Современная энциклопедия оружия и боеприпасов (стрелковое огнестрельное оружие, боеприпасы и снаряжение)
Навигация
Авторизация
нет данных
     
Забыл пароль | Регистрация
Закладки
Бесплатно
Последние материалы

Для всех родов войск

То, что в ходе боевых действий пистолет-пулемет (именовавшийся тогда у нас для краткости автоматом) оказался основным автоматическим оружием пехоты, стало определенным сюрпризом для всех участвовавших во Второй мировой войне армий. Хотя работы над этим оружием до 1 сентября 1939 года велись во многих странах, нигде ему не отводили решающей роли. Только война заставила вводить его в войска в больших объемах как средство достижения «огневого превосходства» над противником в ближнем бою.

Конструктор из глубинки

Из отечественных образцов самым знаменитым – и это заслуженно – стал наиболее массово выпускавшийся пистолет-пулемет системы Г. С. Шпагина (ППШ). Хорошо известны многим и германские MP.38 и MP.40. И все же лучшим пистолетом-пулеметом Второй мировой войны признан пистолет-пулемет Судаева. Правда, в 1942–1945 годах Красная армия получила всего 765 373 ППС (в основном ППС-43). Из них 531 359 произвел завод им. В. Д. Калмыкова в Москве, 187 912 – предприятия Ленинграда и 46 102 – Тбилиси. ППС составили чуть более 12% от всех пистолетов-пулеметов, изготовленных в СССР в период Великой Отечественной.

Кстати, даже в специальной литературе порой путались, именуя ППС, например, пистолетом-пулеметом Судакова. Поэтому стоит сказать несколько слов о самом конструкторе.

Алексей Иванович Судаев родился в 1912 году в городе Алатырь Симбирской губернии. После окончания профтех-школы работал слесарем. Затем, получив образование в Горьковском строительном техникуме, трудился в «Союзтрансстрое» техником участка. Его первые изобретения – «Автоматическая стрельба из пулемета посредством действия инфракрасных лучей» и «Бензиномер» (оба относились к авиации, вызвали ряд серьезных замечаний) – датируются началом 30-х годов. Но первое авторское свидетельство, врученное Судаеву в 1934-м, было связано с созданием пневматического опрокидывателя для саморазгружающихся платформ.

Будучи призван в том же году в Красную армию, Алексей служил в железнодорожных войсках (тогда он получил авторское свидетельство на изобретение «Противоугон»). Уволившись в 1936-м в запас, поступил в Горьковский индустриальный институт, но через два года перевелся в Артиллерийскую академию РККА на факультет вооружения. Во время учебы разрабатывал проект автоматического пистолета. Обладатель диплома с отличием, младший военный техник Судаев направляется на Научно-испытательный полигон стрелкового вооружения (НИПСВО). В начале Великой Отечественной войны разработал простую в изготовлении зенитную пулеметную установку, производившуюся на московских предприятиях. Однако главная работа молодого конструктора была впереди.

Жесткие требования

Чем обуславливалось появление нового образца пистолета-пулемета уже в первом периоде войны? ППШ, «технологически» относясь к пистолетам-пулеметам нового поколения, рассчитанным на технологии массового производства (холодная штамповка ряда деталей, дорнирование канала ствола, замена клепки сваркой, уменьшение числа резьбовых соединений), «конструктивно» сохранял черты поколения прежнего и в частности «карабинную» схему с деревянной ложей. К тому же ППШ был довольно массивен – с барабанным магазином весил 5,3 килограмма, а с полным боекомплектом (213 патронов в трех барабанных магазинах) – более 9.

Модернизация ППШ в начале 1942 года была рассчитана в основном на упрощение производства. Между тем его громоздкость оказалась неудобна для ряда категорий бойцов-разведчиков (а разведроты старались снабжать пистолетами-пулеметами), лыжников, танкистов, саперов и т. д. Правда, барабанный магазин («диск») уже в 1942 году дополнили коробчатым секторным («рожком»), но и сам ППШ требовалось дополнить легким и компактным образцом под тот же 7,62-мм пистолетный патрон.

Конкурс на облегченный пистолет-пулемет объявили в начале 1942 года. Новый образец должен был соответствовать следующим характеристикам:

  • весить без магазина 2,5–3 кг, а с боекомплектом не более 6–6,5 кг;
  • иметь длину 700–750 мм с откинутым и 550–600 мм со сложенным прикладом;
  • использовать коробчатый магазин на 30–35 патронов по типу принятого к ППШ;
  • обладать уменьшенным до 400–500 выстр/мин темпом стрельбы, дабы снижение массы системы не ухудшало кучность (у имевшихся ППД и ППШ темп стрельбы составлял 1000–1100 выстр/мин), той же цели служил дульный компенсатор, одновременно защищающий ствол от загрязнения;
  • быть удобным для всех родов войск.

Следовало также повысить технологичность, что естественно для оружия, которое предстояло поставить на производство в условиях тяжелой войны. Технологичность ППШ казалась уже недостаточной (отход металла составлял 60–70% чернового веса, ряда дополнительных операций требовала деревянная ложа). Требовалось большинство деталей изготавливать штамповкой, без дальнейшей механической обработки, при средней мощности прессового оборудования, свести число станочных работ на один образец до 3–3,5 часа, а отход металла – не более 30–40%.

Конкурс оказался одним из самых представительных – до 30 образцов, разработанных как уже именитыми конструкторами: В. А. Дегтяревым, Г. С. Шпагиным, С. А. Коровиным, Н. Г. Рукавишниковым, так и куда менее известными: Н. Г. Меньшиковым-Шкворниковым, Б. А. Горонескулем, А. А. Зайцевым (впоследствии этот конструктор примет участие в доработке автомата Калашникова) и др. Поступили проекты и из действующей армии. В конструкции многих пистолетов-пулеметов чувствовалось влияние германских МР.38 и МР.40.

Первые испытания прошли на НИПСВО в конце февраля – начале марта 1942 года. Внимание не себя обратили образцы В. А. Дегтярева и слушателя Артиллерийской академии техника-лейтенанта И. К. Безручко-Высоцкого. Пистолет-пулемет последнего выделялся оригинальными решениями деталей автоматики, стремлением к широкому использованию штамповки, шовной и точечной сварки, что соответствовало исходным требованиям. Безручко-Высоцкому предложили доработать оружие, в то же время наиболее удачные его решения рекомендовали использовать офицеру НИПСВО военинженеру 3-го ранга А. И. Судаеву в его опытном пистолете-пулемете. Надо отметить, однако, что хотя в образце Судаева использованы особенности устройства подвижной системы автоматики и отражателя стреляной гильзы образца Безручко-Высоцкого, в целом это была самостоятельная конструкция.

Уже в апреле 1942 года в мастерской НИПСВО изготовили новый опытный пистолет-пулемет Судаева, а в конце апреля – начале мая он проходил полигонные испытания наравне с изделиями Дегтярева, Коровина, Рукавишникова, Зайцева, Огородникова, вторым образцом Безручко-Высоцкого. Вскоре на испытания поступил и новый «цел