Оружие-солдат. Ненаучный разговор о «Макарове»

Пистолет Макарова ПМ

ЭТОМУ ПИСТОЛЕТУ ОБЯЗАН ЖИЗНЬЮ. ТРИЖДЫ

…«Брожу» по оружейным сайтам. По пистолетным, в частности. Интересно. Народ развлекается стрельбой из пистолетов, а потом в Интернете делится впечатлениями.

Кто-то стрелял из «Глока». Сплошной восторг: и балансировка, и наклон рукоятки, и в руке лежит как надо. Сам из пластмассы сделан. Стрелять приятно и попадать несложно. Но это при стрельбе в тире.

Другой попробовал стрелять из «Кольта» М1911. Старое, испытанное оружие. Сорок пятый калибр. Пистолетного патрона мощнее уже и быть не может. Стрелок поражен силой выстрела, находится под впечатлением.

Вот и рассказывают наперебой – о «Беретте», «Маузере», «Астре», «Вальтере»… Только о российском оружии помалкивают. О новейших образцах российских пистолетов речи нет, они сейчас пока еще редкость. А распространенный «Макаров» у таких знатоков-любителей восторгов не вызывает, и оружейным шедевром они его тем более не считают. Кроме того, в последнее время появилось много публикаций, где ПМ часто представляется маломощным и неэффективным оружием с невысокой меткостью стрельбы.

Но так считают дилетанты. Те, кто не имеет достаточного опыта и знаний в вопросах применения и боевого использования пистолетов.

Знающие же люди понимают, что «Макаров» – не для стрельбы в удовольствие и не для спорта. Это оружие-солдат, он создан для войны. Тот, кого ПМ не подводил и выручал в трудную минуту, был рядом и спасал в бою, понимает это. И ценит его.

Мне пришлось пользоваться «Макаровым» достаточно часто, в том числе и в боевой обстановке. Этот пистолет как минимум трижды сохранил мне жизнь. Он был всегда при мне, став самой необходимой вещью на войне. На основании собственного опыта и сложилось мое отношение к ПМ, мнение о его возможностях и задачах в бою.

Это моя личная точка зрения, которой и хотелось бы поделиться. При этом постараюсь не касаться уже хорошо известных всем истин об очевидных достоинствах и недостатках этого оружия.

РЕШЕНИЕ ПРОТИВОРЕЧИВОЕ, НО…

На первый взгляд странным может показаться то, что на протяжении нескольких десятилетий в СССР, а потом и в России пистолет Макарова был практически единственным и самым распространенным образцом короткоствольного оружия. Им вооружались все: армейские и морские офицеры, работники МВД, инкассаторы, охранники и многие другие. Прямо-таки универсальное оружие. Но универсального оружия не бывает. Потому и претензий в адрес «Макарова» было предостаточно.

Пистолет Макарова ПМ

В армейской среде, между офицерами, эта тема поднималась достаточно часто. Большинство сходилось во мнении, что на вооружении в армии следовало бы иметь пистолет помощнее, с большим боекомплектом. Откровенно сожалели о том, что такой замечательный, на наш взгляд, пистолет, как АПС, уже давно был снят с вооружения и в войсках встречался очень редко.

Здесь часто обращались к опыту германской армии времен Второй Мировой войны. На вооружении там находилось более 30 различных образцов пистолетов, включая и оружие захваченных стран. При этом, как правило, офицеры штабов и иные, не участвовавшие непосредственно в бою, имели на вооружении небольшие, компактные и надежные пистолеты. Например «Вальтер ПП», «Маузер ХСц», «Маузер М1914/34», «Зауэр 38Х». Полевые офицеры вооружались более мощным оружием: «Парабеллум П-08» или «Вальтер П-38». И хотя исключения из этого правила довольно часто имели место, логика в подобном решении, безусловно, была.

И мы откровенно недоумевали, почему в Советской Армии не пошли по этому же очевидному и логичному пути, а приняли на вооружение всего-навсего один, как нам тогда казалось, не самый удачный, посредственный образец.

В настоящее время подобное решение меня уже не удивляет. Мало того, опираясь на свой нынешний опыт, могу сказать, что, скорее всего, именно оно, это решение, и являлось верным. Почему?

В бою никакой пистолет не может играть роль основного оружия. Он применяется только как дополнительное, резервное оружие. И в этом случае наиболее важную роль начинают играть такие характеристики, как габариты и вес, надежность и безотказность, безопасность в обращении. Но самое главное – время первого выстрела. И если подходить в плоскости этих требований, чем «Макаров» плох?

В боевой обстановке – и в бывшей Советской Армии, и в нынешней Российской – все офицеры, от командира взвода до командира батальона включительно, в качестве основного оружия имеют на вооружении автомат. Мало того, в Чечне даже штабные офицеры вооружались автоматами. А в этом случае им абсолютно не нужен большой, мощный и дальнобойный пистолет. Именно компактный и надежный ПМ как нельзя лучше подходит на роль дополнительного оружия.

ТАКОЕ МОЖЕТ СЛУЧИТЬСЯ ЛИШЬ РАЗ, НО И ЖИЗНЬ – ОДНА

На войне офицер должен быть вооружен всегда. Это правило. Даже спокойная, на первый взгляд, обстановка может мгновенно и неожиданно измениться, поставив безоружного в безвыходное положение. В моей практике подобных случаев было предостаточно. Исходя из этого, и выводы были сделаны соответствующие. С пистолетом ПМ не расставался никогда. В обычной обстановке, находясь на территории части, пистолет был на поясе в армейской кобуре. К поясному ремню пристегнут штатным кожаным ремешком.

Мне было не совсем понятно решение некоторых офицеров не получать на складе это личное оружие, довольствуясь лишь автоматами. Мотивация была простой – можно потерять или могут украсть. Справедливости ради следует заметить, что случаи утраты оружия хоть и не часто, но имели место. Причем автоматы терялись ничуть не реже, чем пистолеты.

Пистолет Макарова ПМ

Во время выходов, когда при себе приходилось иметь весь комплект вооружения и снаряжения, ПМ оказался отнюдь не лишним. И работа ему всегда находилась. Такое оружие желательно было иметь на тот случай, когда основное, например автомат, не было готово к использованию, разряжено или неисправно. И не столь важно, что такое бывало редко. Все же такие моменты имели место. Лично у меня подобное случалось, и, к сожалению, не раз.

Где в этом случае должен размещаться пистолет, каждый решает сам. Кому как удобнее. Но при этом необходимо учитывать следующее: он не должен мешать, а должен находиться всегда под рукой и постоянно быть готовым к выстрелу, легко извлекаться и не быть на виду. Здесь, конечно, следует еще учитывать и вопрос сохранности оружия. Мне немало пришлось поэкспериментировать, пока не было найдено, на мой взгляд, «золотое сечение». Пистолет размещался в открытой наплечной кобуре, слева, под разгрузочным жилетом. То есть под рукой и не на виду.

Возможность использовать пистолет как дополнительное оружие имелась только у офицеров или прапорщиков, рядовому и сержантскому составу такое оружие по штату не полагалось. Поэтому и вставал вопрос: чем вооружать снайперов или гранатометчиков? Им, как никому другому, требовалось дополнительное оружие, ведь успешно применить снайперскую винтовку или гранатомет можно было далеко не в любой обстановке. В конечном итоге приняли «соломоново решение»: кроме СВД и РПГ снайперы и гранатометчики получили на вооружение в качестве дополнительного оружия укороченный автомат АКС-74У – «ксюху». Тоже не идеальный вариант, но лучше, чем ничего.

О «КЛОУНАДЕ» В БОЕВИКАХ И О ТОМ, КАК ВСЕ ПРОИСХОДИТ НА САМОМ ДЕЛЕ

Достаточно часто имели место случаи, когда использование пистолета было более предпочтительным, чем автомата. Например, при осмотре помещений, жилых домов. Автомат убирался за спину, пистолет – в правой руке, левая рука свободна. Преимущество пистолета в данных условиях – его мобильность. Можно быстро изменить направление стрельбы, переместив руку либо довернув кисть руки, в которой находится оружие, в сторону цели и сделать выстрел.

Другая рука при этом остается свободной. Ею можно толкнуть дверь, прикрыться от наносимого удара. Да мало ли для чего еще она может понадобиться? Большое дело в таких обстоятельствах – свободная рука. Использование автомата таких преимуществ не дает. Да и слишком уж мощным оружием является автомат для стрельбы в помещениях – можно покалечиться самому либо искалечить своих товарищей. Речь идет о рикошете своих же пуль.

Подобная картина происходила и при досмотре блиндажей в захваченных бандитских лагерях. В правой руке пистолет, а в левой – фонарик. Автомат на ремне убирался за спину. Конечно, сразу в блиндаж с пистолетом и фонариком в руках никто не лез, соблюдались меры предосторожности.

В дверной проем либо в печную трубу забрасывали гранаты. Правда, не всегда это было возможно. Зачастую печная труба была выведена в сторону от помещения, и бросок гранаты в нее ничего не давал. Кроме того, встречались блиндажи, перед входом в которые отрывалась ломаная траншея. Поразить такие блиндажи ни броском гранаты, ни выстрелом из гранатомета, ни автоматной очередью не представлялось возможным. Тогда в них проникнуть никто и не пытался. Их разрушали накладным зарядом, установленным на крыше блиндажа.

Пистолет Макарова ПМ

Хотелось бы предостеречь от приемов использования пистолетов, навеянных кинематографом. Особенно американским, но и отечественный теперь тоже под стать. Например, сериал о морском спецназе «Морские котики». В нем герои довольно часто, с сосредоточенными и суровыми лицами, «выполняют задачи» в недрах больших кораблей, подвалах домов и цехах заброшенных заводов. При этом пистолет они держат двумя руками, вытянутыми перед собой. Резкими и судорожными движениями им приходится поворачиваться всем корпусом в разные стороны, пытаясь обнаружить врага. Перемещаются они при этом семенящими шажками, «раскорячившись» на расставленных полусогнутых ногах. Причем зачастую смотрят в одну сторону, идут в другую, а оружие при этом направлено в третью. В этом случае, обнаружив врага, они успеют только испугаться, может быть, еще «мама» успеют сказать. А вот навести оружие на цель и выстрелить – уже нет, не успеют. Так и хочется подсказать им, чтобы держали пистолет одной рукой. Уж куда проще при этом станет действовать: двигаться и стрелять. Правда, тогда и зрелищность уже будет не та.

Но это кино, и с суровой действительностью здесь ничего общего нет. А стрельба с двух рук из ПМ вполне возможна и в некоторых случаях даже предпочтительна, так как дает более высокий результат попадания. Правда, при условии, что дальность до цели велика и есть возможность и время тщательно прицелиться. Но это исключения, а правило – пистолет должен быть в одной руке, так гораздо удобнее. Кто не верит, пусть попробует и убедится сам.

ВЫСТРЕЛ – В ЛЮБУЮ СЕКУНДУ

Револьвер в сравнении с пистолетом имеет немало недостатков. Но есть и ряд достоинств, причем достаточно серьезных. Одно из них, весьма важное, – готовность оружия к выстрелу. Другое – безопасность в обращении. Здесь револьвер превосходит пистолет. Общеизвестно: чтобы произвести из пистолета выстрел, его нужно извлечь, снять с предохранителя, передернув затвор, дослать патрон в патронник, навести на цель, и только тогда – выстрел. Сколько все это займет времени? Несколько секунд? Но это много. В бою их нет. Как быть? Пришлось махнуть рукой на некоторые меры предосторожности. И как потом оказалось, совершенно не зря.

Пистолет готовился следующим образом: в него устанавливался снаряженный магазин, затвор передергивался, и патрон досылался в патронник. Магазин вновь извлекался, постановкой пистолета на предохранитель курок сбрасывался с боевого взвода. После чего оружие снова снималось с предохранителя. Магазин доснаряжался одним патроном и устанавливался в пистолет. Все. Теперь мы имели: девятый патрон в стволе, курок не взведен, с предохранителя пистолет снят. Это обеспечивало относительную безопасность в обращении с оружием. Но самое главное – он теперь всегда был готов к выстрелу. Есть время – можешь взвести курок, нет – первый выстрел делаешь самовзводом.

ПМ – хорошее оружие. Он прощал и такую вольность, как патрон в патроннике: даже когда пистолет падал и ударялся тыльной частью, выстрела не происходило. Главное, чтобы курок в этот момент не был взведен. Не в пример ему пистолет ТТ, который, имея патрон в патроннике, при падении почти стопроцентно дает выстрел. А там уж одному Богу известно, куда полетит пуля.

В БОЮ – НЕ В ТИРЕ, ОЦЕНКУ СТАВИТ ТОТ, КТО ОСТАЛСЯ ЖИВ

Встречается мнение, что пистолет Макарова малопригоден для точной стрельбы. Объяснить это пытаются тем, что у него короткая линия прицеливания и не очень удачная балансировка. Конечно же, это не совсем так. Не могут попадать из ПМ те, кто не обучен стрельбе из пистолета. Это как в шутке про плохого танцора: рад бы сплясать, да все время мешает что-то. Но дело даже не в этом. Тут следовало бы разобраться с вопросом: а куда и как, собственно говоря, нужно попадать из пистолета? Белке в глаз, как якутский охотник?

Когда-то, достаточно давно, в одном из военных журналов мне встретилась довольно интересная информация на эту тему. Там речь шла о том, что в Америке было исследовано десять тысяч случаев применения короткоствольного оружия: пистолетов и револьверов. И оказалось, что почти всегда это оружие применялось на дальности от 3 до 7 метров.

Мой опыт применения пистолета говорит о том же. Огонь велся по целям, находящимся на дальности не более 6 метров. Только один раз пришлось стрелять из ПМ на дальность около 70 метров. Но о какой-либо прицельной стрельбе в этом случае речь уже не шла, тем более что огонь велся в движении. На этот счет один мой знакомый чеченец шутил, что пистолет нужен в драке – для того, чтобы не бить кулаком. В этой шутке определенный здравый смысл имеется.

И какая при стрельбе на такие дальности нужна точность? Здесь гораздо более важными являются другие параметры оружия. Опять же – время первого выстрела и безотказность в работе.

А такое понятие, как прицельная стрельба из пистолета в боевой обстановке, является достаточно условным. Это не в тире и не на стрельбище. Но о возможностях точной стрельбы из ПМ тоже можно поговорить.

Я имел возможность постоянно тренироваться в стрельбе из «Макарова». Пожалуй, не было и дня, когда бы не сделал несколько десятков выстрелов. Это обстоятельство позволило стать достаточно подготовленным стрелком. Во всяком случае, пивную бутылку, установленную на 20 метров, разбивал вторым-третьим выстрелом, стреляя с руки. Это хороший результат. И не надо улыбаться по поводу пустых пивных бутылок. В Чечне редко кто стрелял по стандартным мишеням. Основными целями там были пустые бутылки и консервные банки, а согласно размерам, готовили мишени разве что только для пристрелки оружия и при проведении занятий по стрельбе с личным составом.

Но при этом я не являлся лучшим стрелком, имелись и более подготовленные, которые, тоже стреляя по бутылкам, из 8 выстрелов добивались 7 попаданий. Так что из «Макарова» точная стрельба очень даже возможна. Главное, чтобы он оказался в умелых руках.

О надежности и безотказности ПМ ходят легенды. И это справедливо. Так оно и есть, здесь даже добавить нечего. Только хотелось бы узнать, как поведет себя, например, пластмассовый «Глок», находящийся на вооружении какого-нибудь пехотного лейтенанта, командира взвода, живущего в сырой палатке и неделями не вылезающего из грязных окопов. Сомневаюсь, что в подобных условиях «Глок» смог бы составить «Макарову» достойную конкуренцию.

ПОГИБНУТЬ МОЖНО ИЗ-ЗА… ШНУРА

Один из моих командиров называл эту принадлежность «ревшнуром». Револьверный шнур, все вполне понятно. Но так она называлась тогда, когда на вооружении имелись револьверы, а сейчас по-другому – пистолетный шнур. Важная принадлежность, хотя многие и пренебрегают ею, считая, что она мешает. Предназначена для того, чтобы обеспечить сохранность оружия при различных обстоятельствах. А обстоятельства могут быть какие угодно: стрелок споткнулся, упал, выронил оружие или его выбили из руки. И не придется тогда пистолет искать в траве или в грязи, он останется на прочном кожаном ремешке, пристегнутом к поясному ремню. Но оружие можно потерять не только в бою, а и в спокойной, обычной обстановке тоже. Примеров тому предостаточно. В том числе и при посещении, извините, клозета. Увы, подобные случаи имели место не раз. Здесь можно обойтись и без натурализма, хотя должен отметить одну интересную деталь: извлеченное из туалета оружие уже ничем и никак нельзя было спасти. Оно стремительно ржавело.

Пистолет Макарова ПМ

Но и неправильное использование пистолетного шнура могло привести к серьезным неприятностям. Расскажу об одном случае, который чуть было не завершился трагическим финалом. В ходе боя в населенном пункте пришлось под обстрелом менять огневую позицию. Перебегая к укрытию, зацепился пистолетным шнуром за торчащие из разбитой бетонной плиты прутья арматуры. Это оказалось настолько неожиданным, что с размаху упал на бетон, больно ударившись локтем и коленом. Прутьями арматуры травмировал бедро. Мало того, выронил автомат, который отлетел в сторону. От боли на несколько мгновений перестал соображать и понимать происходящее. Придя в себя, пытался освободиться. Но пистолетный шнур перехлестнулся каким-то немыслимым образом вокруг прутьев арматуры и затянулся морским узлом. Освободиться никак не получалось. Я был совершенно беззащитным на открытом участке. Казалось, что противник стреляет только в меня, а потому висеть на кожаном шнурке мне оставалось совсем недолго. Распутать или порвать ремешок не выходило, а разрезать было нечем. Выручили ребята. Подбежали втроем, у одного из них в руке уже был нож. Шнур был перерезан мгновенно. Меня подхватили под руки и бегом оттащили в укрытие, на ходу подобрав и мой автомат.

Вывод из произошедшего со мной был сделан сразу. В дальнейшем пистолетный шнур я аккуратно сворачивал и укладывал либо под поясной ремень, либо под разгрузочный жилет. Все зависело от того, где в этот момент находился пистолет. Теперь он не мешал и ни за что не цеплялся, а при извлечении оружия легко расправлялся. Несмотря на такой неприятный случай, считаю, что использование пистолетного шнура в боевых условиях желательно. И не обязательно это должен быть штатный кожаный ремешок. В зимних камуфляжных куртках имеется внутренний карман, предназначенный специально для ношения пистолета. В нем находится и капроновый шнур с карабином для крепления пистолета. Приходилось использовать подобные шнуры, взятые от старых зимних курток. Одним концом их пристегивали к ПМ, а другим привязывали к снаряжению, например, к лямке разгрузочного жилета.

P.S. Вот, пожалуй, и все. На этом можно было бы и завершить краткий разговор о «Макарове». Хотя нет, можно еще улыбнуться, вспомнив одну веселую историю. Она произошла в годы моей офицерской молодости. В ту пору служба моя проходила в Туркестанском военном округе. Гарнизон располагался в небольшом туркменском городке на берегу маленькой речки. Оазис посреди пустыни Каракумы. Вдалеке виднелся Копетдагский хребет. Служил там с нами один офицер, звали его Валера Шлихман. Хороший парень и толковый специалист. Но карьера офицерская у него почему-то не складывалась: в свои двадцать девять лет он был еще старшим лейтенантом, командиром танкового взвода.

Командование части справедливо решило, что офицеру нужно расти по службе, и предложило ему вышестоящую должность. Валера дал свое согласие на перевод и вскоре убыл к новому месту службы, на капитанскую должность. А новое место оказалось в глухом туркменском военкомате, затерянном где-то в пустыне Каракумы.

Прошло полгода, а может, и несколько больше. Валера явился к нам на побывку погостить, уже в звании капитана. В офицерском общежитии быстро накрыли стол и организовали праздничный ужин. Вечер прошел в разговорах и беседах, под столом сгрудилось несколько пустых бутылок. Все настойчиво просили Валеру рассказать о службе на новом месте.

– Все нормально ребята, все в порядке. Только одно плохо: русских там мало, двое всего.

– Как мало, как двое? – удивились мы.

– Да, мало русских, – снова повторил Валера, подняв глаза и обведя всех мутным, нетрезвым взглядом. – Всего двое – я и пистолет Макарова. – И, довольный произведенным эффектом, откинулся на спинку стула.

Нам стало весело. Учитывая валерину фамилию, его типичную еврейскую внешность, своеобразную манеру разговаривать и легкую картавость, его и самого можно было считать русским достаточно условно. Так что настоящий русский в том глухом туркменском военкомате был всего один – пистолет Макарова…

Юрий Васильев
«Солдат удачи» № 12-2008

  • Статьи » Профессионалы
  • Mercenary860

Комментарии

ВНИМАНИЕ!
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Форма входа на сайт
Пароль