Современная энциклопедия оружия и боеприпасов (стрелковое огнестрельное оружие, боеприпасы и снаряжение)
Навигация
Авторизация
нет данных
     
Забыл пароль | Регистрация
Закладки
Бесплатно
Последние материалы

Боевой нож - история и явь (Часть I)

В последние несколько лет интерес к работе с ножом резко возрос. Тенденция эта общемировая, распространилась она и у нас. Каждая уважающая себя школа рукопашного боя сейчас включает в свой арсенал работу с холодным оружием, в том числе с ножом. Возникают и самостоятельные клубы ножевого боя. Производители холодного оружия, откликаясь на спрос, выбрасывают на рынок десятки моделей ножей, среди которых достаточно широко представлены и боевые образцы. Точнее, образцы, которые производители называют боевыми, что далеко не всегда соответствует истине.

Во-первых, не представляя на продажу ничего оригинального, в наше время особенно не наторгуешься.

Во-вторых, реальный бой на ножах сейчас не то что редкость, а событие вообще из ряда вон выходящее. Чаще всего это не бой двух и более вооруженных противников, а криминальное нападение с ножом, нередко при этом жертве наносят удар исподтишка; в этом случае хороша любая заостренная железяка.

Бывали случаи в условиях боевых действий, когда у солдат заканчивались боеприпасы, и они были вынуждены вести ближний бой холодным оружием и подручными средствами. Но и тогда чаще работали штыком, прикладом, саперной лопаткой. Использование ножа как бесшумного оружия в условиях войны и специальных операциях в современных условиях, когда имеется широкий выбор различных систем бесшумного огнестрельного оружия, приборов бесшумной беспламенной, стрельбы, также возможно только в экстремальных условиях. Известны случаи в Афганистане и Чечне, когда во время разведки или специальных операций нож использовался иначе, чем для вскрытия консервов, нарезки колбасы или изготовления колышков для растяжек. Даже в случаях бесшумного устранения противника на малом расстоянии пользовались бесшумным пистолетом, а если уж НРСом, то именно как бесшумным стреляющим устройством, а не ножом.

В иностранных армиях картина та же, если не слушать разных романтиков. Тяжеленные тесаки типа знаменитого Smatchet конструкции Р. Эпплгейта - весом 455 г(!) - предназначены, в первую очередь, для рубки ветвей и лиан, без чего передвижение в джунглях невозможно (хотя с той формой рукоятки, что встречается у экземпляров, которые держал в руках и видел на иллюстрациях, они и для этой цели очень неудобны). То же относится и к мачете различных типов, огромным кху-кри, боуи и т. д.

«Сматчет» очень высоко ценили специалисты по рукопашному бою. На снимке изображены изготовленный ручным способом нож мастера Уильяма Харси (слева) и серийная модель фирмы «Бёкер»

«Сматчет» очень высоко ценили специалисты
по рукопашному бою.
На снимке изображены изготовленный ручным
способом нож мастера Уильяма Харси (слева)
и серийная модель фирмы «Бёкер»

Это означает, что конструктивные решения современных боевых ножей не определяются современной практикой. Разнообразные направления соревновательного и учебного боя на ножах проблемы не решают. Трудно представить, что какой-нибудь неуравновешенный тренер заставляет своих учеников работать клинками, заточенными до боевой остроты, наносить удары в полную силу, причем в убойные зоны.

А без этого мы не можем быть уверены в том, что нож мгновенно войдет в тело противника на всю глубину лезвия и так же мгновенно его удастся вырвать обратно, что режущий удар в одно касание прорежет не только кожу, подкожные жировые отложения и мышцы, но и достаточно плотную одежду, которую мы носим большую часть года, что при неудачном соприкосновении с мишенью или оружием противника нож не вывернется из руки, что рукоять не будет скользить в потной, а то и покрытой кровью ладони, что, если нож встретит сопротивление при ударе, рука не соскользнет на лезвие, что вес и балансировка ножа позволяют, с одной стороны, наносить мощные и одновременно стремительные удары, а с другой - не создают излишней инерции, препятствующей мгновенному изменению направления движения вооруженной руки и вырывающей из нее нож. Это только часть требований к боевому ножу, при желании список можно продолжить. Ведь исходить следует из того, что против вас не один, а несколько противников, и каждое мгновение, которое вы потеряли, выводя из строя одного из них, дает остальным возможность вывести из строя вас. А если рана, которую вы нанесли противнику, не лишает его мгновенно и абсолютно возможности вести бой, то он может на остатках сил, на адреналине нанести вам удар в спину, пока вы разбираетесь с остальными.

В-третьих, конструкция боевого ножа зависит от условий его производства и применения. Для боевого армейского (и не только армейского) массового ножа дешевизна производства - одно из определяющих качеств. Значит, чем меньше операций и отходов при изготовлении изделия, тем оно выгоднее. Другой критерий, которым руководствуются при конструировании таких ножей, - универсальность. Боевые армейские ножи разрабатываются как изделия, являющиеся одновременно и хозяйственным орудием, и оружием, а такой компромисс по определению не может быть удачным.

Это утверждение можно подкрепить, рассмотрев с указанных позиций штык-нож, причем не только наш, от АК различных модификаций, но и американский от М16, и длинные штык-ножи, точнее, даже тесаки, которые были на вооружении у немцев, австрийцев, французов и японцев в Первую мировую войну, причем в вермахте и в японской армии они сохранились и до конца Второй мировой.

Штык-нож от АК

Штык-нож от АК

Только ленивый не смеялся над тем, как неудобен штык-нож от АК, какой неуклюжей формы у него клинок, как плохо он режет, колет и рубит, как неудобно лежит в руке рукоять. Но для такой работы он предназначен в последнюю очередь. А вот закрепленный на автомате, он великолепен: не нарушает баланса оружия и не мешает стрелять, позволяет легко манипулировать оружием даже в ограниченном пространстве - в окопах, в помещениях, среди растительности, не говоря уже о том, что, подкрепленный весом автомата, легко пробивает и прорезает как обмундирование, так и человеческое тело, нанося страшные раны.

Это подтверждают и эксперименты. Например с АК-47, СКС и трехлинейкой. Со средней силы замаха штык-нож на АК-47 уходил в манекен из вязкой глины, одетый в две промасленные телогрейки и две шинели, до дульного среза. Раневой канал от удара клинковым штыком СКС был несколько глубже, еще более глубокую рану давал игольчатый четырехгранный штык трехлинейки. Но старые наставления по штыковому бою трехлинейкой рекомендовали погружать штык в мишень только на одну четверть длины (иначе штык может завязнуть в ране), а глубина раневого канала от штыка АК лежит как раз в этих пределах. Кроме того, штык АК в сцепке с ножнами превращается в ножницы, которыми можно резать даже закаленную колючую проволоку, находящуюся под напряжением, и сетку-рабицу. Пила на обухе этого штыка позволяет достаточно быстро перепилить арматурный пруток в палец и толще, при этом она не мешает извлекать штык из мишени, не в пример старым французским штыкам.

Американский штык держать в руке удобнее, но он тоже далек от идеала, да и работать М16 в штыковом бою менее удобно, чем АК, особенно в ограниченном пространстве.

Немецкие, австрийские, французские и японские длинные штык-ножи были очень хороши на длинной винтовке для штыкового боя в чистом поле. Хороши они были и для того, чтобы принимать на них прыгающих в траншею противников, колоть с бруствера противника, находящегося в окопе, держать вне дистанции удара палашом или шашкой кавалериста, нанося уколы в морду лошади. Но в любой другой боевой роли никуда не годились. Они позволяют наносить колющие и рубящие удары, имеют рукоятку с защитой кисти для работы отдельно от винтовки как тесаком, но в этом качестве они плохо сбалансированы и для боя в тесноте неудобны, даже если их хорошо наточить. (Кстати, затачивать штык, как нож, нельзя, велика вероятность, что он войдет глубоко в кость и завязнет в ране или у него отломится острие - ведь штык на тяжелой винтовке обладает огромной энергией. Заточка любого штыка рассчитана на разрыв, раздвигание и раскалывание материала мишени, а не на его разрезание или разрубание.) Недаром немцы со второй половины Первой мировой предпочитали ходить в рукопашный бой с револьвером (его имел практически каждый немецкий солдат) и с саперной лопаткой, французы взяли на вооружение траншейные ножи (кстати, при этом, не особо мудрствуя, взяли за образец мясницкий разделочный нож, увеличив немного толщину клинка и слегка изменив конструкцию рукоятки), а австрийцы - палицы с шипами.

Когда же в рукопашный бой против немцев и австрийцев шли наши пластуны, не имевшие штыков на винтовках и действовавшие в рукопашной кавказскими кинжалами (отмечу, что пластуны всегда подбирались к противнику вплотную и вели рукопашный бой в траншеях, в помещениях, а не в поле), они всегда брали верх над противником, действовавшим снятыми с винтовок штык-ножами.

У французского штык-ножа поначалу на обухе вдобавок имелась пила, но французы быстро от нее отказались, так как пользы она приносила мало, а вот в рукопашном бою здорово мешала. При колющем ударе в грудь часто цеплялась за ребро, а при ударе в живот - кишки и тем самым не позволяла быстро освободить оружие и вновь привести его к бою. Чем это чревато в бою, объяснять нет необходимости. Как шанцевый инструмент такие штыки тоже были неудачны: ими можно было с грехом пополам наколоть лучину для растопки, соорудить из них треногу для котелка, а французским штыком с большим трудом еще и перепилить довольно толстую палку. В смысле бытового, хозяйственного применения их чаще всего использовали как подсвечники: втыкали в стол, в стену блиндажа и в кольцо, которое надевается на ствол, вставляли свечу.

Колющее и ударное оружие: нож-кастет американского производства с трехгранным клинком

Колющее и ударное оружие:
нож-кастет американского производства
с трехгранным клинком

Без сомнения, чисто боевыми образцами армейского короткоклинкового оружия на Западе с начала XX века до нынешнего дня можно назвать лишь четыре образца: американский стилет с рукояткой в виде кастета времен Первой мировой войны, узкий обоюдоострый кинжал английских коммандос времен Второй мировой, достаточно широкий обоюдоострый кинжал войск СС и состоявший на вооружении финской армии пуукко. Включить пуукко в категорию чисто боевых ножей можно потому, что этот, по сути, хозяйственно-боевой нож великолепно зарекомендовал себя в ходе боевых действий.

На Востоке, точнее в Юго-Восточной Азии, к таковым можно отнести только небольшой непальский кхукри, который традиционно входил в комплект вооружения гуркхов, служивших в колониальных частях британской армии, и несколько более длинный кхукри, стоящий в настоящее время на вооружении армии Бангладеш. Все остальные варианты не являются чисто боевыми ножами. Это либо компромисс между боевым и хозяйственным ножом, либо между боевым ножом и штыком, либо, наконец, попытка объединить в одном изделии все три функции. Практика показывает, что хорошего результата удается добиться только для одной из этих функций, для остальных же результат будет в лучшем случае не более чем удовлетворительным. Пожалуй, единственным примером достаточно удачного сочетания хозяйственного и боевого ножа является упоминавшийся выше пуукко.

Наконец, конструкция боевого ножа находится в самой тесной связи с техникой боя этим ножом. Например, американский стилет легко прокалывает любое армейское обмундирование, рукоятка в форме кастета обеспечивает надежное удержание, хорошо защищает пальцы, позволяет надежно парировать удары и наносить удары кастетом в голову, но полностью исключает режущие и рубящие удары.

Клинок кинжала английских коммандос очень удобен для колющих ударов, при этом, благодаря своей форме, легко выходит даже из глубокой раны, перекрестье неплохо защищает кисть. Но он очень плохо режет и рубит, да и рукоять не очень удобна.

Немецкие боевые ножи — нож «Люфтваффе» и нож «Пума» для ближнего боя с характерной рукояткой из бакелита красного цвета. Крепления на ножнах являются предшественниками современных способов ношения ножей.

Немецкие боевые ножи — нож «Люфтваффе»
и нож «Пума» для ближнего боя с характерной
рукояткой из бакелита красного цвета.
Крепления на ножнах являются
предшественниками современных способов
ношения ножей.

Эсэсовский кинжал хорош для колющих и рубящих ударов, рукоять лежит в руке как влитая, перекрестье защищает кисть достаточно надежно. Но режущие удары этим оружием не очень эффективны.

Все эти виды боевых ножей больше подходят для работы колющими ударами обратным хватом, при прямом хвате они удобны только для нанесения удара снизу, за исключением эсэсовского кинжала, которым можно наносить и рубящие удары. Пуукко хорош для колющих и режущих ударов, сами финны чаще работали им обратным хватом лезвием вперед, колющими ударами в корпус, шею и режущими в горло. Кроме того, финны были мастера метать его. На расстоянии до 5 метров финский егерь уверенно попадал противнику в горло, поэтому красноармейцев учили: если увидел, что в рукопашной финн, находящийся от тебя на метр и более, взмахнул рукой, немедленно наклоняй голову, тогда нож попадет в каску. При этом пуукко не лишен серьезных недостатков - отсутствие перекрестья и конструкция рукояти затрудняют работу прямым хватом (вот строгать им очень удобно), кисть не защищена, он плохо приспособлен для рубящих ударов, глубокий разрез нанести им во многих ситуациях достаточно трудно, однолезвийный клинок ограничивает боевые возможности этого ножа.

Все разновидности кхукри предназначены для нанесения рубящих ударов. При этом специфическая форма лезвия позволяет легко наносить им и очень глубокие резаные раны. Для колющих ударов кхукри не приспособлен, а однолезвийный клинок и слабая защита кисти дополнительно ограничивают его боевые возможности. Работают кхукри прямым хватом, хотя распространенная на Дальнем Востоке и в Юго-Восточной Азии техника позволяет работать им и обратным хватом тоже.

Официальная модель ножа «Курки» непальских гуркхов, как и прежде, производится методом ручной ковки

Официальная модель ножа «Курки»
непальских гуркхов, как и прежде,
производится методом ручной ковки

Вывод аналогичен тому, что вытекает из анализа попыток объединить в одном изделии боевой нож, хозяйственный нож, штык и шанцевый инструмент - сочетать в одном образце одинаковую эффективность в работе колющими, режущими и рубящими ударами в одном образце боевого армейского ножа не удалось.

Теперь возникает вопрос - а надо ли это вообще? Пусть будут ножи, предназначенные главным образом для колющего удара, другие - для режущего и рубящего. Что кому ближе, тот это и выберет. Надо обязательно! И колющий, и режущий, и рубящий удар имеет свой боевой потенциал, свою нишу применения, и ограничивать возможности бойца нанести поражение противнику нет никакого смысла.

У этой проблемы имеется и еще одна грань.

В Европе короткий боевой клинок традиционно был дополнительным оружием профессионального воина. И использовался им в первую очередь для удара, пробивающего мягкий (матерчатый набивной или кожаный) или металлический доспех. Ополчение европейских народов также носило плотную одежду, что было связано с суровым климатом. В этих условиях для короткого клинка колющий удар эффективнее режущего и рубящего. В рыцарские времена узкий достаточно длинный кинжал использовался для добивания колющим ударом сквозь щели доспеха рыцаря, сбитого с коня.

Схожая в целом картина и на Руси, и у ее восточных кочевых соседей. Вооружение профессионального древнерусского воина включало три вида ножей: засапожный, запоясной и подсайдашный. Засапожник - обычно искривленный узкий колющий обоюдоострый клинок. Запоясной - более длинный и широкий прямой обоюдоострый асимметричный клинок, напоминающий кавказскую каму. Подсайдашный (его носили слева при саадаке, то есть луке с налучьем и колчане) изображают на иллюстрациях как длинный и широкий тесак с изогнутым клинком, лезвием на вогнутой стороне и острием с большим углом схождения, то есть как типичное рубящее оружие. Но в Оружейной палате Московского Кремля представлен подсайдашный нож совершенно другого типа. Узкий искривленный клинок с лезвием на вогнутой стороне, с выраженным острием, Т-образный в поперечном сечении - то есть типично колющее оружие. После монгольского завоевания в вооружении русских воинов присутствует татарский кинжал, представляющий собой искривленный обоюдоострый клинок, предназначенный в первую очередь для колющего удара.

Другими словами, профессиональные воины большей части Европы, Древней Руси и многих народов Средней Азии предпочитали как дополнение к основному рубящему оружию короткоклинковое оружие, предназначенное прежде всего для нанесения колющего удара, а если позволяли обстоятельства - с последующим вспарыванием раны, что определялось характером доспеха и одеждой, отвечающей особенностям климата этих регионов. Что касается России, то хочу привести еще пример из уголовной практики. В первой половине прошлого века среди уголовников "порезать" означало нанести несмертельную резаную рану, а "подколоть" - нанести опасный для жизни колющий удар. Бытовало и такое выражение относительно нравственных принципов употребления ножа: "Чужих колем, своих режем".

Непальские гуркхи с дальних пор пользуются славой отличных бойцов. На снимке один из них точит свой тесак «Курки» с помощью небольшого вспомогательного ножа

Непальские гуркхи с дальних пор
пользуются славой отличных бойцов.
На снимке один из них точит свой
тесак «Курки» с помощью небольшого
вспомогательного ножа

Совершенно иную картину видим мы в Южной и Юго-Восточной Азии, в южных областях Дальнего Востока (напомню, что значительная часть исторических культурных центров Дальнего Востока географически расположена в субтропиках), а также в Африке. Жаркий, а в обширных районах еще и влажный климат исключал толстую тяжелую одежду, а во многих регионах - и доспехи. Поэтому в боевой практике народов этих регионов короткоклинковое оружие было крайне эффективно для нанесения режущих ударов.

Имеющая место в последние десятилетия экспансия восточных боевых искусств на Запад дает нам возможность ознакомиться с системами ножевого боя и видами короткоклинкового оружия, возникшими в этих столь отличных от западной культурах. И грешно было бы этой возможностью не воспользоваться.

К сожалению, сплошь и рядом либо идет механическое заимствование дальневосточных и южноазиатских образцов оружия и школ боя, либо перенимаются наиболее экзотические, непривычные западному человеку элементы. Причем перенимаются абсолютно некритически. А ведь начиная с греко-персидских войн, то есть еще задолго до похода Александра Македонского, до новейшего времени в боевых столкновениях западных народов с народами Востока в конечном счете побеждал Запад. Это хоть и лирическое отступление, но оно не лишнее.

Так каким же, в свете всего вышесказанного, должен быть боевой нож? Не нож для спортивного фехтования, которое сейчас приобретает все большую популярность, не оружие самообороны и не нож для скрытого ношения, не замаскированное оружие, а именно боевой нож, который носится открыто и предназначен для боя с вооруженными противниками?

Это должен быть нож, приспособленный исключительно для боя; при его конструировании не должны браться в расчет ни проблемы выживания, ни пригодность к хозяйственным работам, в том числе к снятию шкуры и разделке туши убитого животного, ни тем более использование его как шанцевого инструмента. Боевая эффективность ножа не должна приноситься в жертву экономике - выбирая между эффективностью и дешевизной производства, отдавать предпочтение следует боеэффективности.

(Начало. Окончание в статье «Боевой нож - история и явь (Часть II)»)

Игорь Зайчиков
Фото Виктора Болтикова
и из книги Д.Поля
“Современные боевые ножи”
Братишка 04-2005

Добавил: Mercenary | Просмотров: 7236 | Рейтинг: 0.0/0 | Оценка: 
Поделиться ссылкой
Комментарии
Внимание
Добавлять комментарии могут
только зарегистрированные пользователи!


РЕГИСТРАЦИЯ | ВХОД


ОРУЖИЕ, БОЕПРИПАСЫ, СНАРЯЖЕНИЕ
XIX - XXI вв
Сайт является частным собранием материалов по теме «стрелковое оружие и боеприпасы» и представляет
собой любительский информационно-образовательный ресурс. Вся информация получена из открытых источников.
Администрация не претендует на авторство использованных материалов. Все права принадлежат их правообладателям.
Администрация не несет ответственности за использование информации, фактов или мнений, размещенных на сайте.