Трофейное оружие на Северном Кавказе

Трофейное оружие на Северном Кавказе

Во время службы на Кавказе мне приходилось встречать немалое количество трофейного оружия, при различных обстоятельствах взятого у противника. Порой попадались очень интересные, редкие и даже экзотические образцы. Это ручные пулеметы, переделанные из танковых ПКТ, чеченские пистолеты-пулеметы «борз», крупнокалиберный КПВТ, установленный на станок, противотанковое ружье, сделанное из ствола крупнокалиберного пулемета ДШК, подствольный гранатомет ГП-25, имеющий самодельные приклад, рукоятку и блокировку предохранителя, что позволяло вести из него огонь, не подсоединяя его к автомату, а также многие другие интересные экземпляры. Некоторые из них использовались нами в боевой обстановке, при этом были выявлены их своеобразные особенности и характеристики.

Удивительным оказалось и то, что хорошо известный всем пистолет Макарова был представлен большим и разнообразным количеством моделей и модификаций.

Тема трофейного оружия, взятого у противника, сама по себе является достаточно интересной и редкой. Информации и материалов по ней встречается очень мало. Именно поэтому хотелось бы рассказать про образцы пистолетов и револьверов, с которыми довелось ознакомиться, об особенностях их устройства и характеристиках.

КЛОН ПИСТОЛЕТА МАКАРОВА

Первый образец, попавший мне в руки, оказался весьма интересным. Будучи похожим по устройству и внешнему виду, как брат-близнец, на ПМ, он таковым не являлся! Хотя для стрельбы из него и использовались патроны ПМ. Отличий от обычного «Макарова» он имел очень много.

Первое, что обратило на себя внимание, это несколько меньшие, чем у ПМ, размеры и вес. Отличало пистолет хорошее качество изготовления и воронения. Он был практически новым, вороненое покрытие не имело повреждений и потертостей. Удивляло то, что этот образец ни на рамке, ни на затворе не имел номера и никаких клейм завода-изготовителя. Поэтому сразу не представлялось возможным выяснить, что это за оружие и кем изготовлено. На этот счет выдвигалось много мнений и догадок, но к единому решению мы так и не смогли прийти.

Образец необычного трофейного оружия, изъятого на Северном Кавказе
Образец необычного трофейного оружия, изъятого на Северном Кавказе

Сам пистолет выглядел красиво и изящно. В руке он лежал несколько удобней и, если можно так сказать, приятней, чем ПМ. Причиной тому, видимо, были меньший вес и несколько меньшие размеры.

Блок накладок рукоятки был изготовлен из черной пластмассы. С левой стороны внизу имелась надпись «Байкал» на английском языке, с правой – «сделано в России», тоже по-английски. Как известно, такие накладки используются на газовых пистолетах Макарова. Но это ни о чем не говорит. Подобные накладки мы ставили и на штатные ПМ, так как они казались нам удобнее. Эти детали абсолютно взаимозаменяемы.

И затвор, и рамка этого пистолета были меньше по ширине, чем у обычного ПМ, поэтому его затвор к «Макарову» не подходил. А «макаровский» затвор на него устанавливался, но при этом имелся очень большой поперечный люфт.

Хотя по устройству он был аналогичен ПМ, некоторые отличия все же имелись. Затворная задержка была изготовлена таким образом, что вместо кнопки имела гребень, на который следовало воздействовать при досылании затвора в переднее положение. Мушка была меньших размеров, целик по ширине гораздо уже, чем у ПМ.

Были у него и технологические отверстия, которых не имелось на обычном «Макарове». Так, с внутренней стороны затвора было сделано сверление, через которое видна была пружина гнетка извлекателя, а в рамке имелась проточка, в которую была видна пружина спусковой скобы. Возможно, это не технологические отверстия, а просто выборка металла для уменьшения веса всей конструкции.

Ствол пистолета заслуживал особого внимания. Он был явно не «родным». Да и на рамке пистолета имелись признаки, позволявшие считать, что замена ствола все-таки производилась. Сам ствол имел явные следы обработки на металлорежущих станках, в частности на токарном. Воронение было нанесено уже поверх них. А вот канал ствола обработан хорошо. Или, может быть, он уже был отшлифован пулями при стрельбе. В канале имелось четыре нареза, как и положено. Поверхность его хромированного покрытия, естественно, не имела. Поэтому сразу после стрельбы его следовало чистить и обильно смазывать маслом. Иначе на вторые-третьи сутки канал ствола покрывался бурым налетом ржавчины. Убрать ее тогда было возможно, только сделав несколько выстрелов.

Трудно точно судить, но все признаки говорят о том, что изначально этот пистолет был газовым. А вот в Чечне, попав в руки местных умельцев, был перестволен и стал боевым. Причем весьма неплохим.

Неожиданный сюрприз преподнесла стрельба из этого пистолета. Оказалось, что он обладает отличным боем, по точности и кучности не уступая обычному «Макарову». Правда, огонь из него велся на дальность не более 20 метров. Но зачем ему больше? Меньшие габариты и вес, чем у ПМ, делали его привлекательным для использования в наших условиях. По этим же причинам и стрелять из него было проще.

Проблема заключалась в другом. Задержки при стрельбе оказались довольно частым явлением. В среднем на 80 выстрелов приходилось 6–8 задержек. Это были перекос патрона и утыкание патрона. С такой задержкой, как перекос патрона, разобрались очень быстро. Причина крылась в неисправном магазине, у которого погнулись крылья горловины. Сменили магазин, и число задержек уменьшилось вдвое. Но утыкание патрона продолжало периодически иметь место, причем, как правило, на 5-м – 7-м выстреле. Когда такое происходило при стрельбе, сразу возникало желание поправить патрон пальцем через окно затвора, поставив его в нужное положение. Если это удавалось, то под действием возвратной пружины затвор шел вперед и защемлял палец, что очень быстро отбило желание лезть пальцами в пистолет. Приходилось вынимать магазин, снимать затвор и только после этого извлекать патрон.

Имелась у этого пистолета и еще одна небольшая неприятность. Бывало, после выстрела курок не оставался во взведенном состоянии, а самопроизвольно сбрасывался с боевого взвода. Тогда перед следующим выстрелом его приходилось либо взводить, либо делать выстрел самовзводом. Выяснить причину, по которой это происходило, не удалось, но так как такая неисправность была редким явлением, с ней можно было мириться.

Из-за меньшей массы, чем у обычного ПМ, затвор после выстрела резче отскакивал назад с характерным звонким металлическим щелчком. Возможно, причина того, что курок не всегда успевал взвестись, и заключалась именно в слишком резком откате затвора.

Тем не менее, пистолет понравился и занял место в арсенале моего вооружения. Он служил верой и правдой около года, пока не был поврежден попаданием пули.

Хотелось бы остановиться и на такой важной детали пистолета, как магазин. Местными изобретателями-умельцами он тоже подвергался переделке, благодаря чему его емкость увеличивалась на один патрон.

Для этого на два витка укорачивалась пружина подавателя магазина. Сам подаватель тоже укорачивался, у него убиралась та нижняя часть, которая имела зуб, воздействующий на затворную задержку. Более короткие пружина и подаватель освобождали место для еще одного патрона. Емкость магазина получалась девять патронов, и еще один досылался в ствол. Общий боекомплект ПМ становился десять патронов, что было весьма заманчивым.

Переделанные таким образом магазины встречались довольно часто у чеченцев, имевших на вооружении ПМ. Со временем подобный магазин появился и у меня, он был подарен одним знакомым чеченцем. Я воспользовался возможностью его испытать. Сразу выявились его серьезные недостатки. Очень часто 7-й – 9-й патроны при досылании вставали наперекос, что приводило к постоянным задержкам при стрельбе. Причиной тому была, естественно, изменившаяся жесткость пружины подавателя магазина. Кроме того, сам подаватель уже не имел зуба, воздействующего на затворную задержку, поэтому после израсходования патронов в магазине затвор в заднем положении отката не фиксировался, и невозможно было понять, когда же закончились боеприпасы и настала пора менять магазин.

К тому времени уже имелся опыт, говорящий о том, что один дополнительный патрон в боекомплекте пистолета решающей роли не играет. От использования подобного магазина пришлось отказаться в пользу куда более весомого аргумента: безотказной работы оружия в целом.

Теперь хотелось бы несколько отвлечься от темы и рассказать вот о чем. Многие офицеры части порой избегали получать со склада полагающийся им по штату табельный ПМ. Тому было несколько причин. Одной из них, пожалуй, самой основной, было то, что имели место случаи, хотя и не очень частые, утери оружия, а также его хищения. К хищению и утере пистолетов приводила, как правило, личная недисциплинированность военнослужащих, халатное отношение к оружию.

Но была и другая сторона. Оружие терялось и в боевой обстановке. Носить ПМ на поясе в штатной армейской кобуре было не очень удобно и опасно. В общем строю он демаскировал офицера так же, как и наличие рации, бинокля, полевой сумки. В наплечной кобуре под одеждой и снаряжением носить ПМ тоже было неудобно – долго извлекать. Приходилось из подручных материалов конструировать более или менее подходящие приспособления и карманы для скрытого ношения пистолетов. Но сохранности оружия это способствовало мало. А то, что его утрата являлась очень большой неприятностью, думаю, объяснять не нужно.

Потому многими офицерами и отдавалось предпочтение трофейным, неучтенным пистолетам. Таким оружием владелец мог распоряжаться по своему усмотрению. Его можно было потерять, подарить, да мало ли что еще с ним можно было сделать. А кроме того, его можно было подбросить кому-либо в случае необходимости. Обстановка порой складывалась таким образом, что это был единственный реальный выход из сложного положения. Как в замечательном фильме «Место встречи изменить нельзя», когда Глеб Жеглов подбрасывает карманнику Кирпичу им же украденный бумажник.

Образцы необычного трофейного оружия, изъятого на Северном Кавказе
Образец необычного трофейного оружия, изъятого на Северном Кавказе
Образцы необычного трофейного оружия, изъятого на Северном Кавказе

Не могу сказать, что вооружение трофейным оружием, и в частности пистолетами, было явлением массовым, но тем не менее, достаточно распространенным. Далеко не все желающие офицеры могли позволить себе обзавестись неучтенным пистолетом. Но таковые имелись. И попадало к ним в руки такое оружие различными, бывало, самыми невероятными путями. Со временем начали появляться пистолеты и подобные тому, какой имелся у меня, о котором уже шла речь выше.

Позднее по линии ФСБ до нас дошла информация, что когда-то, еще в 1994 году, в Чечню по каким-то нелегальным каналам была поставлена большая партия газовых пистолетов. Что-то около четырех тысяч штук, видимо, ижевского производства. В дальнейшем следы ее терялись. Но это и неудивительно, время было смутное. Точно не могу утверждать, но в этом случае вполне правдоподобной и объяснимой выглядит та версия, что в Чечне все это газовое оружие было переделано в боевое и вскоре поступило на вооружение чеченских боевиков. А к нам оно уже начало попадать в качестве боевых трофеев.

ПИСТОЛЕТ ИЖ-70

Следующей «игрушкой», оказавшейся у меня, стал ИЖ-70. Такие пистолеты мне ранее видеть не приходилось, но в Чечне они встречались достаточно часто. Ими были вооружены некоторые чеченские милиционеры, работники прокуратуры, следователи, главы сельских и городских администраций. Имелись они, естественно, и у боевиков.

В одних источниках пистолет ИЖ-70 представляется как экспортный вариант «Макарова», в других – что это спортивно-тренировочное оружие. Тогда каким образом оно в таких заметных количествах появилось в Чечне? Загадка. Но таких загадок было много.

Тот пистолет, что оказался у меня, имел все положенные клеймения и номера. Изготовлен был, судя по маркировке, на Ижевском заводе в 1988 году. Конец перестройки, закат Советского Союза. Хорошо помнится то время. Считалось, что тогда резко снизилось качество выпускаемой продукции. Если даже и так, то к данному пистолету это никакого отношения не имело: механизм был сделан превосходно и обладал замечательным боем.

Его воронение было вытерто до блестящего металла. Это говорило о том, что на своем веку ему довелось немало потрудиться. Похоже, и в дело он вступал достаточно часто, да и хозяев сменил, видать, не одного. Этот ПМ был старый солдат, он не разочаровал своего нового владельца.

Я всегда с удовольствием вспоминаю об этом пистолете и очень ценю его. За полгода при достаточно интенсивном использовании он не дал ни одной задержки при стрельбе. Никогда. Ни при каких обстоятельствах. Феномен! Поразительная надежность и безотказность. Хотя, надо сказать, если это и феномен, то не одного какого-то образца, а всего семейства ПМ. Например, мой штатный «Макаров», полученный на складе, тоже работал исключительно надежно. Не могу припомнить случая, чтобы у него когда-нибудь случилась задержка или осечка. К сожалению, у него имелся другой существенный недостаток – не очень точный бой.

По устройству этот ИЖ-70 был аналогичен обычному ПМ. Отличался он только наличием целика, который можно было регулировать по высоте и направлению. Выглядел пистолет несколько более громоздким по размерам, чем ПМ, и казался чуть тяжелее.

Но точно утверждать этого не могу, специальных замеров в то время не делал.

Теперь о регулируемом целике. В книге Александра Благовестова «То, из чего стреляют в СНГ», в разделе, посвященном этому пистолету, имеется такая фраза: «Правда, это новшество не дает практически никакого преимущества перед ПМ с неподвижным целиком. Поэтому в последующем от такого целика отказались, снова вернувшись к неподвижному». Не собираюсь оспаривать сказанное автором, но сам придерживаюсь другого мнения. Преимущества у целика регулируемого перед неподвижным есть. Мне никогда не приходилось даже слышать о том, чтобы где-то в войсках пристреливали ПМ. Правильнее говоря, приводили его к нормальному бою. Потому что занятие это очень непростое. Для того чтобы добиться изменения боя оружия по направлению, нужно перемещать целик по горизонтали специальным приспособлением, струбциной. А по высоте бой меняется заменой целика на другой, иного размера. Кто в войсках будет этим заниматься? Кто может это делать правильно, имеет набор нужного оборудования, необходимый комплект целиков различных размеров?

Мой штатный ПМ был не очень точного боя. От точки прицеливания попадания ложились ниже и левее. Это отклонение приходилось учитывать при стрельбе, вынося точку прицеливания правее и выше. Точность стрельбы при этом снижалась. Но в боевой обстановке это особой роли не играло. На точное прицеливание, как правило, времени не хватало.

Совсем по-другому дело обстояло с пистолетом ИЖ-70. Там стрелок мог без труда добиться любого боя оружия, какой ему нравится.

Я тоже долго экспериментировал с пристрелками и наконец добился того, что показалось мне наиболее подходящим. Пистолет был пристрелян на дальность 15 метров с точкой прицеливания в центр цели. Сделал его, так сказать, центрального боя. Почему пристреливал на дальность 15 метров? Считаю, что дальность стрельбы из пистолета, причем из любого, на 25 метров и более сильно завышена. Во всяком случае, для боевой обстановки. Там редко бывает возможность изготовиться к стрельбе, навести оружие на цель, тщательно прицелиться и выстрелить. Относительно прицельно в бою, на мой взгляд, можно сделать выстрел только метров на 12–15. Исходя из этого я и готовил свое оружие.

Конечно, в бою могут сложиться различные обстоятельства: всего не предусмотришь и не угадаешь. Имел место случай, когда мне пришлось вести огонь из ПМ по цели на дальность метров в 70. Но при этом о прицельной стрельбе речь уже не шла.

Этот пистолет находился при мне всегда. Во время выходов и спецопераций, когда при себе нужно было иметь весь комплект вооружения, он играл роль дополнительного оружия. Среди снаряжения для него имелось место. Он располагался в открытой наплечной кобуре слева под «разгрузкой». Был не на виду и извлекался легко. Девятый патрон в стволе, курок сброшен с боевого взвода, с предохранителя снят. Первый выстрел можно делать сразу, самовзводом, не взводя курок.

Однажды во время боя в лесу я оказался с разряженным автоматом лицом к лицу с боевиком. Нас разделяло метров шесть, успеть перезарядить автомат можно было и не мечтать. Но при мне был ПМ, вернее ИЖ-70, всегда готовый к выстрелу. Это и решило исход поединка в мою пользу.

А дальнейшая судьба этого пистолета такова. В начале 2003 года у нас в части появился офицер ФСБ. Все стали звать его «особняком». А он и был «особист». Штатной должности такой в части не имелось, он был к нам просто прикомандирован. Каковы были его основные задачи и обязанности – не знаю, но дело свое он, похоже, знал. В конце концов он прознал и про мой пистолет. Начал требовать, чтобы я сдал его. Расставаться с хорошим оружием не хотелось. Но пришлось уступить его настойчивости и сдать пистолет. В то время у меня имелся другой ПМ, тоже из трофеев. К моему удивлению и обиде, на другой день я увидел свой пистолет на поясе у этого «особняка». Хорошо так добывать трофеи!

СТРАННЫЙ «СТАРИК»

Впервые этот пистолет я увидел у чеченца-контрактника, бойца стрелкового взвода. Такое подразделение, как чеченский стрелковый взвод, входило в состав нашей части. По штату пистолет там числился только у командира взвода, а фактически имелся поголовно у каждого бойца. Командование на это смотрело сквозь пальцы. Где они доставали себе такое оружие – не знаю.

Пистолет напоминал какой-то западный образец, скорее всего «вальтер». Я попросил посмотреть, взял его в руки. Это оказался… все тот же ПМ, что меня весьма удивило! Но по внешнему виду он очень отличался от привычного «Макарова». Изготовлен был в Ижевске в 1954 году. Долго разглядывать его не было времени, нужно было заниматься делами. Я вернул оружие, но удивление осталось.

Некоторые образцы необычного трофейного оружия, изъятого на Северном Кавказе
Некоторые образцы необычного трофейного оружия, изъятого на Северном Кавказе
Некоторые образцы необычного трофейного оружия, изъятого на Северном Кавказе

Через некоторое время такой же ПМ появился и у меня. Пистолет находился в схроне, обнаруженном нами совершенно случайно. Кроме него там было много и другого «барахла», в основном одежда и боеприпасы. Здесь следует заметить, что если по схронам нет оперативной информации, то найти их очень сложно, практически невозможно. В нашем же случае помогли наблюдательность лейтенанта-сапера, шедшего впереди группы, и его феноменальное чутье.

Пистолет был в неисправном состоянии. У него отсутствовал боек и была сломана возвратная пружина затвора. Запчасти были найдены без труда.

Этот экземпляр заслуживает особого внимания. Судя по клеймению, он был изготовлен в 1953 году. В уже упоминавшейся книге А.Благовестова «То, из чего стреляют в СНГ» отмечено, что пистолет Макарова был принят на вооружение в 1951 году, а его серийный выпуск начат в 1954 году. Но я был обладателем пистолета, изготовленного годом раньше. Как это понимать?

И тут припомнилась книга О.Алексеева и Ф.Михайлова «Знай то, чем владеешь». По пистолету Макарова там есть иная информация: «Первая партия ПМ была выпущена на Ижевском механическом заводе в 1949 году, а с 1952 года начался их массовый выпуск». Скорее всего, эти данные являются более верными. В таком случае пистолет, обладателем которого являлся я, принадлежал к одной из первых выпущенных партий.

Теперь имелась возможность этот ПМ изучить. Он был красив, удобен. И сильно отличался от привычного ПМ внешним видом. Сразу в глаза бросалось то, что его рамка имела другую форму, она была прямая, а не заужена к передней части в районе спусковой скобы. Это придавало пистолету поразительное сходство с «Вальтером ПП». Задняя часть рамки тоже несколько отличалась – была чуть более вытянута назад. Едва заметно, но при удержании пистолета она удобно опиралась на кисть руки в районе перемычки между большим и указательным пальцами.

Блок накладок пистолетной рукоятки тоже отличался по форме, он был заужен в верхней части, тыльная его сторона была более скругленной. Благодаря этому кисть руки лучше охватывала рукоятку пистолета, при этом оружие лучше, глубже и удобнее лежало в руке.

Этот ПМ имел неплохое состояние, но канал ствола оказался сильно изношенным, нарезы в нем едва просматривались. Правда, на результаты стрельбы это особого влияния не оказывало. Сильный износ ствола, вероятно, можно объяснить тем, что в первых партиях оружия недостаточно правильно подобран металл и отработана технология изготовления стволов. А может быть, из этого пистолета просто изрядно постреляли.

Он был очень удобен при ведении огня, лучше привычного ПМ лежал в руке, благодаря чему удавалось добиваться весьма хороших результатов при стрельбе. Надежность его работы нареканий не вызывала, но в боевых действиях ему принимать участия уже не довелось. К тому времени активная боевая работа в Чечне пошла на убыль, основной задачей войск стало обеспечение собственной жизнедеятельности.

Со временем подошла к концу и моя служба на Кавказе. Этот оригинальный ПМ был сдан на склад и оприходован по «Книге учета трофейного оружия». С ним я расстался не без сожаления. На мой взгляд, место этому редкому пистолету было в музее, под стеклянным колпаком. Остается только удивляться, почему в дальнейшем пистолет Макарова несколько изменил свой облик на тот, который нам стал уже привычным. Может быть, для того, чтобы быть менее похожим на «Вальтер ПП»? Но это так, догадка, не более.

ПИСТОЛЕТ ПММ

За все время пистолет ПММ попался нам лишь один раз. У нас на вооружении подобного оружия не было, изредка он встречался у личного состава МВД, поэтому определенный интерес к нему, естественно, имелся. Но особого впечатления ни на кого из нас не произвел: он выглядел более грубоватым и громоздким, чем ПМ, был несколько тяжелее. Правда, имелся и серьезный аргумент в его пользу – двенадцать патронов в магазине вместо восьми. Но это на любителя. Для пистолета, как правило, решающую роль играют первые несколько выстрелов. Хотя ситуации могут быть самые разные. Кроме того, увеличение боекомплекта ведет соответственно к увеличению габаритов и веса.

Встречается мнение, что рукоятка ПММ является более удобной при стрельбе, чем у ПМ. Мне же она таковой не показалась, слишком уж широкая и толстая. Вероятно, тут все дело в привычке.

Результаты стрельбы из пистолета ПММ были абсолютно сопоставимы с результатами стрельбы из ПМ, потому на первый взгляд никаких особых преимуществ он перед последним не дает. Но здесь следует обратить внимание на одну важную деталь: из обоих пистолетов огонь велся обычными патронами ПМ. А в пистолете ПММ имеется возможность использовать гораздо более мощный боеприпас – патрон ПММ. Это значительно повышает его огневые возможности.

О боеприпасах к пистолетам тоже следует сказать несколько слов. Патроны ПМ имелись в достаточных количествах, но таких боеприпасов, как патроны ПММ, у нас не было. Более того, мы даже в глаза их не видели. Поэтому проверить возможности пистолета при стрельбе патронами ПММ мы не могли. В дальнейшем возникла достаточно комичная ситуация. Такой патрон появился. В единственном экземпляре. У меня. Уже не помню всех деталей, но мне его кто-то подарил. Он стал предметом гордости и занял место в патроннике моего пистолета. По замыслу, этот патрон ПММ должен был быть первым выпущен во врага. Но этого не произошло. Пистолет приходилось бесконечное количество раз разряжать и демонстрировать патрон всем любопытным и любознательным. Во время очередного показа я его благополучно потерял. Но, возможно, это и к лучшему. Почему-то тогда даже не задумывался над тем, как поведет себя ПМ при выстреле более мощным патроном. И сейчас тоже не знаю, можно ли использовать в пистолете ПМ патроны ПММ.

В конечном итоге можно сделать вывод, что конструкторам при модернизации и усовершенствовании «Макарова» удалось улучшить некоторые его характеристики, но за счет ухудшения других параметров. В частности, увеличения габаритов и веса. Но это закономерно, по-другому и быть не могло.

Тот ПММ, который находился у нас, в боевых действиях участия не принимал. Причиной явилось то, что магазин увеличенной емкости к нему имелся только один. Но не это было главным. Вскоре выяснилось, что этот пистолет проходит по уголовному делу, причем по весьма серьезной статье. Потому никто и не рискнул с ним связываться.

…И НЕКОТОРЫЕ ДРУГИЕ

Пистолет ТТ тоже попадал к нам в качестве трофея. В лесном массиве была разгромлена банда, захвачен ее лагерь, освобождены заложники. В одном из блиндажей лагеря и был найден этот ТТ. Его хозяин не успел им воспользоваться. Он был либо убит, либо смог уйти. Судя по оружию, его владелец был серьезным человеком. Пистолет оказался оригинальным, каким-то подарочным экземпляром: идеальное состояние воронения, на правой и левой пластмассовых накладках рукоятки закреплены латунные изображения лежащего волка – символа Ичкерии. Там же, в блиндаже, была обнаружена и кобура к нему с запасным магазином.

Находясь в состоянии своеобразной эйфории, часто приходящей после удачно завершенного трудного дела, мы там же, в лесу, расстреляли из этого ТТ все боеприпасы. Их было немного, два магазина, шестнадцать штук. Каждому удалось сделать только по 2–3 выстрела. После возвращения на базу мы этот пистолет преподнесли в качестве подарка своему командиру. А вот кобура от него осталась у меня, на память. Что удивило меня тогда и является загадкой по сей день, так это русская фамилия, написанная шариковой ручкой на внутренней поверхности ее кожаного клапана.

Имелся еще один интересный трофей, который произвел на нас неизгладимое впечатление. Это револьвер системы «Наган». Он был взят во время спецоперации, попросту говоря, «зачистки». Состояние револьвер имел вполне приемлемое. Воронение его во многих местах, особенно на барабане, было вытерто до металла. Выглядел он внушительно, как и положено было почти столетнему ветерану. Но ржавчины и раковин на его поверхности не имелось. Оружие было ухоженным. На левой стороне рамки, впереди барабана, был набит номер. Хорошо запоминающаяся цифра 25555. Но более всего порадовала надпись, сделанная тоже слева на рамке, над левой деревянной накладкой рукоятки: «Императорский Тульский оружейный завод. 1904 год». Диву давались, каким образом этот музейный экспонат мог оказаться на войне? Ему был век, без трех лет!

Револьвер был редкой модели, он еще не имел самовзвода. Перед каждым выстрелом его курок нужно было взводить вручную. Штатных патронов к нему не имелось. Но, как выяснилось впоследствии, они и не были нужны. Оказалось, что этот «наган» тоже побывал в руках местных умельцев. Каморы его барабана имели увеличенный диаметр, они были рассверлены под патрон ТТ, что должно было позволять вести стрельбу этими боеприпасами. А патроны ТТ, хоть и в небольшом количестве, у нас имелись.

Некоторые образцы необычного трофейного оружия, изъятого на Северном Кавказе

Но револьвер продолжал нас удивлять. Суть в том, что штатные патроны «Наган» имеют фланец, фиксирующий их в каморах барабана. Патроны ТТ такого фланца не имеют. Каморы этого револьвера были рассверлены таким образом, что патроны ТТ входили в них плотно и фиксировались в нужном положении скатом гильзы.

Конструкция «нагана» такова, что при взведении курка барабан проворачивается на один шаг и подается вперед, при этом гильза очередного патрона своим дульцем входит в ствол. При выстреле это предотвращает прорыв газов между стволом и барабаном. Но патрон ТТ имеет другую форму и другие размеры, у него гильза короче. Тем не менее, револьвер стрелял. Правда, после стрельбы стреляные гильзы из камор барабана шомполом выбивались с трудом.

Ни о каком боевом использовании этого оружия речи не шло. Стрельба из него стала развлечением взрослых людей. Каждый с нетерпением ждал своей очереди. Палили из «нагана» кто во что хотел. Экзотика!

Револьвер был удобен, хорошо лежал в руке благодаря смещенному вперед центру тяжести, имел своеобразную балансировку, к которой нужно было привыкнуть. Канал ствола хромированного покрытия, как у современных образцов, естественно, не имел. Уже впоследствии вычитал, что при батюшке-царе на изготовление револьверных стволов шли бракованные стволы винтовок.

Учитывая значительные габариты «нагана», его вес и, главное, немалые проблемы с перезаряжанием, остается только удивляться, что этим оружием еще и воевали.

Юрий Васильев
«Солдат удачи» № 2-2009

  • Статьи » Арсенал
  • Mercenary1360

Комментарии

ВНИМАНИЕ!
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Форма входа на сайт
Пароль