Современная энциклопедия оружия и боеприпасов (стрелковое огнестрельное оружие, боеприпасы и снаряжение)
Навигация
Авторизация
нет данных
     
Забыл пароль | Регистрация
Закладки
Бесплатно
Последние материалы

«Три богатыря», или новые боевые пистолеты (Часть II)

(Окончание. Начало в статье
««Три богатыря», или новые боевые пистолеты (Часть I)»)

1997 году Министерство обороны России вновь вернулось к вопросу принятия на вооружение пистолетного комплекса Сердюкова, но уже под патрон 9×19 РГ 057. В качестве основного соперника пистолета «Грач-2» конструкции Ярыгина выступал пистолет РГ 055 (СР.1), уже принятый на частичное вооружение в ФСБ, ФСО и ряде других силовых ведомств.

Государственные испытания пистолетов «Грач-2» и ПС РГ 055 проводились на научно-исследовательском испытательном полигоне «Ржевка» Министерства обороны. При этом ЦНИИТОЧМАШ представил модернизированный вариант пистолета Сердюкова ПС, рассчитанный на использование 9×19 мм патрона РГ 057. Изменения коснулись как внешней формы кожуха-затвора, так и существенно переделанной рамки. Опытно-конструкторские работы по дополнительному испытанию этого пистолетного комплекса получили новое обозначение - тема «Гранит». Однако в связи с нехваткой патронов и отсутствием стабильного финансирования их производства государственные испытания новых пистолетов Ярыгина и Сердюкова были завершены только в декабре 1999 года. По результатам испытаний ПЯ удовлетворил практически всем требованиям ТТЗ, а пистолет ПС не был рекомендован к доработке. Пистолет Сердюкова по безотказности в нормальных условиях эксплуатации и ресурсу деталей (в том числе и узла запирания) не удовлетворил требованиям ТТЗ. Высказывались претензии к форме его пистолетной рукоятки, а также к сравнительно большому усилию, необходимому для выключения рычажной защелки магазина, что осложняло его замену.

Создатели пистолета ГШ-18 - А.Г. Шипунов (слева); В. П. Грязев (справа)

Создатели пистолета ГШ-18 -
А.Г. Шипунов (слева); В. П. Грязев (справа)

Конструкторам ЦНИИТОЧМАШ, второй раз получившим «неуд», вновь пришлось взяться за усовершенствование своего детища. Доработка 9×21 мм пистолета Сердюкова продолжилась до 2000 года. Он получил пистолетную рукоятку более удобной формы, кнопочную защелку магазина и несколько измененную конструкцию целика. Новый вариант этого оружия теперь назывался «9 мм самозарядный пистолет Сердюкова (СПС)». Поскольку эти пистолеты могли использовать различные типы патронов, на всех образцах пистолетов СПС с правой и левой стороны пистолетной рукоятки стали выштамповываться типы применяемых боеприпасов.

Существенно была расширена номенклатура используемых патронов для этого оружия. Теперь в состав 9×21 мм пистолетного комплекса входили патроны: СП. 11 (индекс 7 Н28) - с пулей со свинцовым сердечником в биметаллической оболочке; СП. 12 (индекс 7 Н29) - с пулей со стальным сердечником и СП. 13 (индекс 7 БТЗ) - с бронебойно-трассирующей пулей.

Патрон с пулей СП. 11 со свинцовым сердечником предназначался для поражения живой силы противника, не защищенной средствами индивидуальной защиты, или в средствах защиты без металлических защитных пластин и для учебных стрельб. Пуля патрона СП. 11 отличительной окраски не имела. Патрон с пулей СП. 12 со стальным сердечником предназначался для поражения живой силы противника, защищенной средствами индивидуальной защиты, в том числе находящейся в транспортных средствах и за легкими преградами (дверями, деревянными перекрытиями, тонкими стенами). Пуля патрона 7 Н29 состоит из стального термоупрочненного сердечника, полиэтиленовой рубашки и биметаллической оболочки. Носовая часть сердечника выступает из оболочки. Подобная конструкция пули позволила снизить потери энергии бронебойного сердечника на пробивание оболочки пули. Благодаря этому пуля патрона 7 Н29 обладала высоким пробивным действием. Вершинка пули патрона СП. 12 окрашивалась в черный цвет.

Патрон с бронебойно-трассирующей пулей СП. 13 предназначался для корректирования огня, целеуказания, а также поражения живой силы противника в средствах индивидуальной бронезащиты, в том числе находящейся в автомобилях и за различными укрытиями (дверями, деревянными перекрытиями, тонкими стенами). Пуля патрона 7 БТЗ состояла из стального сердечника, свинцовой рубашки, трассирующего состава и биметаллической оболочки. Носовая часть сердечника пули этого патрона так же, как и у СП. 12, выступала из оболочки. Кучность стрельбы патрона СП. 13 не уступала патрону СП. 12, а его пробивная способность была немногим меньше, чем у СП. 12. Вершинка пули патрона СП. 13 окрашивалась в зеленый цвет.

В том же 2000 году на вооружение ФСБ и СВР приняли новый комплекс стрелкового оружия, включавший в себя 9 мм пистолет СР.1 «Вектор», 9 мм пистолет-пулемет СР.2 «Вереск» и 9×21 патроны.

Вскоре на базе пистолета СР.1 конструкторами ЦНИИТОЧМАШа был разработан его экспортный вариант РГ 060, получивший собственное имя «Гюрза». Под него спроектировали и экспортную модификацию патрона СП. 10.

В настоящее время пистолеты РГ 055 ПС/СР.1 состоят на вооружении специальных подразделений ряда силовых структур России и некоторых зарубежных государств.

Пистолет СР.1 обладает очень высокими боевыми характеристиками. Кучность боя при стрельбе из положения сидя тремя сериями по 10 выстрелов на дальность 25 м r50 составляла 2,8 см, а r 100-6,4 см. 9×21 пистолетный патрон СП. 10 обеспечивал пробитие 5 мм стального листа на дальности 50 м.

С принятием на вооружение пистолета СР.1 отечественные спецслужбы получили очень мощное личное оружия самообороны наряду с целой группой высокоэффективных боеприпасов. Вместе с пистолетом-пулеметом СР.2 они составили комплекс индивидуального ручного огнестрельного оружия, по своим возможностям многократно превосходящий разработанные на Западе перспективные образцы автоматического стрелкового оружия самообороны по программе РDW.

Технические решения, воплощенные в «Граче-3», также не пропали даром. Уже в августе 1993 года были завершены испытания модернизированного пистолета ПМ (ПММ) конструкции Макарова-Плецкого-Шигапова под патроны 9×18 ПМ и 9×18 ПММ, ставшего родоначальником целой серии коммерческих и спортивных образцов. А с 1994 года Ижевский механический завод освоил малосерийный выпуск пистолета ПММ для правоохранительных органов. При этом выпускаемые в настоящее время пистолеты ПММ канавок в патроннике не имеют, так как рассчитаны на использование только стандартных патронов 9×18 ПМ. Это явилось, судя по всему, временной мерой, так как принятие более эффективного пистолета под патрон 9×19 затягивалось на неизвестное время.

Однако повышение мощности 9 мм патрона ПММ (изделие 57 Н-181 СМ) привело к тому, что использовать его для стрельбы из пистолета ПМ, ввиду вероятного его разрушения, стало невозможно. Поскольку оба патрона имеют одинаковые габариты, то создалась возможность использования при стрельбе из ПМ новых «высокоимпульсных» патронов, что могло привести не только к повреждению оружия, но и травмированию стрелка. Естественно, что в таких условиях поставлять в армию в массовых количествах патроны с повышенной дульной энергией было недопустимо. Кроме того, существенному распространению этого патрона также не способствовала очень сильная отдача при стрельбе из пистолета ПММ подобными боеприпасами.

Впрочем, ижевские конструкторы еще продолжают питать определенные надежды на дальнейшую судьбу этого пистолета, которые связывают с новыми 9 мм пистолетными патронами. С целью расширения возможностей пистолета Макарова в конце 1990 х годов для него были разработаны новые специальные патроны:
- СП. 7, с пулей обеспечивающей повышенное останавливающее действие. Его пуля массой 6 г имела начальную скорость 420 м/с;
- СП. 8, с пулей с уменьшенным пробивным действием, которая обеспечивала надежное поражение живых целей внутри самолетов и при этом не пробивала его обшивку. Его пуля массой 5 г имела начальную скорость 250 м/с.

Для повышения боевых качеств с 2001 года специально для пистолета ПМ/ПММ было освоено производство новых 9×18 пистолетных патронов с пулей повышенной пробиваемости ПБМ (индекс 7 Н15) массой 3,55 г. Российским конструкторам удалось добиться за счет уменьшения массы пули того, что импульс отдачи при выстреле, практически стал равен импульсу отдачи при стрельбе штатным патроном 9×18 мм ПМ. Полуоболочечная пуля патрона 9×18 ПБМ имеет оголенный стальной сердечник и алюминиевую рубашку. При стрельбе из пистолета ПММ новым патроном 9×18 ПБМ пуля пробивает общевойсковой защитный жилет 6 Б5-12 на расстоянии 30 м с вероятностью 100%, а стальной 5 мм лист на расстоянии 15 м - с вероятностью 80%.

В настоящее время 9 мм пистолет ПММ под штатный патрон 9×18 ПМ производится на Ижевском механическом заводе и состоит на вооружении Российской армии и Федеральной службы охраны (ФСО), а также ряда подразделений органов внутренних дел.

Участники конкурса по созданию перспективного армейского пистолета «Грач» тем не менее не сидели без дела. К ним прибавился новый конкурсант - тульское ГУП «Конструкторское бюро приборостроения» (КБП) со своим комплексом «боеприпас-оружие»: легким и в то же время мощным пистолетом ГШ-18 и 9×19 специальным усиленным пистолетным патроном с очень легкой бронебойной пулей ПБП (позже получившим обозначение «7 Н31»). 9 мм самозарядный пистолет ГШ-18 был создан под руководством известных отечественных конструкторов стрелкового, артиллерийского вооружения - генерального конструктора и начальника КБП В.П. Грязева и его заместителя А.П. Шипунова (ГШ - Грязев-Шипунов, цифра 18 обозначает емкость магазина). Тульские оружейники на свой страх и риск спроектировали новое оружие и патрон под него и предложили их на конкурс.

9-мм пистолет Грязева-Шипунова ГШ-18. Опытный образец 2000 года, проходивший полигонные испытания. Первая модель

9-мм пистолет Грязева-Шипунова ГШ-18.
Опытный образец 2000 года,
проходивший полигонные испытания.
Первая модель

Первым делом тульские конструкторы КБП  В. К. Зеленко, В.М. Королев и В.А. Волков во главе с А.Г. Шипуновым и В.П. Грязевым занялись отработкой нового патрона ПБП (патрон пистолетный бронебойный). При этом за основу был взят штатный пистолетный 9×18 патрон ПМ, а в основу конструкции пули была положена схема автоматной пули СП-5. В первую очередь было принято решение поднять мощность патрона за счет увеличения дульной энергии пули с бронебойным сердечником, а не за счет наращивания баллистического импульса. Для этого разработали специальную бронебойную пулю с термоупрочненным стальным сердечником в полиэтиленовой рубашке. Более легкая пуля имела биметаллическую оболочку с оголенной головной частью сердечника. При том же баллистическом импульсе патрона, что и у ПМ (0,22 кг в секунду), начальная скорость выросла с 315 м в секунду до 500. Этот патрон мог использоваться без каких-либо усовершенствований в штатных пистолетах ПМ. Зато внешнее воздействие пули изменилось довольно сильно. Если раньше штатная пуля ПМ с 10 метров пробивала лишь полтора миллиметра стального 10 мм листа, то теперь с этой дистанции пистолет ПМ пробивал пятимиллиметровый лист, что и с дистанции 0,5 м было не под силу даже штатному американскому военному 9 мм пистолету «Беретта» М 9.

Эффект от использования новых пистолетных патронов, по существу, был равноценен перевооружению, только без значительных финансовых затрат и переобучения личного состава. Однако сам патрон ПМ все-таки отставал от своего основного конкурента - пистолетного патрона 9×19 НАТО «Парабеллум», который по импульсу в полтора раза превосходил отечественный. Пистолет Ярыгина «Грач» под 9 мм патрон «Парабеллум» уже разрабатывался в Ижевске. Однако как его конструкция, так конструкция и технология производства патронов к нему 9×19.000 (производства Ульяновского механического завода) и 9×19 ПСО (производства Тульского патронного завода) туляков не устраивали. К тому же тульские конструкторы считали эти патроны излишне тяжелыми (масса патрона 11,5 и 11,2 г - соответственно).

Поэтому в КБП было принято решение взять за основу для нового оружия 9×19 пистолетный патрон и модернизировать его соответствующим образом, использовав в нем пулю, конструктивно аналогичную ПБП. Новый очень мощный 9×19 пистолетный патрон ПБП (7 Н31) с пулей повышенной пробивной способности теперь обеспечивал пробитие бронежилетов третьего класса или 8 мм стальной плиты на дистанции до 15 м.

Новый тульский пистолет появился летом 1998 года сразу после окончания работ над пистолетом П-96. Первые образцы пистолета ГШ-18 отличались от П-96 в основном принципом запирания - перекосом ствола. Проектирование пистолета велось с учетом требований, предъявлявшихся ГРАУ к современным армейским пистолетам.

В процессе работы над новым оружием конструкторам КБП в 1998-2001 годах удалось не только повысить ресурс деталей и безотказность работы оружия в затрудненных условиях, но и, существенно переработав, улучшить конструкцию самого пистолета, причем упор делался на его использование с высокоимпульсным патроном 9×19 ПБП собственной разработки.

Грязев при проектировании пистолета ГШ-18 взял линию на создание образца, кардинально нового в конструктивном и технологическом плане, максимально легкого и дешевого в производстве. Он провел предварительный анализ последних конструкций современных зарубежных пистолетов. Его привлек австрийский пистолет «Глок-17», к основным особенностям которого относились: пластмассовая рамка; ударниковый ударно-спусковой механизм, перед выстрелом устанавливающийся на полувзвод; и отсутствие внешних, управляемых от руки предохранителей.

К основным особенностям этого оружия относится принцип действия автоматики с использованием энергии отдачи при коротком ходе ствола, что обеспечило минимизацию массы затвора.

Первоначально при выборе типа запирания канала ствола Грязев экспериментировал с запиранием перекосом ствола от взаимодействия его клинового выступа с рамкой по типу пистолета «Глок». Однако эта попытка успеха не имела. Этот способ был привлекателен тем, что запирание производилось без вспомогательных деталей, и тем, что при перекосе ствола казенник его снижался к магазину, облегчая таким образом досылание патрона в патронник.

Затем проводились работы по запиранию отдельной деталью - качающимся рычагом по типу 9 мм германского пистолета «Вальтер» Р.38, использованной конструкторами итальянского пистолета «Беретта» 92 и российского пистолета Сердюкова ПС «Гюрза», которые также не увенчались успехом.

Неполная разборка пистолета Грязева-Шипунова ГШ-18

Неполная разборка пистолета Грязева-Шипунова ГШ-18

Тогда в конструкции механизма запирания ствола ГШ-18 была использована серьга, как у пистолета ТТ. Механизм с серьгой имел больший коэффициент полезного действия, но и он не выдержал проверки в затрудненных условиях.

Также не увенчалась успехом попытка применить поворот ствола по типу австрийского пистолета «Штейер» М 1912. При запирании этого типа ствол проворачивался на 60 градусов, и при столь большом угле его поворота много энергии затрачивалось на преодоление сил трения. Задачу удалось решить лишь после резкого уменьшения угла поворота ствола - с 30 до 18 градусов, при этом запирание стало осуществляться поворотом ствола на 10 боевых упоров при его продольном перемещении в процессе отката-наката, за счет взаимодействия выступа на казенной части ствола с копирным пазом вкладыша полимерной рамки пистолета, что способствует уменьшению воспринимаемой отдачи. Поворот ствола после короткого хода перенаправлял часть энергии отдачи на вращение ствола, а полимерная рамка была выполнена из полиамида, физические свойства которого сочетали оптимальную упругость и жесткость. Поэтому, если первоначально автоматика пистолета ГШ-18 работала по принципу действия с использованием энергии отдачи при коротком ходе ствола, то на полигонные испытания тульские оружейники представили под тем же индексом совершенно иную конструкцию, с другим принципом запирания - поворотом ствола.

Пистолет ГШ-18 получил ударно-спусковой механизм двойного действия ударникового типа с предварительным частичным взведением ударника при движении затвора и довзведением при нажатии на спусковой крючок. Идея полувзвода ударника при взведении, впервые использованная еще в начале ХХ века Карелом Крнкой на пистолете Рота, после многих десятилетий забвения была возрождена Гастоном Глоком, но уже на современном технологическом уровне. На пистолетах «Глок» при откате кожуха-затвора не происходило сжатия боевой пружины, не сжималась она и в начальной стадии наката, лишь при некотором недоходе к крайнему переднему положению боевая пружина через ударник стопорилась шепталом. На оставшемся пути возвратная пружина, преодолевая усилие боевой, доводила кожух-затвор в крайнее заднее положение, при этом сжимая боевую пружину примерно на половину ее боевого хода. В пистолете ГШ-18 был использован спусковой механизм агрегатного типа, который легко извлекался при разборке из рамки без применения инструмента. Усилие спуска самовзводом составляло 2 кг.

Но и идея полувзвода в своем первозданном виде у туляков не прошла. В затрудненных условиях возвратная пружина не всегда была в состоянии преодолеть усилие боевой пружины, и затвор останавливался, не дойдя до ствола. И здесь В.П. Грязев снова поступил по-своему. На пистолете ГШ-18 при отходе кожуха-затвора в крайнее заднее положение происходило полное сжатие расположенной вокруг ударника боевой пружины, которая одновременно является пружиной спускового крючка, возвращающей его в переднее положение после взведения затвора. В начале наката кожух-затвор устремлялся вперед под действием двух пружин - возвратной и боевой, выталкивая на своем пути патрон из магазина в патронник ствола. Ударник останавливался на шептале, а затвор от усилия только одной возвратной пружины доходил до конечного положения. Таким образом, была осуществлена идея остановки ударника на полувзводе, но совершенно в ином исполнении, гораздо лучшем, с точки зрения баланса энергии откатных частей.

Одной из серьезных проблем стало то, что в экстремальных испытательных условиях кожух-затвор в накате иногда полностью терял накопленную энергию и останавливался, упираясь извлекателем в донце досланного патрона. Недоход затвора до крайнего переднего положения составлял всего лишь полтора миллиметра. Однако преодолеть усилие пружины извлекателя у затвора сил уже не хватало. Из этого, казалось бы, тупикового положения В.П. Грязев нашел элементарный выход - он изобрел оригинальный беспружинный выбрасыватель. При вращении во время запирания зуб выбрасывателя принудительно заводился скосом на казенной части ствола в проточку гильзы козырьком ствола. При выстреле ударник, проходя через отверстие в выбрасывателе, входил в полное зацепление с фланцем гильзы и прочно удерживал ее в откате до встречи с отражателем. Кроме того, выбрасыватель одновременно обеспечивал одну из степеней предохранения. При незапертом канале ствола он занимал верхнее положение, перекрывая отверстие, по которому двигается ударник. В верхней части выбрасывателя имелся своеобразный «козырек», направляющий отраженную гильзу в безопасном для стрелка направлении. Конструкция этого выбрасывателя была защищена патентом. Отражение стреляной гильзы производилось неподвижным отражателем вверх назад через окно в затворе. Трудоемкость производства пистолета ГШ-18 оказалась как минимум в три раза меньше, чем у американского пистолета «Беретта» М 9. Это достигалось за счет того, что ранее самая трудоемкая деталь пистолета - рамка - теперь выпускалась с помощью технологии точного литья под давлением по выплавляемым моделям из высокопрочного стеклонаполненного полиамида «Армамид ПАСВ-30-30 МТУ», физические свойства которого сочетали оптимальную упругость и жесткость, что обеспечило высокую точность изготовления. На литьевой машине этот процесс занимал всего лишь пять минут. Причем полимерная рамка была упрочнена стальными вставками. При этом прочность самой пластмассовой рамки неоднократно была доказана самыми жесткими испытаниями, в частности, многократными бросками пистолета на бетонную плиту с высоты 1,5 м. Широкое использование высокопрочных полимеров в конструкции этого пистолета позволило добиться исключительно малой общей массы оружия - 0,49 кг без магазина. На пистолетной рукоятке имеется отверстие для крепления пистолетного ремешка.

9-мм пистолет Грязева-Шипунова ГШ-18, принятый на вооружение МВД РФ

9-мм пистолет Грязева-Шипунова ГШ-18,
принятый на вооружение МВД РФ

Второй по сложности деталью пистолета ГШ-18 стал его кожух-затвор. Кожух-затвор и собственно затвор являются различными деталями и могут быть разделены при неполной разборке, что было сделано для удешевления производства. Боевая личинка затвора отделяется от него для извлечения ствола. Раньше, как правило, кожух-затвор изготавливался из стальной поковки с дальнейшей последовательной обработкой на металлорежущих станках. В пистолете Грязева-Шипунова была широко использована штампосварная технология изготовления деталей, в том числе кожуха-затвора. Исходной заготовкой для его изготовления стала вырубка из 3 мм стального листа. Вслед за чем ее свертывали и сваривали по стыку. Затем на конечном этапе производства кожух-затвор доводили фрезеровкой на металлорежущих станках. Для большей прочности штампованный из стального листа кожух-затвор получил в своей передней части жестко закрепленную вкладную муфту с боевыми упорами для сцепления со стволом и извлекаемым при разборке затворным блоком, в котором смонтированы ударник и выбрасыватель. На первых образцах пистолета ГШ-18 передний торец кожуха-затвора закрывался крышкой, присоединяемой к дульной части ствола с помощью сухарного соединения. В дальнейшем от этой крышки отказались, и пистолет приобрел свой очень характерный внешний вид. В качестве гальванического покрытия для этого пистолета использовалось особое хромирование, придавшее кожуху-затвору светло-серый цвет. Кроме кожуха-затвора и все остальные детали пистолета ГШ-18 разрабатывались с учетом минимальной трудоемкости их изготовления. Ствол пистолета изготавливался методом холодной ковки. Ствол имел 6 правых полигональных нарезов.

По сравнению со своими потенциальными конкурентами и зарубежными образцами пистолет ГШ-18 получил многочисленные преимущества во многих отношениях: он был очень легким, небольшим по размерам, обладая при этом высокими боевыми качествами. Если большинство иностранных армейских пистолетов весили примерно 1 кг, при общей длине примерно 200 мм, то пистолет ГШ-18 соответственно имел массу - всего 0,58 кг без патронов и 0,8 кг с патронами, что сделало его весьма удобным для ношения; его длина составляла 183 мм, высота 134 мм, толщина 33 мм; при этом он пробивал любой бронежилет и стальной лист толщиной 8 мм с дистанции 22 метра. При стрельбе пистолет ГШ-18 уводило вверх намного меньше, чем пистолет ПМ, хотя весил новый тульский образец чуть меньше него, при почти вдвое большей дульной энергии. Это объясняется расходованием энергии отдачи на вращательное, то есть поперечное движение ствола. Кроме того, хорошая эргономика оружия обеспечивала устойчивость этого пистолета во время стрельбы, позволяя вести прицельный огонь из него с высокой практической скорострельностью. Осенью 1998 года начальник службы вооружения Министерства обороны генерал-полковник А.П. Ситнов дал команду на допуск этого пистолетного комплекса на участие в соответствии с утвержденной программой в конкурсных испытаниях по теме «Грач».

Многосторонним исследованиям, проводившимся в России в 1993-2000 годах по теме «Грач» с целью выбора наиболее удачного образца короткоствольного оружия, удовлетворяющего требованиям ГРАУ, все-таки суждено было успешно завершиться. На завершающие испытания вышли два пистолета - Ярыгина и Грязева-Шипунова. Пистолет ПЯ испытывался пистолетными патронами 7 Н21, 9×19 «Парабеллум» иностранного производства, а пистолет ГШ-18 - патронами 7 Н21, 9×19 «Парабеллум» иностранного производства и, дополнительно, патронами 7 Н31. Наряду с проводившимися испытаниями оружия приказом начальника ГРАУ в 2001 году была сформирована комиссия по оценке характеристик и применяемости пистолетных патронов 7 Н21 и 7 Н31. Результаты испытаний подтвердили выводы Госкомиссии - наилучшие технические характеристики каждый пистолет показал со своим, специально спроектированным патроном.

Глубокая модернизация ижевского самозарядного пистолета «Грач-2» конструкции В.А. Ярыгина, получившего заводское обозначение для экспортных целей МР-443, закончилась созданием очень мощного пистолетного комплекса, отвечающего всем современным требованиям и позволяющего решать практически все огневые задачи, возложенные на данный вид оружия. Его полигонные и государственные испытания завершились в 2002 году. Пистолет ПЯ, рассчитанный на использование 9 мм пистолетного патрона 7 Н21, теперь мог без проблем использоваться с большинством коммерческих патронов 9×19 мм, а также с 9×19 патроном НАТО. Автоматика пистолета ПЯ работала без поломок с допустимым количеством задержек в стрельбе во всевозможных климатических и погодных условиях: и на африканской жаре, и в условиях арктических морозов, во время тропических ливней и при максимально возможном запылении. Хотя большая вместимость магазина (18 патронов) под мощный патрон 9×19 не располагает к быстрому и удобному его переснаряжению. После наполнения патронами половины магазина усилие на подавателе становится значительно ощутимее, поскольку пружина магазина должна исключить пропуск подачи очередного патрона или его перекос при подаче. В то же время это оружие характеризуется очень высокими показателями эффективности стрельбы. Так, кучность стрельбы r 50 на дистанцию 25 м, оцениваемая по трем группам из 10 выстрелов, составляла 3-3,5 см, при требовании не более 4 см (r100 при этом не превышало 5-6 см). В результате сложнейших комплексных испытаний пистолет Ярыгина по праву завоевал высокие оценки представителей вооруженных сил и правоохранительных органов.

Государственные испытания тульского пистолета ГШ-18 на испытательном полигоне «Ржевка» прошли в два этапа: с января по март и с мая по июль 2002 года. Несмотря на значительное количество недостатков и замечаний ГУБ КБП смогло в кратчайшие сроки не только доработать опытные образцы до полного соответствия требованиям ТТЗ, но и отработать пакет конструкторской и эксплуатационной документации. Надежность нового пистолета позволила ему пройти всю программу государственных испытаний, состоявшихся в том же году.

Ни к пистолету ГШ-18, ни к его патрону 7 Н31 практически не было предъявлено никаких серьезных нареканий, если не считать претензий к одной из характерных особенностей этого оружия - открытому спереди кожуху-затвору. Критики пистолета Грязева-Шипунова высказывали опасения, что кожух-затвор будет легко доступен для грязи, хотя тульские конструкторы смогли доказать, что грязь выбрасывается из кожуха-затвора наружу во время выстрела.

В конечном итоге тульским конструкторам удалось создать новый комплекс «боеприпас + оружие», очень эффективный в боевом использовании. Особо нужно отметить, что еще задолго до окончания всех испытаний, в 2000 году, новый пистолетный комплекс - пистолет ГШ-18 вместе с пистолетными патронами 9×19 7 Н21 (ЦНИИТОЧМАШ) и 7 Н31 (КБП) с пулями повышенной пробиваемости поступил на вооружение Министерства юстиции РФ, а в следующем, 2001 году уже было освоено его серийное производство.

21 марта 2003 года постановлением Правительства Российской Федерации № 166 на вооружение Вооруженных сил, Федеральной службы безопасности и Службы внешней разведки взамен устаревших пистолетов Макарова ПМ и модернизированных ПММ были приняты три новых 9 мм пистолетных комплекса:
- 9 мм пистолет ПЯ (В.А. Ярыгина, конструктора Ижевского механического завода под патрон 9×19 (индекс 7 Н21) разработки ЦНИИТОЧМАШ;
- 9 мм пистолет ГШ-18 (пистолет В.П. Грязева и А.Г. Шипунова - конструкторов и руководителей ГУП КБП под патрон 9×19 собственной разработки (индекс 7 Н31);
- 9 мм пистолет СПС (самозарядный пистолет П.М. Сердюкова, конструктора ЦНИИТОЧМАШ под патрон 9×21 (индекс 7 Н29) разработки ЦНИИТОЧМАШ.

В 2006 году эти же пистолеты официально были приняты на вооружение Министерства внутренних дел и других правоохранительных органов Российской Федерации.

Таким образом, после многих десятилетий напряженных поисков Вооруженные силы России, правоохранительные органы и спецслужбы получили сразу три эффективных и надежных пистолета, которым предстоит стать в ближайшем будущем основными образцами личного оружия российских солдат XXI столетия.

Стрельба из 9-мм спортивно-тренировочного пистолета МР-445С «Варяг»

Стрельба из 9-мм спортивно-тренировочного пистолета
МР-445С «Варяг»

Однако и после принятия на вооружение нового армейского пистолета ПЯ конструкторская мысль не дремала, и коллектив В.А. Ярыгина одновременно с началом его изготовления Ижевским механическим заводом в 2001-2003 годах создал на базе МР-443 целый ряд базовых моделей экспортного оружия, условно называемых «легкими» и «тяжелыми». Это оружие относилось к классу т.н. «самозарядных пистолетов для соревнований по практической стрельбе». К «легкой» модели относится пистолет МР-444 «Багира», а к «тяжелым» - МР-445 «Варяг» и МР-446 «Викинг», которые рассчитаны практически на все виды современных пистолетных патронов. Все эти модели, отличающиеся современным наружным дизайном, объединяют принципиально новые достижения в области технологии изготовления и материаловедения: в них используются полиамидные рамки с двумя стальными штампованными направляющими затвора, которые одновременно являются и основой для размещения ударно-спускового механизма. Эти новшества существенно снизили массу пистолетов и себестоимость их производства. При этом в соответствии с современными требованиями рамки всех пистолетов оснащены базой (пазами) для размещения тактических фонарей или лазерных целеуказателей. Они были допущены Международной конфедерацией практической стрельбы IPSC для использования в соревнованиях в «стандартном» классе.

Наряду с выпуском базовой модели пистолета МР-444 «Багира» Ижевский механический завод освоил производство и ее модификации - МР-444 С, рассчитанной на использование пистолетного патрона 9×17 «Браунинг короткий» с емкостью магазина 10 патронов.

В 2003 году появилась новая модификация 9 мм спортивно-тренировочного пистолета МР-446 С «Викинг», разработанная в полном соответствии с требованиями Международной конфедерации практической стрельбы IPSC. Этот пистолет пользуется успехом среди стрелков спортсменов, использующих МР-446 С с целью совершенствования мастерства владения оружием.

Сергей Монетчиков
Фото Владимира Николайчука
и из архива автора
Братишка 02-2009

Добавил: Mercenary | Просмотров: 6398 | Рейтинг: 0.0/0 | Оценка: 
Поделиться ссылкой
Комментарии
Внимание
Добавлять комментарии могут
только зарегистрированные пользователи!


РЕГИСТРАЦИЯ | ВХОД


ОРУЖИЕ, БОЕПРИПАСЫ, СНАРЯЖЕНИЕ
XIX - XXI вв
Сайт является частным собранием материалов по теме «стрелковое оружие и боеприпасы» и представляет
собой любительский информационно-образовательный ресурс. Вся информация получена из открытых источников.
Администрация не претендует на авторство использованных материалов. Все права принадлежат их правообладателям.
Администрация не несет ответственности за использование информации, фактов или мнений, размещенных на сайте.