Спецназу годится любое оружие!

Спецназу годится любое оружие

Спецназу годится любое оружие – и не потому, что его бойцы должны классно стрелять из чего угодно, а из-за того, что утверждение о необходимости вооружать спецподразделения специальным – дорогим и высокоточным, оружием с множеством прибамбасов – не более чем вредный миф!

Мне нередко доводилось видеть бойцов спецназа, которые часами рассматривали фотографии типа: «Боевой пловец группы SEAL ВМС США выходит на берег с пистолетом-пулеметом МР-5». Смотрят… и взгляд с поволокой. Боевой пловец весь в черном, во рту шланги, на лице маска, за спиной баллоны, в руках «МР-пятый». Весомо. Хорошее оружие. Да и парень, скорее всего, не промах. Губы нашего спецназовца сами собой шепчут: «SEALсы!», сотрудник зачарован.

Про наше оружие принято говорить: «Аналогов в мире нет». Но кто-нибудь, хоть раз задумывался, почему? Лично я. считаю – потому, что аналогов нет нашим людям! Тем, кто поставил на колени все ведущие армии мира всех эпох. И гнули мы их в это неудобное положение нашим оружием и нашим боеприпасом. Откуда аналоги? Ну пусть даже и появятся. Но нам то они зачем? Мы самодостаточны!

Смех смехом, но в России уже приняты на вооружение прозападные образцы стрелкового вооружения. Я говорю о пистолетах-пулеметах калибра 9×19 мм. Хочется верить, что до спецподразделений оно все-таки не дойдет! Я на это, по крайней мере, сильно надеюсь!

– Почему? – спросите вы.
– Да потому, – отвечу я. – что чужой опыт – не лучший советчик. Но если свой разум молчит, то другого выхода нет. А ведь победить реального врага иногда легче, чем собственную иллюзию.

Иногда эту иллюзию преодолеть практически невозможно, в силу нескольких причин. Во-первых, к прозрению может привести только очень жесткая переоценка в первую очередь своих личностных ориентиров. Но далеко не каждый обладает нужной для этого силой характера. И далеко не каждого переоценка приводит к объективному взгляду на вещи. Во-вторых, когда от человека мало-мальски что-то начинает зависеть, переоценка проведена, и есть возможность реально что-то изменить, у него уже семья и дети. И пора начинать задумываться об их судьбе, а не искать правду, поиски которой частенько заканчиваются плохо.

Тем не менее попробуем разобраться, почему мифы и легенды, окутавшие оружейное и околооружейное существование спецназа, не дают трезво смотреть на происходящее?

Откуда прольется свет?

Стрельба из-под низкого горизонтального препятствия, во-первых, сразу затрудняет прицеливание из-за отсутствия вертикального угла, который дает нам прицельная планка, во-вторых, является сама по себе очень неудобным положением, из-за необходимости укрыться за низким препятствием и вести огонь из-под него
Стрельба из-под низкого горизонтального препятствия, во-первых, сразу затрудняет
прицеливание из-за отсутствия вертикального угла, который дает нам прицельная
планка, во-вторых, является сама по себе очень неудобным положением, из-за
необходимости укрыться за низким препятствием и вести огонь из-под него

Лично мое мнение таково, что ниоткуда он уже не прольется. Не надо ждать, что что-то изменится. Ничего не изменится. Надежда на «что-то» должна умереть первой. Более того, ее надо убить. Без нее мы будем надеяться только на свои силы и рассчитывать только на себя. А не на новое, модное, перспективное или старое и надежное. Только свои силы и только свой опыт.

Автомат положен набок. Такая стрельба может вестись из-под автомобиля. При стрельбе на 100 м такое положение требует хороших знаний внешней баллистики
Автомат положен набок. Такая стрельба может вестись
из-под автомобиля. При стрельбе на 100 м такое
положение требует хороших знаний
внешней баллистики

Вот вам простой, практический пример. С одной стороны, есть старый, но проверенный всеми войнами второй половины прошлого века и всеми климатическими поясами Калашников, калибра 7.62 мм, который тянет некоторых буквально за ноги назад. А с другой – новинка в виде пистолета-пулемета «Витязь» калибра 9×19 мм. которым уже заменили АКМ в МВД. Он манит вперед, к мировым стандартам антитеррора. Что лучше? Как в этом разобраться молодому спецназовцу?

На помощь заблудившимся приходят мифы о тех людях, которые умели все, но их уже нет, или о тех, кто придет и все исправит, но их еще нет. Иногда, правда, такие спецы являются собственной персоной. С обложек книг, глядят их суровые лики. Но знаний эти книги не прибавляют ни бойцам, ни нам – инструкторам. И мы сами потихоньку учимся компенсировать пробелы в знаниях и недостатки в подготовке. Как мы это делаем? Да как все! Переносим ответственность с себя на нечто другое.

Об этих компенсаторных силах мы и поговорим. Они настолько сильны, что порой уже тяжело отследить истинное лицо, того или иного вида подготовки. Да и само оружие, и стандартные требования к нему, под действием этих сил, сильно изменились. Для тех, кто еще не понял, – речь пойдет о «тюнинге» оружия и мыслей.

Покупка каждого элемента оружейного «тюнинга», в семье спецназовца – это маленький финансовый кризис. Что же толкает людей на этот шаг? Это красиво, модно и вселяет в бойца уверенность в себе!

Между тем, только с ростом мастерства и по достижении определенного уровня, выбор дополнительных, не заводских, опций оправдан. И никак иначе. Это может послужить трамплином, с которого можно запрыгнуть еще выше в своем мастерстве. Однако некоторые с этого трамплина срываются в пропасть… Так почему одни летят вверх, другие вниз? Попробуем разобраться в этом.

Дело это непростое, а посему мне придется ссылаться на мнение, как сейчас принято говорить, ведущих специалистов. Таковыми я считаю Александра Петрова и сотрудников Челябинского «Полигона», коллектив которого, несмотря на все смертельные ранения, нанесенные их делу неистребимой армией чиновников, продолжает жить и работать.

Начнем с самого дорогого и модного прибамбаса – коллиматорных прицелов. Ими уже пользуются как визитками. Иметь дорогой коллиматор также естественно, как иметь дорогой сотовый телефон. Но главное в приведенной аналогии – качество связи, а не цена и внешний вид. Как визиткой ими пользоваться можно, но не как флагом. Становиться под эти знамена рановато.

Я уже, наверное, проел плешь своими рассуждениями о пристрелке коллиматоров. Но вынужден повториться.

Западные коллеги, те, кто производит эти устройства, в основном ориентируются на свое оружие. До нас им нет никакого дела. Отсюда первая проблема, которая появляется сразу после приобретения прицела – это его установка. Стандартные планки, на которые мы их устанавливаем, очень высоки. И дают просто огромные превышения линии прицеливания над осью ствола.

Если вы пристреляли коллиматор на ближний бой, например, 30–40 м, то на 100 м попасть в голову для вас будет уже весьма затруднительно. А если проще, – вы не попадете. Или придется стрелять выносом, если, конечно, знаете свои превышения.

Я написал «в голову» и кто-то может сказать: «А зачем мне стрелять в голову?».

Правильно, на 100 м предпочтительней ранить, чтоб отвлечь на раненого еще пару бойцов. Это верно. Но, я имел в виду малогабаритную цель. Может случиться так, что видно из-за укрытия будет только маленький кусочек тела противника.

Та же ситуация, только наоборот. Если прицел пристрелян на 100 м, то при резком переходе на короткие и сверхкороткие дистанции, а это у нас адрес – дистанция комнаты, поразить мгновенно смертельные зоны врага у вас не получится. А именно их и надо поражать, чтоб исключить ответный выстрел или подрыв. Если же учесть еще, что у вас не получится на этой дистанции успеть поймать прицельную марку и что сам корпус прицела перекроет огромную часть зоны осмотра, то зачем он нужен? Это минус. Но произошло чудо, и вы прицелились в лоб террористу и выстрелили, и… промахнулись! Пуля ушла ниже. А если это мишень террорист-заложник – вы можете поразить заложника. Механика такие фокусы исключает полностью.

Теперь стрельба на 100 м. Используя коллиматорный прицел, можно выбить «сто из ста». Это нормально. Если он пристрелян, на 100 м. При быстрой стрельбе в силуэт головы («Дуэль»), скорость будет одинаковой, что с использованием коллиматора, что с «механикой». Разными будут видимые силуэты. Преимущество автомата Калашникова в том, что он дает минимальный видимый силуэт бойца – приклад расположен ниже оси ствола. Так зачем, если вы стреляете на 100 м, лишать себя такого жизненно-важного преимущества? Коллиматорный прицел даст высокий силуэт.

Стрелять в узкие горизонтальные порты, из-под машины, в бойницы все это практически невозможно с коллиматором. Или же вам придется заваливать автомат набок. Тогда зачем покупали прицел?

Еще один немаловажный аспект – взаимозаменяемость оружия при утере или выходе его из строя. В нашем случае она нулевая! Как, схватив автомат товарища, вы будете стрелять, если на нем смонтирована дорогущая штуковина, которую не вы туда прилепили? Для этого в бою вам надо будет перекинуться парой игривых фраз, типа:

– А скажите мне Геннадий, на скольких метрах у вас ближний ноль?
– Знаете, Максим, по-моему, на ста.
– Но сейчас бой в адресе и дистанции гораздо меньше!
– Не отчаивайтесь, Максим, там сбоку на прицеле винты для внесения поправки, фланцем гильзы можно попробовать исправить.
– А сколько кликов?
– Надо посчитать. Но я знаю вот что – на 100 м, один клик равен одной второй угловой минуты.
– Спасибо, Геннадий.

Я, конечно, утрирую, но делаю это лишь для наглядности. На дистанции комнатного боя, а это дистанция рукопашной схватки, промахнуться вообще проблематично. Главное тут, чтоб ничего не мешало, – не закрывало обзор. Взяв в руки чужой автомат и кинув взгляд на штатную прицельную планку, вы все поймете. А подхватив автомат с новой, дорогой моделью коллиматора, – вы ничегошеньки не поймете.

Стрельба в узкий горизонтальный просвет поваленных плит. Как видно, стрельба с ограничением высоты оружия делает невозможным использование других прицельных приспособлений, кроме штатных. Любой бой в городе потребует такой стрельбы
Стрельба в узкий горизонтальный просвет поваленных плит. Как видно, стрельба с
ограничением высоты оружия делает невозможным использование других
прицельных приспособлений, кроме штатных. Любой бой в городе
потребует такой стрельбы

Мало того, теряется сам смысл выражения: «Привести оружие к нормальному бою». У каждого оно будет пристреляно по-своему. У каждого бойца свои, одному ему известные (если известные) превышения. Если боец выставил коллиматор по механике – превышение для патрона 5×45 на 100 м – 25 см. Это одно. А если просто подогнал марку под пробоины в мишени, метров на 50 и, счастливый, забыл после этого обо всем – это уже другое. И какие там у него будут превышения на 100 и 10 м – неизвестно! В результате в одном маленьком подразделении вы получите такую смесь стилей, что там сам черт ногу сломит! Таким образом, мы потеряем и еще один, очень важный элемент – управление огнем подразделения. Растеряем все то, что имели и в угоду чему?! Новым фишкам, пользы от которых в нашей работе нет? Есть только понты, не всегда уместные.

Из всего этого есть только один выход – интровертивный подход (направление развития внутрь себя, наполнение себя навыками и практическими знаниями). Легко поверить в возможности купленной «железки», гораздо тяжелее в свою несостоятельность. Но только непопулярные решения приводят к положительным результатам. Обвинить после промаха «железку» всегда легче, нежели отыскать дефект в себе. Любой навык должен становиться опытом только после того как вы «семь раз его отмеряете». И только вы, лично.

Практика показывает, что хорошо подготовленный стрелок работает одинаково эффективно на дистанции до 100 м как с коллиматором, так и без оного. А в ближнем бою коллиматор вам будет только мешать. Зачем выносить оружие на линию прицеливания, если можно срезать очередью от бедра?

Ну и последнее. Когда после долгих, неудачных и выматывающих выездов вы уставший вдруг уроните свое оружие, а потом окажется, что дорогая цацка разбилась, и вы нанесли семейному бюджету ущерб на тысячу другую долларов, вам станет совсем плохо и вы впадете в депрессию – уголки рта у вас опустятся, а выражение лица приобретет унылый вид.

Покупать уверенность в себе и своих силах надо не в магазине, а на долгих и тяжелых тренировках. Это самое удачное вложение, которое всегда окупается. И никак иначе.

Но… если уж вы его купили – не расстраивайтесь. Во-первых, пригодится на тренировках. Во-вторых, с ним можно сфотографироваться на календарь «Мы это сделали! 2009»

Описав «проблему», я не могу не сказать о том, что сделано уже сейчас. Уже есть методики, позволяющие обучить стрелка ведению эффективного автоматического и беглого одиночного огня. Причем, они направлены прежде всего на то, чтобы вселить в бойца уверенность в своих силах. Что бы он знал, что он стреляет и попадает! Преимущество их в том, что они могут нарабатываться и в «холостую». Боец не теряет своего навыка после длительного перерыва. Это очень важно! Они опробованы, они отстреляны.

Я могу заверить, что даже «молодой» боец дает результат уже на первом занятии, это если вы попадете в руки мастера. Я имею в виду Учебный центр «Полигон». У меня же в группах первые результаты приходили на втором, третьем занятии. И это тоже немало!

Мне, конечно, не следовало перечислять недостатки коллиматорных прицелов, а наоборот – перечислить достоинства открытых прицельных приспособлений. Но я выбрал эту форму изложения, так как критичность суждений более точный инструмент. Такое подробное описание вредоносных моментов вызвано тем, что и я, и другие инструкторы работают по методикам, исключающим эти «ошибки».

Стрельба в «бойницу». Ограничение высоты оружия
Стрельба в «бойницу». Ограничение высоты оружия

Продолжим. На очереди передняя рукоятка удержания. Тут все гораздо проще. Она создает плечо рычага между продольной осью автомата и точкой приложения силы.

И если у вас очень приличный обвес на стволе, и центровка оружия соответственно нарушена, то при резких фронтальных переносах возникнут проблемы со скоростью прицеливания. Автомат будет «класть» набок. Это конечно же секунды. Но в ближнем бою это очень много.

Предпочтительней держать автомат за цевье. Хват за цевье, сразу формирует правильное положение руки: локоть в сторону – вниз под сорок пять градусов, противоположно накапливающемуся импульсу затворной рамы. Это один из основных элементов, позволяющих удерживать оружие в цели при стрельбе автоматическим огнем и беглым одиночным. Быстрая серия выстрелов или короткая очередь – основной вариант стрельбы. Человек, умело вкладывающий быструю серию и контролирующий оружие при автоматическом огне, – Страдивари боевой стрельбы! К сожалению, такие элементы «тюнинга», как передняя рукоятка, очень существенно мешают правильному удержанию оружия.

Намечающееся в спецназе засилье пистолетов-пулеметов, к сожалению, делает разработанные методики во многом бессмысленными. Очень хочется, конечно, надеть черную форму, взять в руки что-то такое маленькое, красивое и модное. Командир будет кричать: «Мув!! Мув!! Мув!!» Мы ворвемся в адрес и будем в нем кричать, пробегая по комнатам: «Клиер!! Мув!! Клиер!!» А потом, мы всех там победим. Так и будет. Если, конечно, в этот адрес не спустятся пообедать с гор бородатые мужики с АКМами и в заправленных в носки брюках.

А если это случится, то «Мув!! Мув!! Мув!!» закончится и начнется правда жизни. А это совсем другие фразы, примерно такие: «Танки сюда!! Где танки, мать вашу?! Вертолеты! Где вертолеты?! Где сорок вторая армия?!» И все импортные штучки уходят в небытие. На смену им возрождается проверенное надежное оружие в заводской комплектации. Откуда-то появляются люди, которые ни разу не фотографировались для рекламных баннеров. И все становится на свои места.

Искать выход в смене калибра и переходе от автоматов к пистолетам-пулеметам я считаю просто нелогичным. Искать нужно нормальных инструкторов.

Спецназовец – это варвар, и он все равно возьмет в свои руки дубину – автомат Калашникова. Досадно только то, что для того, чтоб понять это, некоторым руководителям не хватает здравого смысла, им еще нужны и потери. Только потом, собравшись на совещании, они придут к выводу – что воевать нужно своим оружием, своим умом, своим опытом. И не ждать новых поступлений товара в магазин.

В пылу рассуждений совсем забыл про не-заводские дульные компенсаторы. У меня на втором занятии все бойцы стреляют со штатным компенсатором, с той же кучностью боя, только при этом не глохнут и не слепнут.

Транспортное средство имеет высокий клиренс, стрельба «из-под» него опасна. Стрелок работает, максимально маскируя выстрел почти вплотную. Габариты оружия имеют важное значение
Транспортное средство имеет высокий клиренс, стрельба «из-под» него опасна.
Стрелок работает, максимально маскируя выстрел почти вплотную.
Габариты оружия имеют важное значение

Любое дополнение к оружию должно быть обусловлено внешними условиями. Если это ночь – ночной прицел. Если это полное отсутствие света или задымленность – это тепловизор. Если вы работает вторым номером из-за щита – ЛЦУ.

Я ничего не написал о пистолетных рукоятках улучшенной эргономики и расширении окон выбрасывателя и подачи магазина – к этим доработкам, думаю, нет никаких претензий. Работа с УСМ в пределах разумного тоже приветствуется хотя бы потому, что для этого необходимо иметь достаточно глубокие знания своего оружия. В любом случае лучшим для вас окажется та стрелковая система, которая у вас в руках. Что вам толку с того, что американские SWAT вооружены своими старыми кольтами, и что есть еще и «Glock» и SIG220, если у вас ПМ? В этот миг только он имеет значение! Сейчас он лучшее оружие.

Традиционно, в своих статьях, я ориентируюсь на сотрудников спецподразделений, работающих в городе и на коротких дистанциях. Короткими у нас принято считать дистанцию комнаты или коридора. На таких дальностях, практически все стрелковые комплексы в состоянии вогнать пулю глубоко в тело человека и поразить жизненно важные органы. То есть, здесь калибр оружия и его модификация играют роль второго плана, а на первом месте – ваше мастерство и опыт.

«Ветер», инструктор по ОП
«Оружие» № 03 – 2009

  • Статьи » Профессионалы
  • Mercenary960

Комментарии

ВНИМАНИЕ!
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Форма входа на сайт
Пароль