Энциклопедия оружия (стрелковое огнестрельное оружие, боеприпасы, приспособления и снаряжение)
Навигация
Авторизация
нет данных
     
Забыл пароль | Регистрация
Закладки
Бесплатно
Последние материалы

Российская карьера ружья-пулемёта «Мадсен» (Часть I)

Ручной пулемёт Мадсена

На пути создания

Ручной пулемёт Мадсена стал результатом работ над автоматической винтовкой. В 1886 г. в Дании прошла испытания «автоматическая» (самозарядная) винтовка, конструкция которой приписывается Юлиусу Александру Расмуссену. Винтовку забраковали, и год спустя появился улучшенный образец. Его испытали не только в Дании, но и в России, однако отвергли – в то время ещё и магазинные винтовки вызывали споры. В 1890 г. винтовку переработал лейтенант датской армии Йенс Торринг Скоуба (иначе – Йенс Теодор, для фамилии Schouboe в нашей литературе используются также в транскрипции Шубё и Шоубое). В 1896 г. его самозарядную винтовку приняли на вооружение датской морской пехоты. В этом варианте оружие успеха не имело, что неудивительно, и вскоре его переделали в лёгкий пулемёт с сошкой и возможностью установки на треножный станок.

Самозарядная винтовка М1896 системы Шоубо, состоявшая
 на вооружении датской морской пехоты и ставшая основой для ручных 
пулеметов Мадсен

Самозарядная винтовка М1896 системы Шоубо, состоявшая на
вооружении датской морской пехоты и ставшая основой
для ручных пулеметов Мадсен

Эта работа была проделана под руководством директора Королевского оружейного завода в Копенгагене Расмуссена, который 15 июня 1899 г. подал заявку на патент, но затем продал его компании Dansk Rekyl Riffle Syndikat («Данск Рекюлриффель Сюндикат», далее – «Синдикат») там же в Копенгагене.

Ручной пулемет Madsen модели 1902 года

Ручной пулемет Madsen модели 1902 года

С 1900 г. «Синдикат» начал производство пулемёта. 14 февраля 1902 г. Скоуба запатентовал усовершенствованную схему пулемёта. Схожая участь постигнет позже автоматические винтовки Фёдорова, Браунинга, Фаркауера и карабин Дегтярёва, они тоже будут основой для ручных пулемётов. В работах над лёгким автоматическим оружием вместе с Расмуссеном участвовал капитан артиллерии Вильгельм Герман Олаф Мадсен (Vilhelm Herman Oluf Madsen). Став в 1901 г. военным министром Дании, а в 1903 г. – генералом, Мадсен активно продвигал новый лёгкий пулемёт как на вооружение датской армии, так и на внешний рынок. Благодаря участию Мадсена в доведении и продвижении оружия, оно получило известность как «пулемёт генерала Мадсена».

«Мадсен» в России

Начавшаяся в январе 1904 г. русско-японская война очень скоро поставила вопрос о снабжении армии пулемётами на одно из первых мест. В то время Русская армия располагала пулемётами Максима, в основном, на тяжёлых колёсных установках. Более маневренных пулемётов на треножных станках, перевозимых на двуколках или во вьюках, было мало, а быстро заготовить их не представлялось возможным. Между тем срочно нужен был лёгкий тип пулемёта – для кавалерийских частей, действовавших на театре военных действий.

Madsen модели 1903 года

Madsen модели 1903 года

Madsen модели 1903 года

Надо сказать, что вопрос о лёгких пулемётах был для русского военного ведомства не нов. Ещё в 1897 г. в Туркестанском округе кавалерия испытывала облегчённые пулемёты Максима на треногах. В 1900 г. в России испытывался пулемёт отставного ротмистра австрийской службы барона Одколека фон Аугезда с газовым двигателем автоматики, своеобразной схемой «ленточного» питания (в качестве ленты использовался простой шнур, на котором патроны крепились узелками), плечевым упором и «низкой двуногой». Пулемёт испытали на Главном артиллерийском полигоне и в Офицерской стрелковой школе, после чего по приказу военного министра Куропаткина Одколеку предоставили возможность на казённые средства приспособить свою систему под русский патрон и довести до ума на Сестрорецком оружейном заводе. Однако девятимесячные работы Одколека не дали пригодной модели. Он вернулся в Австро-Венгрию, где продолжил работу на заводе «Шкода». Позднее система Одколека, закупленная и доработанная французами, воплотилась в станковом пулемёте «Гочкис».

«Гочкис»

«Гочкис»

«Максим»

«Максим»

К 1904 г. практически единственным на рынке образцом лёгкого пулемета был пулемёт Мадсена – первый в истории серийный ручной пулемёт. В России этот тип оружия получил название «ружьё-пулемёт», перевод французского – fusil-mitrailleur.

В сентябре 1904 г. на Главном артиллерийском полигоне и в Офицерской стрелковой школе испытали «Мадсен», полученный через представителя «Синдиката» в Санкт-Петербурге А.И. Палтова. Начальник Офицерской стрелковой школы отметил, что «ружьё-пулемёт…обладая вполне хорошей меткостью, отличается лёгкостью, подвижностью, удобоприменяемостью к местности и вместе с тем представляет малую цель, почему несомненно принесёт пользу армии». Инспектор кавалерии просил безотлагательно заказать 200-250 ружей-пулемётов Мадсена.

15 сентября 1904 г. (по старому стилю) заключили первый контракт с «Синдикатом» на поставку 50 ружей-пулемётов под русский 7,62-мм винтовочный патрон, с прицелом, насечённым до 2400 шагов (1704 м). В соответствии с положением Военного Совета от 5 февраля 1905 г. был заключён контракт на поставку ещё 200 ружей-пулемётов. Они закупались вместе с вьючными сёдлами, кобурами, парными седельными сумками и патронными вьюками. Для заводских испытаний пулеметов в Копенгаген отправляли русские трёхлинейные винтовочные патроны со складов окружного артиллерийского управления Петербургского военного округа.

Ручной пулемет Мадсена

Характерно, что «общественное мнение» России предпочитало объяснять выбор датской модели не её качествами, а влиянием вдовствующей императрицы Марии Фёдоровны – бывшей датской принцессы Дагмары.

Поскольку Дания, как нейтральное государство, не могла поставлять оружие воюющей державе, поставки держались в секрете, а оружие получило обезличенное название «ружьё-пулемёт обр. 1902 г.». Первые партии шли через Штеттин и русско-австрийскую границу, затем – через Ревельскую и Санкт-Петербургскую таможню как частный груз, в ящиках с надписью: «Железные изделия». Случались и накладки. Так, пришлось тихо улаживать дело с консульством Германии: германский подданный Гессе также пытался выступить посредником «Синдиката» и подал жалобу в связи с несвоевременным возвращением представленного им образца. А 17 апреля 1905 г. Ревельская таможня, не получив вовремя соответствующих документов, вскрыла ящик Р187/204 и обнаружила там «пулемёты ручные» (пожалуй, единственный в то время случай, когда был использован термин «ручной пулемёт»). Возникло подозрение, что оружие может предназначаться для революционеров (не так уж необоснованно – чуть позже революционеры наладили каналы нелегальных поставок оружия в Россию почти по тем же маршрутам). Эпизод с таможней ГАУ уладило. Часть пулемётов поставила лондонская «Рексер Армз Компани» (Rexer Arms Company), из-за чего оружие упоминается и как «пулемёт Рексер».

Приём ружей-пулемётов осуществляла специальная комиссия Офицерской стрелковой школы под председательством Начальника Ружейного полигона полковника Н.М. Филатова. В комиссию вошли полковник Воробьёв, капитан Синицын, штабс-капитан Кабаков. Первые пришедшие из Дании пулемёты на месте переделывались заменой приклада и установкой новой планки прицела рабочими, командированными на полигон с Сестрорецкого завода. Предназначалось оружие для конно-пулемётных команд, формирование которых было проведено по Главному Штабу в ноябре 1904 г. Команда по штату включала 27 человек, 40 лошадей, имела шесть ружей-пулемётов и три двуколки. Конно-пулемётные команды начали формироваться при Гвардейской кавалерии и проходили обучение в Офицерской стрелковой школе (где уже обучались ездящие и вьючные команды с пулемётами «Максим»), снабжение их упряжью лежало на ГАУ. Прорабатывался вопрос и о выдаче ружей-пулемётов пехотным подразделениям – опыт боёв в Маньчжурии требовал снабжения частей пулемётами, быстро перемещаемыми с одной позиции на другую и легко маскируемыми.

Командующий генерал Линевич 20 июня 1905 г. телеграфировал в ГАУ: «Пулемётные ружья…ни в каком случае не могут заменить пулемёты…Однако в виду медленности посылки пулемётных рот, считаю весьма желательным посылку пулемётных ружей образца гвардейских команд (т.е. обр. 1902 г. – С.Ф.) по два ружья на батальон» (до этого в пехотную дивизию входила одна пулемётная рота, вооружённая пулемётами «Максим»).

Из доставленных 250 ружей-пулемётов к октябрю 1905 г. 210 были распределены по 35 конно-пулемётным командам, прошедшим подготовку в Офицерской стрелковой школе, 40 оставлены в стрелковой школе (включая 12 в двух пеше-пулемётных командах школы). В то же время в частях регулярной кавалерии и полках Кавказской сводной казачьей дивизии на Дальнем Востоке сформировали ещё 24 конно-пулемётные команды, но вьючных пулемётов для них не хватало.

Ружьями-пулемётами заинтересовалась и пограничная стража. 14 апреля 1905 г. командир Отдельного Корпуса Пограничной стражи подал запрос об условиях поставки «пулемётов т.н. Датской системы». Все переговоры могли идти только через ГАУ, и 11 мая Штаб Отдельного Корпуса обратился в ГАУ с просьбой «принять на себя труд заказать…для Заамурского округа 24 пулемёта», потребных «для обороны мостов, тоннелей и других сооружений Восточно-Китайской железной дороги». 23 июня шеф Отдельного Корпуса Пограничной стражи Коковцев получил «соизволение» израсходовать на эти нужды 30 тысяч рублей на счёт Общества КВЖД». Особый заказ выдали, ружья были поставлены в октябре.

9 июля 1905 г. с «Синдикатом» заключили третий контракт – на поставку военному министерству 1000 ружей-пулемётов, 100 тысяч магазинов и 125 «снаряжателей». Но 23 августа Россия и Япония подписали Портсмутский договор, и эти 1000 ружей-пулемётов, поставка которых из-за «беспорядков в наших прибалтийских губерниях» была завершена только к концу 1906 г., «остались без назначения».

Тем временем разворачивались иные события, и ружья-пулемёты пригодились уже на «внутреннем фронте». Размах революционных выступлений и вспышки недовольства превосходили возможности полиции и Корпуса жандармов. Правительство привлекало к их подавлению войска, включая пулемётные команды.

В декабре 1905 г. Главнокомандующий Войсками Гвардии и Петербургского военного округа «соизволил признать желательным» выдать шесть ружей-пулемётов в Петербургскую крепость для «обеспечения этой крепости от нападения толпы». Он же приказал вооружить ружьями-пулемётами четыре отделения «для восстановления движения по… железным дорогам на случай забастовки на них». Тогда же по три ружья-пулемёта выдали в каждый эскадрон Гвардейской кавалерии, ещё два – в Псков в распоряжение начальника 24-й пехотной дивизии, восемь – во 2-й батальон Петербургского гвардейского стрелкового полка. «Ведомость материальной части ружей-пулемётов обр. 1902 г., выданных из Офицерской стрелковой школы» на февраль 1916 г., свидетельствует, что 110 ружей-пулемётов были розданы кавалерийским и казачьим частям лейб-гвардии, как наиболее надёжным войскам. Широкое привлечение казаков к подавлению революционных выступлений и местного сепаратизма вызывало опасение нападений на казачьи станицы. И 3 февраля 1906 г. Военный Совет решил «отпустить Донскому казачьему войску 60 пулемётов Мадсена… для самообороны станиц».

Не меньшую тревогу испытывали и владельцы крупных имений, начавшие даже формировать «военные команды». Предводитель московского дворянства князь Трубецкой закупил у Военного министерства «для охраны имения в Херсонской губернии» ружьё-пулемёт «Мадсен» с патронами. Характерно, что после окончания I мировой войны оружие чаще упоминали в документах уже под «собственным» именем.

Интересно и замечание, сделанное В.И. Лениным в 1906 г. в статье «Уроки Московского восстания»: «Японская война выдвинула ручную гранату. Оружейная фабрика выпустила на рынок автоматическое ружьё. И та, и другое начали уже с успехом применяться в русской революции (!), но далеко в недостаточных количествах».

Устройство ружья-пулемета

Автоматика ружья-пулемёта «Мадсен» имела откатный двигатель и работала по схеме отдачи ствола с коротким ходом. Подвижная система монтировалась внутри короба с кожухом ствола, сзади и снизу короб закрывался затыльником с прикладом. Охлаждение ствола – воздушное. Ствол, снабжённый поперечным оребрением по всей длине, крепился в ствольной коробке винтовым соединением.

Устройство ружья-пулемета Мадсена

Наиболее оригинальной чертой конструкции был узел запирания. Запирание канала ствола осуществлялось качающимся в вертикальной плоскости затвором сложной формы, ось которого крепилась в ствольной коробке – в определённом смысле тут была автоматизирована система качающегося затвора Мартини. При ходе подвижной системы внутри неподвижного короба выступ затвора скользил по фигурному пазу направляющей планки короба. При откате под действием отдачи выступ, попадая в наклонный участок паза, поднимал затвор, отпирая канал ствола. При этом выбрасыватель, смонтированный в нижнем приливе ствола, наталкивался на вкладыш затыльника, поворачивался, извлекал стреляную гильзу из патронника и выбрасывал её из короба вниз. Затем затвор, дойдя до наклонной ветви паза, усилием пластинчатой пружины на внутренней стороне крышки короба опускался в нижнее положение, при этом открывал приёмник, куда опускался следующий патрон из магазина. В переднее положение подвижная система возвращалась возвратной пружиной, воздействующей на неё через особый рычаг. При обратном движении подвижной системы патрон досылался в патронник специальным досылателем, затем затвор приподнимался и запирал канал ствола. Узел запирания с качающимся затвором обеспечивал надёжное запирание и позволял укоротить короб – затвор не отходит от ствола в продольном направлении, длина отката подвижной системы всего около 50 мм, то есть меньше длины патрона. Но это потребовало введения специального выбрасывателя и досылателя и в целом привело к усложнению конструкции оружия.

Устройство 
ружья-пулемета Мадсена

Отъёмный коробчатый магазин секторной формы вместимостью 25 патронов устанавливался сверху со смещением влево и фиксировался защёлкой и пластинчатой пружиной (верхнее положение магазина, удобное для его быстрой смены на позиции и предотвращающее цепляние за грунт, будет и позже использоваться в ручных пулемётах). Патрон подавался из магазина через поворотный отсекатель – при откате подвижной системы отсекатель поворачивался влево и пропускал очередной патрон в приёмник. Досылатель представлял собой качающийся в вертикальной плоскости фигурный рычаг, укреплённый на оси в ствольной коробке. При возврате подвижной системы вперёд досылатель набегал вилкой своего нижнего плеча на овальный выступ затыльника и поворачивался, при этом длинное верхнее плечо досылало следующий патрон в патронник ствола по пазу в верхней части затвора до того, как затвор поднимался и запирал канал ствола. Патрон при подаче двигался по столь сложной траектории, а цикл автоматики требовал синхронизации движения такого количества деталей, что бытовала шутка – дескать, самым примечательным в системе «Мадсен» было не то, что она работала хорошо, а то, что она вообще работала. Тем не менее пулемёт действовал вполне надёжно, что можно отнести на счёт качественного, хотя и довольно дорого, изготовления. Сравнительно низкий темп стрельбы не слишком отвечал задачам пулемёта (по крайней мере, с позиций того времени), зато делал его легче управляемым, а в сочетании с массивностью системы ещё и способствовал меткости стрельбы, что, видимо, сказалось на популярности «Мадсенов».

Устройство 
ружья-пулемета Мадсена

Ударно-спусковой механизм – куркового типа, с винтовой боевой пружиной. Ударник монтировался в сквозном канале затвора, курок с боевой пружиной и её направляющим стержнем – в затыльнике, спусковой механизм – на предохранительной скобе. УСМ допускал одиночный и автоматический огонь; переводчик находился в задней части спусковой скобы и при повороте вперёд («одиночный огонь») ограничивал поворот спускового крючка. При нажатии на спусковой крючок опускался разобщитель, следом опускался спусковой рычаг с шепталом, последний снимал курок с боевого взвода. При откате подвижной системы рычаг возвратного механизма, поворачиваясь, своим кулачком отводил вперёд разобщитель, который освобождал спусковой рычаг, тот поднимался и перехватывал своим шепталом курок. При повороте переводчика назад (вдоль спусковой скобы) спусковой крючок поворачивался назад до отказа, при этом вперёд выдвигался ползун – он воспринимал давление кулачка рычага возвратного механизма, спусковой рычаг опускался, освобождая курок с боевого взвода. Так вёлся автоматический огонь. Смонтированный в затыльнике флажковый предохранитель блокировал спусковой рычаг. С правой стороны затыльника находилась качающаяся рукоятка заряжания, при стрельбе она оставалась неподвижной, фиксируясь в переднем положении на особой стойке короба.

Устройство 
ружья-пулемета Мадсена

На кожухе ствола со смещением вправо крепились мушка и секторный прицел. Имелась выточка под обойму сошки. Ноги сошки – прямые, с плоскими остриями и откидными опорами. Приклад – деревянный, с пистолетным выступом шейки и откидным металлическим наплечником. Всего конструкция включала 98 деталей.

Устройство 
ружья-пулемета Мадсена

Порядок разряжания ручного пулемёта «Мадсен»:

  1. включить предохранитель, повернув его флажок (слева над спусковой скобой) вверх;
  2. отделить магазин, нажав на защёлку позади него;
  3. повернуть рукоятку заряжания до отказа назад;
  4. выключить предохранитель;
  5. нажать на спусковой крючок.
Порядок неполной разборки ручного пулемёта «Мадсен»:
  1. разрядить пулемёт;
  2. открыть крышку короба, для чего нажать ее защёлку вперёд;
  3. отделить затыльник, для чего отвинтить его замыкатель;
  4. извлечь подвижную систему из короба;
  5. отделить досылатель, вытолкнув его ось;
  6. вынуть ось затвора и отделить затвор от ствольной коробки;
  7. отделить предохранительную скобу, вынув предохранитель;
  8. сборку производить в обратном порядке.
Устройство 
ружья-пулемета Мадсена

Тактико-технические характеристики ружья-пулемёта «Мадсен» («ружья-пулемёта обр. 1902 г.»)

  • Патрон – 7,62-мм обр. 1891 г. (7,62х54R)
  • Масса пулемёта со снаряженным магазином и сошкой, кг – 8,92
  • Длина пулемёта, мм – 1120
  • Длина ствола, мм – 590
  • Масса ствола, кг – 2,2
  • Масса затвора, кг – 0,95
  • Нарезы – 4 правосторонние, прямоугольные
  • Длина хода нарезов, мм – 240
  • Длина прицельной линии, мм – 547
  • Прицельная дальность, м – 1704 (2400 шагов)
  • Темп стрельбы, выстр/мин – 400
  • Боевая скорострельность, выстр/мин – 180-200
  • Высота линии огня, мм – 675
  • Питание – коробчатый магазин, патронов – 25
  • Масса пустого магазина, кг – 0,4
  • Масса сошки, кг – 0,5
Устройство 
ружья-пулемета Мадсена

После русско-японской войны

В литературе утвердилось мнение, что ружья-пулемёты не были оценены по достоинству и почти сразу после русско-японской войны переданы в крепости. Но дело обстояло несколько иначе.

Действительно, в постановлении Совета Государственной обороны, «высочайше утверждённом» 10 июля 1905 г. (через день после последнего заказа ружей-пулемётов), признавалось необходимым «принять в кавалерии пулемёт, одинаковой с пулемётом в пехоте системы Максима вьючный». С другой стороны, в отзыве, данном по опыту применения «мадсенов» частями 1-го сибирского корпуса, указывалось: «Ружья-пулемёты (датского образца), как не имеющие станка и холодильника, оказались малопригодными…При стрельбе они дают сильный удар в плечо, что при учащённой стрельбе заметно отражается на меткости стрельбы, утомляет стрелка и вместе с тем отзывается и на управлении огнём». Ружья-пулемёты рассматривались пока как временная замена «настоящих», то есть станковых пулемётов, способных развивать интенсивный огонь и с достаточно большой прицельной дальностью. Считалось, что это «собственно не пулемёт, а тяжёлое автоматическое ружьё, перевозимое, вместе с некоторым запасом патронов, на седле, при всаднике». Неудивительно, что при данном отношении они вызывали определённое разочарование. Указывались и такие недостатки, как порча и заклинивание ствола при стрельбе, быстрый нагрев и невозможность быстрой смены ствола (которая требовалась после 400-500 выстрелов), невзаимозаменяемость запасных частей. К тому же сложная система с большим количеством мелких частей требовала продолжительного обучения пулемётчиков.

В.А. Дегтярёв, служивший в те годы в мастерских Ружейного полигона, вспоминал, что после русско-японской войны Мадсен лично привозил в Россию новую модель пулемёта. Но заказов не последовало.

Тем временем, в 1906 г., начали отпуск оставшихся ружей-пулемётов в кавалерийские и первоочередные казачьи части сначала Кавказского, а затем и других округов из расчёта по шесть боевых и одно учебное ружьё-пулемёт на полк. Полкам отпускались также деньги на самостоятельную заготовку кожаных кобур и патронных сумок, что, кстати, вызвало протест «Синдиката», увидевшего в заказе этих изделий в России нарушение своих прав. В 1908 г. «ввиду осложнений на Персидской границе» ружья-пулемёты отпустили и второочередным казачьим полкам Кавказского округа.

Конно-пулемётные команды приняли участие уже в первых пулемётных сборах осенью 1906 г. На Ружейном полигоне Офицерской стрелковой школы в 1907 г. прорабатывалась возможность установки ружья-пулемёта обр. 1902 г. на испытывавшийся в России бронеавтомобиль французской фирмы «Шаррон, Жирардо и Вуа». В том же году интерес к ружью-пулемёту проявило и Морское министерство. То есть изучалась возможность дальнейшего применения ружей-пулемётов. Для обучения расчётов в 1909 г. к «Мадсену» разработали надульник для холостой стрельбы, но его применение увеличивало износ деталей пулемёта. Ремонт ружей-пулемётов производил Императорский Тульский оружейный завод, но запасных частей на нём не производили, и в 1910. пришлось специально заказывать их «Синдикату». Из войск приходили запросы «не признаётся ли возможным заменить…пулемётные ружья пулемётами системы вьючных пулемётных рот» («максимами» на треногах).

Таблица 1

Таблица 1

В 1909 г. генерал-майор С.И. Федоров, состоявший при Инспекторе стрелковой части в войсках и немало занимавшийся тактическими вопросами применения автоматического оружия, был командирован за границу для ознакомления с постановкой пулемётного дела, включая вопрос о пулемётах в кавалерии. Оказалось, что в разных странах этот вопрос решался различно: ружья-пулемёты «Мадсен» приняты были в Дании (по три на эскадрон), Норвегии, Швеции, в Германии в обстановке большой секретности делались с ними опыты, в других странах испытывали облегчённые станковые пулемёты (Максима, Шварцлозе).

В России вопрос о пулемётах для кавалерии был разрешён после принятия к пулемёту Максима обр. 1910 г. полевого станка полковника Соколова. Конструкция позволяла перевозить пулемёт и станок в двух вьюках, потому решено было заменить ружьё-пулемёт обр. 1902 г. в кавалерии пулемётом обр. 1910 г. Главный Штаб разработал 21 мая 1910 г. штаты конно-пулемётных команд (по четыре пулемёта «Максим»), а оставшиеся команды с ружьями-пулемётами обр. 1902 г. для отличия стали именовать «ружейно-пулемётными».

К 1 января 1911 г. в 137 кавалерийских, конных и казачьих полках и четырёх казачьих дивизионах оставалось на вооружении 874 ружья-пулемёта. В большинстве полков было по шесть ружей-пулемётов, но некоторые имели двойной комплект. А именно (см. Таблица 1):

Кроме того, имелось 143 учебных ружья-пулемёта, 156 оставались «в складах свободными от назначения», 29 – в учебных заведениях Области Войска Донского, наконец, 48 – «негодных и требующих исправления».

Генерал-инспектор кавалерии в своём отчёте за 1910 г. требовал упразднить команды с ружьями-пулемётами, на что получил «высочайшее согласие». С началом изъятия ружей-пулемётов осенью 1911 г., естественно, встал вопрос об их назначении. Военный министр первоначально предполагал направить их «на усиление казачьих частей второй очереди», но там не было «обученного состава» пулемётных расчётов. Интерес морского ведомства оказался недолгим. Тогда-то и решили передать ружья-пулемёты в крепости «в смысле оружия капонирного назначения» для ближней обороны и отражения штурма. Приказ об этом последовал 25 июля 1912 г., и, согласно «Ведомости распределения ружей-пулемётов Мадсена по крепостной артиллерии», подготовленной 2-м Отделом ГАУ 24 октября 1912 г., имелось (см. Таблица 2):

Таблица 2

Таблица 2

Ружья-пулемёты дополняли немногочисленные в крепостях пулемёты «Максим» (в это же время, кстати, в крепости передавали и станковые «максимы» обр.1905 г.). Так, например, пехотные части крепости Осовец, выдержавшей во время I мировой войны более чем полугодовую осаду, к началу этой войны имели ружья-пулемёты «Мадсен», пулеметы «Максим» обр.1905 и 1910 г., а также старые картечницы (всего – 200 разных пулёметов).

Кроме указанных, на конец 1912 г. числилось: на складах Киевского военного округа 58 ружей-пулемётов (из них 13 учебных), в Читинском складе – 20, в Казанском – 45, в Хабаровском – 11, в Георгиевском – 21.

Таким образом, передача «мадсенов» в крепости произошла только через семь лет после войны. За эти годы войска получили опыт обращения с подобным оружием, причём не только кавалерия, но и пехота: ружья-пулемёты «Мадсен» были в нескольких пехотных полках, включая 177-й Изборский, 189-й Измаильский, 196-й Ингарский, откуда попали на склады.

Передача в крепости «мадсенов» ещё не означала отказа от «лёгких» пулемётов вообще. В 1909 г. фирма «Гочкис» представила на рынок ручные пулемёты массой 7 и 10 кг. Сразу же Оружейный отдел Арткома ГАУ решил испытать в России «тяжёлый образец» с быстросменным стволом с радиатором. Хотя испытания на Ружейном полигоне прекратились в связи с поломкой ствольной коробки, Оружейный отдел, «принимая во внимание…распространение в иностранных армиях наряду с пулемётом также и ружей-пулемётов» (США, Япония), решил продолжить испытания, и был выдан заказ на три пулемёта. В 1912 г. фирма представила «образец для воздушного флота» с пистолетной рукояткой вместо приклада, специальным прицелом и вертлюжной установкой. 23 июля 1914 г. «Гочкис и Ко» выслала четыре комплекта пулемётов в Офицерскую стрелковую школу.

В 1913 году русских специалистов заинтересовал американский пулемёт системы С. МакКлена и И.Н. Льюиса. Производством его уже занялось «Бельгийское общество автоматического оружия», и в начале июля 1913 г. представитель Общества Б.Г. Варбуртан доставил в Петербург образец пулемёта с запасными частями и 250 магазинами. Его было выдали Офицерской воздухоплавательной школе, но Военный министр приказал передать в Офицерскую стрелковую школу. Прошедшие там испытания двух пулемётов «Льюис», согласно справке от 17 сентября 1913 г., выявили ряд недочётов. Главное нарекание вызвало охлаждение ствола, не позволявшее делать более 500-600 выстрелов (что считалось для пулемёта очень мало). 9 июля ГАУ внесло в Военный Совет предложение закупить для испытаний в 1914 г. 10 ружей-пулемётов МакКлен-Льюиса, три – Гочкиса (для аэропланов), а также два лёгких пулемёта Бертье (Бертье-Паши). 25 июля 1913 г. Военный Совет утвердил эту закупку. С началом войны средства, ассигнованные на приобретение «гочкисов» и «бертье», пустили «на усиление средств военного фонда», интерес же к «Льюису», видимо, сохранился. После испытаний 10 «льюисов» улучшенной системы в Офицерской стрелковой школе Начальник ГАУ распорядился передать их для обучения в Офицерскую кавалерийскую школу. Последняя от пулемётов отказалась, и распоряжением помощника военного министра они были переданы «на Корпусной аэродром».

Вообще, ручные пулемёты (ружья-пулемёты) в те годы, хотя и имелись в некоторых армиях, нигде не получили ясного места в системе вооружения: где-то их считали вооружением кавалерии, где-то средством самообороны артиллерии, их пробовали брать на аэропланы, но нигде не ожидали существенной пользы для главного рода войск – пехоты. Для индивидуального оружия они были слишком громоздки, для пулемёта недостаточно устойчивы и не могли развивать столь же интенсивный огонь, как станковые. К тому же в ряде стран уже шли работы над «автоматической» (самозарядной, по современной классификации) винтовкой. Замена магазинной винтовки самозарядной хотя бы у лучшей, наиболее подготовленной части стрелков, казалась куда более радикальным решением проблемы увеличения огневых возможностей пехоты. В России с 1908 по 1914 г. работала Комиссия по выработке образца автоматической винтовки. 2 апреля 1914 г. Комиссия сообщала: «В течение ближайшего будущего будет получено для полигонных испытаний три образца автоматической винтовки:

  • 12 экземпляров трёхлинейной винтовки подъесаула Токарева;
  • 10 экземпляров 6,5-мм винтовки полковника Федорова;
  • 10 экземпляров трёхлинейной винтовки г-на Браунинга.

После полигонных опытов, которые будут окончены в нынешнем лете, необходимо будет перейти к широким войсковым испытаниям…». Об этих работах ещё придётся вспомнить. А пока стоит привести слова того же генерал-майора С.И. Фёдорова, написанные, когда работы Комиссии только ещё разворачивались: «Дело принятия в армии автоматических ружей по многим причинам…должно затянуться, и в типах ружей-пулемётов, как дополнительном к ружью средстве, будет ощущаться большая надобность, особенно в кавалерии». Генерал оказался прав – серийной «автоматической винтовки» Русская армия так и не получила, а вот потребность в ружьях-пулемётах оказалась куда больше. Но когда эта потребность стала очевидна, пришлось ждать возможности заказа до конца 1915 года.

Начало. Окончание в статье "Российская карьера ружья-пулемёта «Мадсен» (Часть II)"

Семён Федосеев
Мастер ружье

Добавил: Mercenary | Просмотров: 71 | Рейтинг: 0.0/0 | Оценка: 
Поделиться ссылкой
Комментарии
Внимание
Добавлять комментарии могут
только зарегистрированные пользователи!


РЕГИСТРАЦИЯ | ВХОД


огнестрельное оружие, боеприпасы, приспособления и снаряжение

XIX - XXI вв
Сайт является частным собранием материалов по теме «стрелковое оружие и боеприпасы» и представляет
собой любительский информационно-образовательный ресурс. Вся информация получена из открытых источников.
Администрация не претендует на авторство использованных материалов. Все права принадлежат их правообладателям.
Администрация не несет ответственности за использование информации, фактов или мнений, размещенных на сайте.