом позволяет вести только автоматический огонь. Он расположен в отдельном корпусе сверху задней части ствольной коробки и приводится в действие толкателем. Управление стрельбой может осуществляться с помощью электроспуска или механического спуска. Флажковый предохранитель запирает шептало, удерживающее затворную раму. Рукоятка перезаряжания расположена справа и во время стрельбы остается неподвижной.

Прост по устройству и надежен в работе подающий механизм ползункового типа, приводимый в действие за счет движения затворной рамы. Движок подачи через рычаг подачи, серьгу и качалку взаимодействует с нижним наклонным выступом затворной рамы, обеспечивая перемещение ленты подающими пальцами. Подача патронов на приемное окно и съем звена ленты с патрона осуществляются при откате, а досылание патрона в патронник – при накате подвижных частей. Питание – из металлической ленты на 50 патронов, что обеспечивает боевую скорострельность 80-100 выстрелов в минуту. Лента может подаваться как с левой, так и с правой стороны.

12,7-мм крупнокалиберный пулемет НСВ-12,7 «Утес» на зенитном станке-треноге 6У6 в положении для стрельбы лежа

12,7-мм крупнокалиберный пулемет НСВ-12,7 «Утес» на зенитном
станке-треноге 6У6 в положении для стрельбы лежа

Пулемет НСВ-12,7 был разработан в трех вариантах.

Первый вариант представляет собой пулемет, установленный на треножном станке. Он получил обозначение НСВС-12,7. К пулемету НСВ-12,7 конструкторами Л. В. Степановым и К.А. Барышевым был создан легкий треножный станок 6Т7 массой 16 кг. В результате масса пулемета НСВС-12,7 со станком составляет 41 кг (пулемета ДШКМ на универсальном станке Колесникова – 157 кг). При таком значительном снижении массы пулемета и станка к нему конструкторы добились хорошей устойчивости системы при ведении автоматического огня. Пулемет крепится в люльке, на которой также смонтированы подпружиненный плечевой упор, пистолетная рукоятка, спусковой механизм, механизм перезаряжания, кронштейн прицела. Таким образом, органы управления стали принадлежностью станка, а не тела пулемета, что сделало это оружие более универсальным, а приклад и пистолетная рукоятка намного повысили удобство управления огнем.

Спусковой механизм станка воздействует на толкатель спускового механизма пулемета. Механизм наведения по горизонтали – секторный, по вертикали – стержневой. Станок позволяет вести стрельбу лежа, с колена, стоя из окопа, но, в отличие от станка Колесникова, использовавшегося в пулемете ДШКМ, не приспособлен для ведения зенитной стрельбы. Он складывается по-походному достаточно компактно и переносится на ремнях за спиной вторым номером расчета.

Устойчивости пулемета при автоматической стрельбе удалось достигнуть введением в конструкцию передней ноги станка пружинного амортизатора с откидным сошником для стрельбы с мягкого и среднего грунта, откидных клыков для твердого грунта, а также установкой в люльке подпружиненного откидного плечевого упора, позволившего вести стрельбу со станка без закрепления его на грунте. По баллистическим характеристикам, боевой скорострельности и, главное, по кучности боя пулемет НСВ-12,7 практически не уступает более тяжелому пулемету ДШКМ.

Эффективность стрельбы из крупнокалиберного пулемета в дневное время и в сумерках повысил входящий в комплект пулемета НСВС-12,7 оптический прицел СПП (стрелковый пулеметный прицел). При его неисправности или повреждении возможно использование открытого прицела с механизмом введения боковых поправок. Прицел СПП имеет переключаемую кратность увеличения 3х и 6х. В его поле зрения имеется дальномерная шкала, а в оптическую схему включен люминесцентный экран для обнаружения источников инфракрасного излучения.

В ночных условиях наблюдение за полем боя и прицеливание ведется с помощью ночного прицела 1ПН52-1. Он имеет надежную защиту от световых помех и комплектуется диафрагмой для стрельбы в условиях повышенной освещенности. Прицел 1ПН52-1 позволяет распознать бронеобъект на дальности до 700 м, а живую силу противника – до 300 м.

В 1971 г. была разработан второй вариант пулемета НСВ-12,7, представляющий собой зенитную пулеметную установку 6У6 конструкции Р.Я. Пурцена. Она состоит из тела пулемета, треноги с сошником и верхнего станка, вращающегося на 360°. В люльке станка монтируется пулемет, зенитный и наземный прицелы, сиденье, патронная коробка на 50 патронов, подъемный и поворотный механизмы, органы управления стрельбой – независимые ручной и ножной спуски. Масса установки составила 55 кг, а вместе с пулеметом и патронной коробкой – 92,5 кг. На ЗПУ монтируется коллиматорный зенитный прицел ОП-80 и оптический наземный ОП-81. Большие углы возвышения и склонения позволяют использовать установку 6У6 для стрельбы и по наземным целям; сиденье при этом используется в качестве приклада.

Третий, танковый, вариант пулемета получил обозначение НСВТ-12,7 Он используется без станка, на специальной установке в танке или другой боевой машине. Установка обеспечивает круговой обстрел наземных и воздушных целей при углах возвышения от -5 до +75°. Для стрельбы по воздушным целям используется коллиматорный прицел К10-Т, а по наземным – механический. Пулемет имеет электроспуск, позволяющий дистанционно управлять стрельбой.

12,7-мм крупнокалиберный пулемет НСВС «Утес» на станке-треноге 6Т7, смонтированный в долговременном оборонительном сооружении на специальной установки 6У10

12,7-мм крупнокалиберный пулемет НСВС «Утес» на станке-треноге 6Т7,
смонтированный в долговременном оборонительном сооружении
на специальной установки 6У10

Пулемет НСВ-12,7 был принят на вооружение Советской Армии в 1971 г., а в 1976 г. на вооружение Советской Армии принимаются разработанные под руководством Л.В. Степанова специальные установки 6У10 и 6У11, предназначенные для крепления пулемета со станком в амбразурах ДОТов и других сооружений. Эти конструкции дали возможность вместо специально разрабатываемых трудоемких стационарных установок применять штатные пехотные станки, которые могут легко демонтироваться от установки и использоваться пулеметным расчетом вне долговременного огневого сооружения.

Сорок лет эксплуатации НСВ-12,7 в войсках, его боевое применение в 1979-1989 гг. в Афганистане, а затем и в последовавших за этим многочисленных локальных конфликтах малой интенсивности на территории нашей многострадальной страны подтвердили положительные качества этого оружия.

В 1972 г. Григорий Иванович Никитин вышел на пенсию и от активной конструкторской деятельности отошел. Умер он в 1986 г. в возрасте 81 год. За выдающиеся заслуги в создании оружия Г. И. Никитин был награжден орденами Ленина, «Знак Почета» и рядом медалей; ему была присуждена очень почетная в среде отечественных оружейников премия имени С.И. Мосина.

Во всех образцах оружия, созданных этим талантливым тульским оружейником и его товарищами, как принятых на вооружение, так и оставшихся в опытных образцах, наиболее ярко были воплощены в жизнь передовые идеи проектирования современного автоматического оружия.

Сергей Монетчиков
Мир оружия 9-2005

Добавил: Mercenary | Просмотров: 222 | Рейтинг: 0.0/0 | Оценка: 
Поделиться ссылкой
Комментарии
Внимание
Добавлять комментарии могут
только зарегистрированные пользователи!


РЕГИСТРАЦИЯ | ВХОД


огнестрельное оружие, боеприпасы, приспособления и снаряжение

XIX - XXI вв
Сайт является частным собранием материалов по теме «стрелковое оружие и боеприпасы» и представляет
собой любительский информационно-образовательный ресурс. Вся информация получена из открытых источников.
Администрация не претендует на авторство использованных материалов. Все права принадлежат их правообладателям.
Администрация не несет ответственности за использование информации, фактов или мнений, размещенных на сайте.