Современная энциклопедия оружия и боеприпасов (стрелковое огнестрельное оружие, боеприпасы и снаряжение)
Навигация
Авторизация
нет данных
     
Забыл пароль | Регистрация
Закладки
Бесплатно
Последние материалы

купить стрелковый таймер в москве

Из истории стендовой стрельбы

Стендовая стрельба – вид стрелкового спорта, в котором стрельба ведется на специально подготовленных площадках (стендах) из гладкоствольных ружей дробью по быстролетящим мишеням (тарелочкам), выбрасываемым в воздух специальными метательными устройствами.

На фото: - садочные ружья из каталога 1914 года; - известный английский оружейник Джеймс Пёрде на стенде; - Голубиные садки XIX века. Рис. 1 - схема стенда для стрельбы по подброшенной птице. Рис. 2 - Схема классического стенда для садочной стрельбы. «Садочная стрельба». Гравюра неизвестного художника.

На фото:
- садочные ружья из каталога 1914 года;
- известный английский оружейник Джеймс Пёрде на стенде;
- Голубиные садки XIX века.
Рис. 1 - схема стенда для стрельбы по подброшенной птице.
Рис. 2 - Схема классического стенда для садочной стрельбы.
«Садочная стрельба». Гравюра неизвестного художника.

До открытия XXIX Олимпийских игр современности остались считанные дни. 8 августа 2008 года в 20 часов 08 минут начнется торжественная церемония их открытия. В программе Игр будут и состязания по стендовой стрельбе.

В программу Олимпийских игр стендовая стрельба (траншея) входит с 1900 года, со времени проведения Олимпиады в Париже. Звание первого олимпийского чемпиона завоевал француз Роже де Барбарен. Состязания  под названием «стрельба по голубям» проводились в течение пяти Олимпиад – в 1900 году и в период с 1908 года по 1920 год.

В 1952 году стендовая стрельба на траншейном стенде была вновь включена в олимпийскую программу, в 1968 году – стрельба на круглом стенде. В 1962 году участницами чемпионатов мира стали женщины. Но лишь в 1996 году в олимпийскую программу было включено женское упражнение – стрельба на траншейном стенде.

Стрельба дробью из охотничьих ружей известна еще со средневековья. В то время, чтобы не утратить меткости, охотники нередко тренировались в стрельбе по подбрасываемым в воздух предметам и по летящим птицам. Прежде чем стать спортивным состязанием, стендовая стрельба была азартным развлечением.

Предшественником современной стендовой стрельбы вполне традиционно считаются садочные стрельбы, когда в качестве мишени использовались живые птицы, чаще всего голуби, выпускаемые из специальных ящиков – садков. Эта стрельба успешно развивалась и пользовалась популярностью во многих европейских странах и в США. В конце XVIII – начале XIX веков в европейских странах, особенно в Англии и Франции, возникают первые кружки и клубы садочных стрелков, вырабатываются правила стрельбы. Такого рода стрельба служила наглядным доказательством меткости стрелка и качества боя охотничьих ружей. Влияние голубиных садок в Европе на усовершенствование охотничьего оружия трудно переоценить. К 1889 году в Англии существовал уже двадцать один клуб садочных стрелков со своими стендами, во Франции – двадцать самостоятельных стендов, в Бельгии – шестнадцать таких кружков.

История стрелкового спорта в России восходит к 1737 году, когда по указу Анны Иоанновны при царском дворе стала проводиться спортивная стрельба по птицам. В «Санкт-Петербургских ведомостях» того времени упоминалась стрельба по голубям, которая проводилась при дворе императрицы. При этом разыгрывались дорогие призы.

Термины «садки», «садочная стрельба» имеют чисто российское происхождение от специфики устройства первых русских стрельбищ, на которых живую птицу по команде стрелка выпускали из корзин – садков. Позже, с развитием стрельбы по голубям, садками стали называть специальные ящики, из которых птица принудительно выбрасывалась особыми приспособлениями.

Энциклопедический словарь Брокгауза и Эфрона свидетельствует: «В России частные голубиные садки начали производиться в Москве и затем в Санкт-Петербурге еще в сороковых годах. Первый правильно устроенный стенд был поставлен в Санкт-Петербурге кружком стрелков в Полюстрове; с 1887 г. – в новом помещении на Крестовском острове, где и поныне производится стрельба.

В Москве были построены три стенда: Императорского общества правильной охоты в Останкино, Московского общества любителей охоты на Трехгорной улице (Пресня), Московского общества охоты им. С.Т. Аксакова в Химках. Обычно оборудовались малый стенд для начинающих стрелков и большой – для квалифицированных; на нем и разыгрывались основные призы общества. Кроме того, правильная голубиная стрельба производится в Царском Селе, Киеве, Тамбове, Херсоне, Екатеринбурге, Орле, Одессе, Варшаве, Томске и некоторых других городах».

В то же время голубиные садки признавались многими современниками «безнравственною жестокосердною забавою». Императорское общество покровительства животным в 1886 г. возбуждало ходатайство о воспрещении их в России, но ходатайство это не было признано основательным. В 1910 году Международный олимпийский комитет исключил садочную стрельбу по живой птице из программ соревнований и осудил этот вид спорта как антигуманный.

А вот стендовая стрельба по летящим искусственным мишеням в противовес садочным стрельбам в России имела небольшое распространение. Одно из первых упоминаний о такой стрельбе относится к 1887 г. С 1899 г. Царскосельское общество любителей стрельбы организует эпизодические состязания в стрельбе по тарелочкам, которые проводились на голубином стенде. В отдельных случаях вместо тарелочек использовались стеклянные и другие шары, которые подбрасывались вручную. Дистанция для стрельбы составляла 12 – I5 м и проводилась по 1 – 10 тарелочкам. Один из первых стендов для стрельбы по тарелочкам был оборудован Московским обществом любителей охоты в ноябре 1911 г. на Пресне; в том же году были проведены первые состязания.

Стендовая стрельба по летящим мишеням более широко стала распространяться в связи с подготовкой России к V Олимпийским играм 1912 г. в Стокгольме. Для отбора участников в некоторых городах были проведены состязания. Так, в мае 1912 г. в Москве на стенде в Химках были разыграны различные призы в стрельбе по тарелочкам.

На V Олимпийских играх в Стокгольме в личном первенстве представитель России рижанин Гарри Блау занял третье место на траншейном стенде, разбив 91 тарелочку из 100. В командных соревнованиях по стендовой стрельбе Россия не участвовала.

После этих Олимпийских игр стендовая стрельба на траншейном стенде включается в программы всероссийских олимпиад. Состязания проводились по олимпийским правилам. Для проведения состязаний в Киеве и Риге оборудуются специальные стенды. Метание тарелок осуществлялось из трех машинок, причем стрелок не знал, на каком уровне и из какой машинки будет выброшена мишень.

К 1915 году несколько московских обществ охоты располагали уже тремя хорошо оборудованными «тарелочными» стендами (близ железнодорожных станций Люберцы, Царицыно и Снегири) и намечалось открытие еще двух.

Первые соревнования по стендовой стрельбе после Октябрьской революции начали проводиться с 20-х годов прошлого столетия. Так, в Москве с 1923 г. разыгрывался «Большой приз» стендовой секции Мосгубсоюза охотников. Большим событием того времени явилась 1-я Всесоюзная спартакиада, в программу которой была включена и стендовая стрельба. Она проходила в Москве в 1928 г. В личном первенстве победителем стал Н. Батырь, командир Красной Армии. Государство рассматривало стрелковый спорт как военно-прикладную дисциплину, и поэтому стендовая стрельба активно развивалась.

В 1927 году в пригороде Москвы, в Останкино, на стенде появилась траншея, в которой были установлены метательные машинки. В конце 1920-х годов спортивные стенды появились в Ленинграде, Киеве, Баку и других городах. В 1934 году состоялся первый чемпионат СССР. В 1955 году на чемпионате Европы к советским стендовикам пришел первый успех – обладателями золотых медалей стали Юрий Никандров, траншейный стенд, и Николай Дурнев, круглый. На чемпионате мира в 1958 году на круглом стенде первое место занял Арий Каплун, а первым олимпийским чемпионом в этом же упражнении на XIX Олимпиаде в Мехико в 1968 году стал Евгений Петров.

Выступая в международных соревнованиях самого различного ранга, наибольших успехов среди советских спортсменов добились: на круглом стенде Юрий Цуранов, трехкратный чемпион мира в личном зачете, шестикратный в командном, девятикратный чемпион Европы, Лариса Цуранова (Гурвич) – 24 золотые медали чемпионатов мира и Европы, 13 из них завоеваны в личных соревнованиях, Светлана Демина – 21 золотая медаль и Елена Рабая (Шиширина) – 18 медалей. Российские стрелки продолжили победные традиции и внесли свою лепту в копилку побед. Хочется верить, что и на предстоящей Олимпиаде российские спортсмены выступят достойно.

Истоки стендовой стрельбы уходят корнями в гораздо более далекое прошлое, чем это многим представляется. Еще в «Илиаде» Гомера описывается турнир:

Сын же Пелеев для лучников темное вынес железо:
Десять секир двуострых и десять простых им наградой.
Выставил целью стрельбы – корабля черноносого мачту
В дальнем конце, на песке; а на самой вершине голубку
За ногу тонким снуром привязал; и по птице велел он
Метить стрелкам: «Который уметит по робкой голубке,
Все топоры двуострые в сень понесет победитель;
Кто же улучит по снуру одному, не уметивши птицы,
Тот, как стрелок побежденный, секиры простые получит».
Так говорил,– и восстало могущество Тевкра владыки;
Встал и герой Мерион, повелителя критян сподвижник.
Бросили жребии в медный шелом, сотрясли их, и Тевкру
Вылетел первому жребий стрелять; и немедля стрелу он
С страшною силой послал, но не сделал обета владыке
Фебу в жертву принесть первородных овнов гекатомбу.
В птицу герой не попал: воспрепятствовал Феб раздраженный;
В снур близ ноги он уметил, которым привязана птица:
Привязь у самой ноги пересекла стрела; встрепенулась,
К небу взвилась голубица свободная; привязь по ветру
На землю вся опустилася; громко вскричали данаи.
Быстро тогда Мерион у печального Тевкра из длани
Выхватил лук, а стрелу наготове держал, чтоб направить;
В сердце обет сотворил метателю стрел Аполлону
Первенцев агнцев ему в благодарность принесть гекатомбу;
И, высоко под облаком робкую птицу завидев,
Быстро кружащуюсь, в бок под крыло угодил он стрелою:
Вверх сквозь крыло пролетела стрела и, обратно на землю
Пав, пред ногой Мериона вонзилася в дол; а голубка,
С выси лазурной на мачту спустясь черноносого судна,
Выю к груди преклонила, густые развесила крылья,
Быстро из персей дух испустила и с мачты далеко
Пала на прах; удивился народ и кругом изумлялся.
Все топоры двуострые взял Мерион победитель;
Тевкр, побежденный, простые понес к кораблям мореходным.

А если говорить серьезно, то именно садочные стрельбы и являются настоящими предшественниками современной стендовой стрельбы. Кстати, многие термины пришли в стендовую стрельбу из садок. Так, в ряде стран мишени называются «глиняные голуби» (в России пошли не от содержания, а от формы: мишени назвали сначала «швырками-тарелочками», потом просто «тарелочками»), машинка, запускающая мишени, называется «трап» (это английский вариант русского слова «садок», «ловушка», «силок»), да и английская команда на запуск тарелочки, сохранившаяся и поныне, звучит «Pull!», что переводится как «тяни!», ибо по этой команде подавальщик (в современной терминологии – оператор), располагавшийся позади стрелка, дергал за шнур и голубя выбрасывало из садка.

Так как первенство и заслуги англичан в развитии садочной стрельбы никто не отрицает, то давайте же и мы воздадим им должное. Первые письменные упоминания о соревнованиях по садочной стрельбе в Великобритании относятся к 1790 году. Славное было время. Не было полуавтомата Winchester SX3 Sporting, способного произвести 12 выстрелов за 1,442 секунды, впрочем, не было даже необходимости в таком оружии. В то время безраздельно доминировали одноствольные кремневые ружья. В 1850 году, когда садочные стрельбы достигли зенита популярности, на смену шомпольным ружьям пришли двустволки с ударно-капсюльными замками. Но и тогда второй выстрел был нужен джентльмену не для того, чтобы исправить промах, допущенный при выстреле из первого ствола, а для того, чтобы поразить вторую мишень. Стоит ли говорить, что садочные стрельбы в то время были развлечением джентльменов. Правда, в последней четверти XIX века в среду стрелков стали проникать представители других сословий, для которых стрельба являлась способом зарабатывания средств для жизни. Но все это будет потом, и не только в Англии.  

Клубов садочных стрелков было много. Один из старейших в Англии клубов назывался The Old Hats («Старые шляпы»). Он располагался в пригороде Лондона. Сейчас уже трудно сказать, существовал ли клуб при пабе или паб при клубе, но десятилетиями отработанная схема остается актуальной и поныне: на территории стрелково-стендового комплекса в обязательном порядке присутствует ресторан. Необычное (но только на первый взгляд) название клуба (и паба) объясняется очень просто: перед выпуском под выстрел голуби находились в неглубоких лунках, прикрытых старыми шляпами, которые удерживали птицу в лунке и не позволяли взлететь до установленного срока. К каждой шляпе была привязана веревка, дернув за которую подавальщик выпускал птицу под выстрел. К 1856 голу шляпы уступили место ящикам-садкам. (Интересно, а если бы шляпы продержались подольше, как бы сейчас называлась стрельба на траншейном стенде? «Шляпа»? И не отсюда ли идет идиоматическое выражение «прошляпить»?) К этому же времени относится и выработка единых правил, по которым проводились турниры.

Примерно к этому же времени относится и появление первых документальных свидетельств публичного выражения проигравшими стрелками недовольства: птицей, садками, месторасположением стенда, погодой. Впоследствии, когда стрелки из Европы стали ездить в США, а американские стрелки в Европу, перечень объектов, вызывавших недовольство, значительно расширился.  Европейцы жаловались, что птица слишком крупная, медленно летит и стойкая на рану. Американцы же утверждали, что им приходилось стрелять по слишком маленьким птицам, которые к тому же летели слишком быстро. (Может быть, я ошибаюсь, но создается впечатление, что эта традиция сохранилась и в наше время: проигравший – в любом виде спорта – всегда чем-то недоволен).

Но вернемся к правилам. Как уже отмечалось выше, в принципе правила проведения садочных стрельб в различных клубах были в общем-то едины, правда, имелись и различия, которые касались в основном дистанций стрельбы и ряда второстепенных моментов. В большинстве клубов на стрелковой площадке было установлено пять садков на удалении 5 ярдов (1 ярд равен 0,91 м) друг от друга. Садки располагались либо по прямой линии, либо по окружности, радиус которой равнялся дистанции от стрелка до центрального садка. Эта дистанция могла быть 25–35 ярдов в зависимости от целого ряда обстоятельств, например, если велась стрельба с гандикапом (уравнительная). Птицу выпускали по команде стрелка из одного из пяти садков, выбор производился наугад. Стрелок имел право сделать два выстрела по взлетевшей птице, чтобы поразить ее до того, как она улетит за границу стенда.

Размеры стендов варьировались в зависимости от площади, занимаемой клубом, местных правил и традиций. Так, в XX веке граница стенда обычно проходила по окружности радиусом 50 ярдов, центр окружности совпадал с положением центрального садка. А вот знаменитые турниры серии Гран-при в Монте-Карло проходили на стендах уменьшенной площади с радиусом всего 25 ярдов. Граница стенда отмечалась либо веревкой, либо невысоким заборчиком высотой 45 – 75 см. Птица должна была упасть в пределах площадки, чтобы она была засчитана стрелку. Если птица падала хотя бы в сантиметре за границей стенда, стрелку засчитывался промах.

Если птица не взлетала, судья объявлял, что птица не была подана, и стрелку выпускали следующую птицу. Если же птица взлетала, но сразу, то в таком случае стрелок был обязан стрелять. Поэтому, чтобы избежать возможного возникновения такой ситуации, некоторые стрелки предпочитали сделать выстрел по сидящей птице. Отстрелянная таким образом птица в зачет не шла, но стрелок избегал появления в ведомости против его фамилии отметки о допущенном промахе. Учитывая возможность возникновения подобной ситуации, многие владельцы клубов оборудовали садки устройствами, которые могли напугать птицу и заставить ее взлететь. Вначале для этого использовали шарики, которые падали на птицу, затем сжатый воздух (шипение, с которым он вырывался наружу, заставляло птицу взлетать), а потом садки стали оборудоваться пружинами, подбрасывающими птицу при открытии крышки.

Садочная стрельба сразу обрела огромную популярность в США. Правда,  на американском континенте она обрела новые черты. Так, если в Великобритании стрельбу вели только по голубям, то в США во многих клубах допускалось стрелять и по перепелу, и по воробьям. Кроме того, в английских стрелковых клубах запрещалось использовать ружья более 12-го калибра, а в США, во Франции и ряде других стран допускалось применение ружей 10-го калибра, однако навеска дроби при этом не должна была превышать 35 г. При стрельбе с гандикапом (уравнительной стрельбе) стрелок с ружьем 10-го калибра должен был отступить на ярд назад, для стрелков с ружьями меньших, чем 12-й калибр, дистанцию стрельбы уменьшали: для стрелков с ружьями 14-го калибра на половину ярда, для стрелков с 16-м калибром – на ярд. Стрелки с оружием меньших калибров не получали дополнительных преимуществ по сравнению со стрелками, имевшими ружья 16-го калибра.  

Максимальная навеска дымного пороха – 4 драхмы (1 драхма – 1,772 г). Стандартная навеска пороха для ружья 12-го калибра составляла в то время 3,25 драхмы. В садочной стрельбе допускалось применение плакированной дроби. Кстати, и Winchester, и Remington сохраняют в своих каталогах (а значит, продолжают выпускать) патроны Pigeon с навеской пороха 3,25 драхмы и дроби №7,5 или 8 – 35 г. Правда, в каталогах не указано, является ли эта дробь плакированной. До 1970-х годов стендовики стреляли патронами с навеской дроби 35 г. Напомню, что современными правилами состязаний по стендовой стрельбе навеска дроби ограничена 24 г.

Среди английских стрелков особой популярностью пользовались ружья лучших лондонских оружейников, таких как Purdey, Boss, Holland & Holland, однако ружья пусть даже менее именитых производителей, но специально сконструированные для садочной стрельбы, например Pigeon Club компании W&C Scott, также приносили своим владельцам победы.

Именно английские оружейники были первыми, кто сконструировал специальное ружье для садочных стрельб. Конечно, они были похожи на обычные охотничьи ружья, но имелись и отличия. Так, садочные ружья имели стволы большей длины и обладали большей массой. Английские оружейники считали, что масса ружья должна в 96 раз превосходить массу дробового заряда. (Ряд современных российских авторов в своих публикациях указывают, что, наоборот, масса снаряда должна составлять одну девяностошестую часть массы ружья.) Так как максимальная масса дробового снаряда, разрешенная в садочных стрельбах, равнялась 35 г, то, следовательно, масса ружья должна была составлять 3,40 кг. Кстати, во многих садочных клубах существовал запрет на использование ружей тяжелее 3,65 кг.

Современных стрелков такой массой ружья не испугать: ружья для траншейной стрельбы имеют массу до 4,0 кг, но все равно по сравнению с классическим английским охотничьим ружьем ружье для садочной стрельбы было тяжелым. Английское охотничье ружье того времени стреляло патронами с навеской дроби 28 г и весило не более 2,75 кг, да и американские охотничьи ружья имели схожие характеристики: масса дроби в патроне не превышала 32 г, а масса ружья 3,0 кг.

Длина ствола традиционно равнялась сорокакратному диаметру канала ствола. Так, например, если диаметр канала ствола был 18,6 мм, то длина стволов должна равняться 74,27 см, однако на практике чаще всего стрелками использовались ружья со стволами длиной 76 и 81 см. Длина патронника могла варьироваться, но опять же чаще всего использовались ружья с патронниками длиной 65 мм.

Дистанция стрельбы не была четко установленной, в каждом клубе она могла несколько различаться, кроме того, дистанция стрельбы также зависела от того, проводилась ли стрельба с гандикапом или нет. И все же, как правило, стрельба велась на дистанцию 27 – 35 метров, поэтому ружья имели тугие чоки, чтобы добиться максимально возможной кучности: ведь задача была не только в том, чтобы поразить живую птицу, а еще и в том, чтобы не дать ей перелететь через очерченную границу.

Садочные ружья имели ударно-спусковой механизм только с двумя крючками. Это правило оставалось незыблемым в течение долгого времени после того, как конструкция УСМ с одним спусковым крючком была доведена до полного (почти) совершенства. Даже в конце 1960-х годов члены сборной команды Италии по садочной стрельбе, занимавшей первое место в мире, стреляли из двуствольных ружей с горизонтальным(!) расположением стволов с УСМ с двумя спусковыми крючками. Такая приверженность традициям объяснялась очень просто: они боялись возможного отказа (пусть даже маловероятного) УСМ с одним спусковым крючком. Они опасались, что такой УСМ может либо сдвоить, либо просто не сработать. Кроме того, на их ружьях отсутствовали предохранители, так как они боялись, что в условиях стресса могут забыть снять ружье с предохранителя или бессовестный соперник может незаметно для стрелка поставить ружье на предохранитель. Шейки лож были обмотаны прочной лентой, чтобы исключить возможность появления трещины, препятствующей продолжению стрельбы. Все эти меры предосторожности составляли часть хорошо продуманной стратегии, приносившей итальянской команде победы на крупнейших международных соревнованиях.

Для современного стрелка подобные меры предосторожности могут показаться излишними, однако для большинства стрелков того времени это была не только работа, но и реально большие деньги. В садочной стрельбе ружье должно было работать как часы. Любой отказ приводил к тому, что независимо от того, был выстрел или нет, если птица не была поражена, стрелку засчитывался промах, а каждый промах уменьшал шансы на получение вознаграждения.

Конечно, одно только отсутствие предохранителя на ружье не превращает его автоматически в садочное ружье. Очень многие садочные ружья имели предохранители. Что касается полуавтоматов, то они в садочной стрельбе не получили широкого распространения, опять же из-за боязни возникновения сбоя в работе автоматики. Единственный полуавтомат, получивший признание садочных стрелков по обе стороны Атлантики, это Browning Auto-5. Еще в 1922 году один из чемпионатов мира по садочной стрельбе был выигран стрелком, стрелявшим из него.

Кстати сказать, в Англии практиковалось два типа стрельбы по птицам. Первый – это классическая садочная стрельба, когда птица выпускалась под выстрел из садка, а вот второй известен в меньшей степени, а в России, он, судя по сохранившимся правилам стрельбы, распространения не получил. Речь идет о такой стрельбе по живым мишеням, когда голубь подбрасывался в воздух голубятником. Его задача заключалась в умении подбросить голубя так, чтобы вынудить стрелка промахнуться.

Стрельба по подброшенной птице, по всей видимости, зародилась в начале XX века в Испании, Мексике или на Кубе. Дело в том, что все термины в этой разновидности стрельбы имеют испанскую основу. Стенд имел большие размеры – радиус его окружности равнялся 90 метрам. Граница также обозначалась невысоким заборчиком или веревкой, натянутой в 45–75 см над землей. В центре круга находился разделенный на две равные части ринг. В одной части находился голубятник, в другой – стрелок. В углах ринга крепились шесты высотой 3–3,5 метра, соединенные между собой лентой или веревкой, обозначавшей границу ринга на данной высоте. Стрелок мог стрелять по подброшенной птице только в том случае, если она пролетала над веревкой.

Голубятник брал птицу из садка, на глазах охотника вырывал несколько перьев из хвоста или маховых из крыла, чтобы сделать полет непредсказуемым (что, кстати, было строжайше запрещено в классической разновидности садочной стрельбы), или лишь делал вид, что поступает подобным образом, чтобы вывести стрелка из душевного равновесия. Затем он произносил по-испански «Listo!» («Готов!») и ждал команды стрелка «Pajaro!» («Птица!»). Голубятник по команде стрелка подбрасывал птицу. Вернее будет сказать – бросал или швырял. Причем птица выбрасывалась в любую сторону. Голубятники знали десятки, а может быть, и сотни приемов, вынуждающих стрелка сделать промах. Дело в том, что за каждый промах стрелка голубятник получал вознаграждение, так что у него была прямая финансовая заинтересованность в максимально возможном количестве промахов.

Стрелки могли сделать два выстрела по птице. И, как правило, пользовались этим правом, вне зависимости от того, был первый выстрел результативным или нет. Вот пример из турнирной практики одного очень известного в свое время стрелка. Четыре первых птицы были поражены первым выстрелом. Пущена пятая птица. Первый выстрел, птица закувыркалась в воздухе и стала падать на землю. Очевидно, самоуверенность сыграла с этим стрелком плохую шутку. Он уже повернулся к аплодирующим на трибуне зрителям, но в этот момент голубь выправил полет и вылетел за пределы стенда. Естественно, стрелку был засчитан промах.     

Единственным правилом, регламентирующим полет птицы, было обязательное условие ее пролета над обозначенной границей, а так она могла лететь в любую сторону, в том числе и в сторону трибуны со зрителями. Правда, в этом случае стрельба сразу же прекращалась, выпуск птицы не засчитывался, стрелку предлагалось повторить выстрел. Но в этом случае стрелок мог находиться не в любой точке своей части ринга, а на специально помеченной площадке. Кроме  того, если во время предыдущей попытки он уже стрелял (а так чаще всего и бывало), то в его распоряжении оставался только один выстрел.

Максимально допустимая навеска дроби составляла 35 г, как и в классической садочной стрельбе, а вот ружья различались существенно. Если ружья для садочной стрельбы можно считать прообразом ружей для современного траншейного стенда, то ружья, применявшиеся для этого вида стрельбы, больше подходят под описание ружей для круглого стенда или для спортинга.

Различалась и манера полета птицы. Птица, вылетающая из садка (за исключением случаев, когда ее выбрасывало), набирала скорость постепенно. Подброшенная умелой рукой голубятника птица сразу имела достаточно высокую скорость полета. Кроме того, первый выстрел делался, как правило, на близкой дистанции, поэтому от ружья требовалась равномерная и широкая осыпь. Многие стрелки предпочитали стрелять из ружей с дульными сужениями цилиндр с напором/получок или цилиндр/цилиндр с напором.

Не следует забывать, что стрелок стоял в нескольких шагах от голубятника (размер ринга был 1,5х1,5 метра), и возможность выстрела в его сторону была исключительно высокой, поэтому устроителями таких турниров предпринимались определенные меры обеспечения безопасности. Так, в частности, стрелкам запрещалось направлять заряженное ружье на голубятника. Если же ружье направлялось в сторону голубятника, то ствол должен был быть поднят вверх.

Классические садочные стрелки относились к тем, кто стрелял по подброшенной птице, свысока и даже с некоторым презрением. Они считали, что голубятник может быть в сговоре со стрелком, давая ему «легких» птиц. Однако подобные обвинения вряд ли обоснованы, так как голубятники, как уже говорилось, получали вознаграждение за каждый промах, допущенный стрелком. И между голубятниками существовало своего рода негласное соперничество: кто заставит ошибиться большее количество стрелков.

Слухи об окончательной смерти садочной стрельбы, пожалуй, преувеличены. В Великобритании она была запрещена в 1922 году. Последний турнир серии Гран-при в Монако состоялся в 1966 году. Стенд снесли, на его месте построили казино. В Италии садочная стрельба продержалась до 1970 года. В двух штатах США садочная стрельба по-прежнему практикуется, но, так как турниры плохо посещаются, спонсоры не заинтересованы в их рекламе. «Одно очень грустное явление на нашем стенде... Старые стрелки уходят, а новых, молодых что-то не пребывает. Это уж совсем худо, так не далеко и до того, чтоб наша садка захирела, да и теперь она держится почти что одними призами», утверждалось в журнале «Природа и Охота» за 1904 год.

С.А. Бутурлин отмечал: «Я считаю однако же совершенно нежелательным восстановлять стрельбу по голубям, как это делается в последнее время. Охота – охотой. Но хладнокровное расстреливание пойманной, да и без того почти полудомашней птицы – это не охота, и вообще не дело. Избиение сидящей в ловушках и выпускаемой из них живой птицы следует совершенно прекратить». Прекратили, почти что совершенно. Наверное, не только голуби, но и прочие представители пернатых, служившие живыми мишенями, неоднократно благодарили небо за то, что им на смену пришли «глиняные голуби», чьи полеты заслужили, чтобы стендовая стрельба стала одной из дисциплин олимпийской программы.

Виктор АНДРЕЕВ
Иллюстрации из архива редакции
Охота и рыбалка 07-2008

Добавил: Mercenary | Просмотров: 1646 | Рейтинг: 5.0/1 | Оценка: 
Поделиться ссылкой
Комментарии
Внимание
Добавлять комментарии могут
только зарегистрированные пользователи!


РЕГИСТРАЦИЯ | ВХОД


ОРУЖИЕ, БОЕПРИПАСЫ, СНАРЯЖЕНИЕ
XIX - XXI вв
Сайт является частным собранием материалов по теме «стрелковое оружие и боеприпасы» и представляет
собой любительский информационно-образовательный ресурс. Вся информация получена из открытых источников.
Администрация не претендует на авторство использованных материалов. Все права принадлежат их правообладателям.
Администрация не несет ответственности за использование информации, фактов или мнений, размещенных на сайте.