Современная энциклопедия оружия и боеприпасов (стрелковое огнестрельное оружие, боеприпасы и снаряжение)
Навигация
Авторизация
нет данных
     
Забыл пароль | Регистрация
Закладки
Бесплатно
Последние материалы

Изрыгающие пламя

На страницах «ВПК» уже публиковались статьи об использовании в боевых действиях различных зажигательных средств. На сей раз речь пойдет о струйных огнеметах.

Минусы и плюсы

Со времен Первой мировой войны разнообразные огнеметы заняли прочное место в системе вооружения пехоты. Круг их задач был достаточно широк – «выкуривание» и «выжигание» противника из полевых и долговременных фортификационных сооружений, ходов сообщения, каменных зданий, поражение открытой живой силы, огневых средств, бронированной и небронированной техники, создание очагов пожаров.

Нынешний рассказ – о двух типах струйных огнеметов: носимых ранцевых и стационарных фугасных.

Главной «составляющей» огнемета является, конечно, само зажигательное вещество, которым он снаряжен. До 1940 года использовалась жидкая огнесмесь, включавшая 25% бензина, 25% керосина и 50% моторного масла. Ей были свойственны все недостатки смесей небольшой вязкости – дальность огнеметания составляла не более 30 м (то есть огнеметчику следовало приблизиться к противнику на дистанцию броска гранаты), значительная часть смеси сгорала в полете, не достигнув цели, а часть – пусть и незначительная – падала на землю перед огнеметчиком.

Правда, имелись у жидких смесей и плюсы – простота приготовления, доступность исходных продуктов, устойчивость при хранении, легкая воспламеняемость при низких температурах, способность давать при огнеметании широкую струю пламени, которая обволакивает объект и деморализующе действует на вражеских солдат. («Все живое боится огня» – истина давно и хорошо известная.) Тем не менее настоятельная необходимость увеличить дальность и эффективность огнеметания требовала более вязких смесей.

Для приготовления вязких смесей нужны загустители. В качестве последнего приняли отверждающий порошок ОП-2 А. П. Ионова. Вязкие огнесмеси составлялись из различных сортов бензина, жидкости БГС и порошка ОП-2, солярового масла: один из вариантов содержал 88–91% автомобильного бензина, 5–7% солярового масла и 4–5% порошка ОП-2, другой – 65% бензина, по 16–17% жидкости БГС и масла, 1–2% ОП-2. Кроме увеличения дальности огнеметания и времени горения эти смеси отличались и лучшим прилипанием к поверхностям. НИИ-6 Наркомата боеприпасов вел опыты по снаряжению огнеметов смесями горючего с самовоспламеняющейся жидкостью КС, но их использование требовало сложных технических решений и в серийных образцах они не применялись. При отсутствии вязких смесей в войсках занимались изготовлением жидких, например смеси мазута, керосина и бензина.

РОКСы и ФОГи

РОКСы и ФОГи

К началу Великой Отечественной войны в РККА имелись ранцевые огнеметы РОКС-1 и РОКС-2 (ранцевый огнемет Клюева – Сергеева) образца 1940 года. Каждый из них состоял из резервуара с огнесмесью (выполнялся в виде ранца), баллона со сжатым газом, ружья-брандспойта, связанного с резервуаром гибким шлангом и снабженного автоматически действующим зажигателем, ременного подвеса. Резервуар РОКС-2 вмещал 10–11 л огнесмеси, дальность огнеметания вязкой смесью достигала 30–35 м, жидкой – до 15 м.

В 1942 году Клюев и Сергеев, работавшие на заводе № 846 Наркомата вооружения, сконструировали огнемет РОКС-3 с цилиндрическим резервуаром, уменьшенным ружьем-брандспойтом, улучшенной герметизацией. 10 л огнесмеси рассчитывалось на 6–8 коротких (длительностью до 1 с.) или 2–3 длинных (3–4 с.) выстрела. Дальность огнеметания вязкой огнесмесью – до 40 м (при попутном ветре – 42 м).

Действовал РОКС-3 следующим образом: сжатый воздух, находящийся в баллоне под давлением 150 атм, поступал в редуктор, где его давление понижалось до рабочих 17 атм. Через обратный клапан воздух проходил по трубке в резервуар, под его давлением огнесмесь по заборной трубке и гибкому рукаву поступала в клапанную коробку. При начальном нажатии на спусковой крючок ружья-брандспойта открывался выпускной клапан и порция огнесмеси подавалась по шлангу в брандспойт. На пути она проходила через успокоитель, гасивший возникшие в смеси винтовые вихри. При дальнейшем нажатии на крючок срабатывало зажигательное устройство на конце брандспойта, его пламя поджигало струю. Зажигательное устройство РОКС-3 содержало барабан на 10 холостых воспламенительных патронов, выполненных на основе «нагановской» гильзы, и ударный механизм. Пиротехническая зажигалка позволяла обойтись без электроцепей, но в полевых условиях холостой патрон нередко отсыревал. Да и резиновые шланги с недостаточной резиностойкостью трескались или разбухали. Так что РОКС-3, хотя и был надежнее предшественников, все же требовал внимательного отношения и весьма тщательного ухода. Проверку боем РОКС-3 прошли в ходе Сталинградской битвы.

Постановлением ГКО от 12 июля 1941 года на вооружение принят стационарный беспоршневой фугасный огнемет ФОГ-1, предназначавшийся прежде всего для усиления противотанковой обороны, а также для создания огневой завесы на подступах к позициям, прикрытия флангов и стыков.

В фугасных огнеметах метание огнесмеси производится давлением пороховых газов вышибного порохового заряда. Это позволяет увеличить дальность выброса и мощность струи, но расплачиваться приходится громоздкостью и необходимостью приводить огнемет в действие дистанционно.

ФОГ-1 имел съемную насадку-брандспойт, пороховой заряд и зажигательную шашку с раздельными электрозапалами. Зарядка рассчитана на один выстрел длительностью около 2 с. На позиции огнемет устанавливался в лунку, фиксировался колышками, маскировался, в действие приводился подачей тока от подрывной машинки или аккумуляторной батареи.

Огнемет ФОГ-2, принятый на вооружение в 1942 году, был компактнее прежде всего за счет укорочения брандспойта, давал дальность огнеметания от 25 до 100–110 м вязкой смесью и до 45–60 м – жидкой. Заряд пироксилинового пороха и зажигательная шашка с единым электрозапалом размещались в одном стакане в верхней части резервуара. Через отверстия стакана пороховые газы попадали в резервуар и выталкивали огнесмесь через сифонную трубку и брандспойт. При достижении давления 20–40 атм срезалась мембрана на выходе из трубы брандспойта, огнесмесь вылетала из огнемета, воспламеняясь на выходе пламенем зажигательной шашки. Поскольку электрокабели часто рвались, электровоспламенение продублировали пороховым патрончиком и ударным механизмом. И нередко огнеметчику приходилось высовываться из окопчика вблизи позиции огнеметов и просто бить по ударнику саперной лопаткой. В 1944 году ФОГ-2 вместо такого приспособления снабдили взрывателем типа МУВ, применявшимся в инженерных боеприпасах, – его чеку можно было выдернуть с помощью проволоки или шнура.

Соответственно свойствам огнеметов различались тактика и организация огнеметных подразделений и частей. А согласно обозначениям оружия они делились на «роксистов» и «фогистов».

Накануне войны взводы ранцевых огнеметов входили в состав химических рот стрелковых дивизий. Приказом наркома обороны И. В. Сталина от 13 августа 1941 года огнеметные подразделения передавались в состав стрелковых полков на правах отдельных команд. Но уже осенью были сформированы отдельные роты ранцевых огнеметов (орро). По штату от июня 1942 года каждая орро оснащалась 120 огнеметами.

Как и предполагалось до Великой Отечественной, ранцевые огнеметы оказались эффективными в боевых порядках пехоты. Директива Главного военно-химического управления от 27 сентября 1942 года предусматривала использование ранцевых огнеметов в обороне (с примерным насыщением 1–2 взвода ранцевых огнеметов на стрелковый полк), контратакующими и штурмовыми группами, гарнизонами дотов и дзотов.

Сравнительные ТТХ огнеметов периода Второй мировой войны

  Фугасный Ранцевые пневматические
Огнемет ФОГ-2 РОКС-3 М2-2 Тип 100 kl.Fm.W. Fm.W.1
Страна СССР США Япония Германия
Год выпуска 1942 1942 1944 1940 1939 1944
Масса снаряженного огнемета (кг) 52–55 23,2 32,7 25 36 25
Запас огнесмеси (л) 25 10–10,7 18,2 14,8 10 7
Количество выстрелов 1 6-8 10 10 15 10
Дальность огнеметания (м) 100–110 30–40 36 27 30 30

В составе 39-й гвардейской стрелковой дивизии в Сталинграде во время боев за завод «Красный Октябрь», например, действовала 171-я отдельная рота ранцевых огнеметов. По 3–5 огнеметчиков придавались штурмовым группам, имевшим задачу активными действиями, преимущественно ночью, изматывать и уничтожать противника в заводских зданиях. Обычно огнеметчики скрытно, ползком выдвигались к позициям гитлеровцев и производили огнеметание по амбразурам огневых точек врага. После этого они забрасывались гранатами и занимались пехотинцами. С 4 по 26 ноября так удалось расправиться с 25 огневыми точками, что позволило захватить и удержать пять заводских зданий.

Стоит отметить, что под обстрелом противника огнеметчик рисковал больше обычного пехотинца: в любом положении он представлял собой большую мишень, любое попадание пули или осколка в резервуар или шланг могло превратить его в живой факел. А вражеские солдаты специально охотились за огнеметчиками, понимая, какую угрозу они представляют. Это делало особенно важным скрытность выдвижения и прикрытие огнеметчиков пехотинцами.

Орро вводились в состав инженерно-саперных штурмовых батальонов. А в середине 1943 года началось укрупнение огнеметных подразделений, в частности формировались отдельные батальоны ранцевых огнеметов (обро). В мае 1944-го обро включаются в состав штурмовых инженерно-саперных бригад. Батальон по штату имел две роты по 120 РОКСов в каждой.

В августе 1941 года принимается решение о формировании отдельных рот фугасных огнеметов (орфо). С октября 1941 по январь 1942-го в войсках создали 143 такие роты на конной тяге. Вскоре, однако, для большей мобильности лошадей заменили автомобилями, а количество огнеметов в роте снизилось со 180 до 135 штук.

В обороне ФОГи поначалу располагали линейно на стыках стрелковых частей на танкоопасных направлениях. При этом эффект применения огнеметов – во всяком случае против танков – был обычно довольно ограниченным. Тем не менее 26-я орфо под командованием лейтенанта М. С. Собицкого 1 декабря 1941 года севернее Наро-Фоминска уничтожила четыре танка и до двух пехотных рот противника – этот случай был отмечен командующим Западным фронтом Г. К. Жуковым в приказе № 075 от 8 декабря 1941 года.

Главное военно-химическое управление в августе 1942-го рекомендовало оборудовать позиции фугасных огнеметов сосредоточенно в виде «огнеметных кустов» с уменьшением интервалов по фронту и эшелонированием в глубину. Это отвечало общему направлению создания эшелонированной противотанковой обороны и увеличения плотности противотанковых средств на важнейших танкоопасных направлениях. Огнеметное отделение (6 человек, 16 ФОГов) располагалось в обороне тремя «кустами» – каждая пара бойцов устанавливала по 5–6 ФОГов, направляя их в разные секторы. «Кусты» прикрывались автоматчиками. Орфо занимала таким образом позицию 1–1,2 км по фронту и 200–300 м в глубину. Обычно танки противника подпускались на 60–80 м, затем производилось огнеметание группами.

В первую военную зиму ФОГи иногда делали «подвижными», ставя на сани или волокуши, и использовали в наступательных боях. Позднее стали подтягивать на самодельных колясках для закрепления захваченных позиций и отражения контратак противника (такое применение имело место, например, в оборонительном сражении под Сталинградом).

Летом 1943-го были созданы отдельные моторизованные противотанковые огнеметные батальоны (омптоб, на вооружении каждого батальона имелось 540 ФОГов) и отдельные огнеметные батальоны (ооб, 576 ФОГов). Они числились в резерве Ставки ВГК и придавались на время крупных операций фронтам. Там они распределялись обычно по стрелковым соединениям. Роты и взводы фугасных огнеметов вводились в боевые порядки стрелковых частей и артиллерийских истребительно-противотанковых подразделений. 5 июля 1943 года в районе Малоархангельска 410-й стрелковый полк 81-й стрелковой дивизии смог удержать свои передовые позиции благодаря умелому использованию фугасных огнеметов, приданных 2-му батальону. Огнеметанием, огнем противотанковых орудий и противотанковыми средствами пехоты было подбито и сожжено 57 вражеских танков.

Самостоятельные действия огнеметчиков при слабой поддержке пехотой и артиллерией давали худший результат. Так, 4-й омптоб под командованием капитана В. В. Костюченко в течение 9–11 октября 1943 года мужественно оборонял плацдарм на правом берегу Днепра в районе деревни Щучинка, отражая атаки танков и пехоты гитлеровцев, и не позволил врагу прорваться к переправам. Заняв участок обороны шириной три километра, батальон установил 246 ФОГов. Нашим воинам удавалось сдерживать натиск врага, но его танки, пользуясь отсутствием противотанковых пушек и ружей, расстреливали обнаруженные позиции огнеметчиков с безопасного для себя удаления. Уже утром 9 октября 3-я рота батальона потеряла около 40% личного состава, 2-я рота – до 50%. Во второй половине дня противнику удалось оттеснить огнеметчиков, но те продолжали держаться на новом рубеже. Кстати, боязнь германской пехоты мощных огнеметов явно мешала ей взаимодействовать с танками.

Генерал-лейтенант Г. Г. Семенов описывал использование 13-го отдельного огнеметного батальона майора П. А. Гайдая для усиления обороны 21-й гвардейской стрелковой дивизии в октябре 1943 года: «Боевые порядки огнеметчиков располагались в основном в стыках между батальонами и полками, которые прикрывали подступы к городу с запада, юго-запада и северо-запада. В течение нескольких дней пехота и огнеметчики общими усилиями отбивали многочисленные атаки противника. Струи пламени, вырывавшиеся из огнеметов, не только сжигали вражеских солдат и технику, но и действовали на психику наступавших фашистов. Особенно в темное время суток».

Воздействие на противника мощных залпов фугасных огнеметов помогало подготовить атаку. Так, бойцы 3-й роты 3-го омптоб, приданной 35-му гвардейскому стрелковому корпусу, в ночь на 5 декабря 1943 года, скрытно приблизившись к позициям противника, установили в 50–60 м от его переднего края 50 ФОГов и привели их в действие непосредственно перед броском пехоты. Физическое и моральное воздействие залпа на врага позволило занять передовые траншеи практически без потерь. Во время Будапештской операции 5-й омптоб поддерживал наступление 214-го гвардейского стрелкового полка 73-й гвардейской стрелковой дивизии 19 и 20 ноября 1944 года на берегу Дуная в районе Батина. Огнеметчики установили ФОГи на фронте 1100–1200 м примерно в 100 м от передовых позиций противника и произвели залп в конце артиллерийской подготовки. Враг бросил окопы, и наши войска заняли их. Правда, бывали случаи, когда свои же пехотинцы, не предупрежденные заранее, незнакомые с этим видом оружия и потрясенные его действием, сами залегали или даже отходили.

Что касается борьбы с танками противника, то к ней при необходимости привлекали и ранцевые огнеметы. «Роксисты» обычно подпускали бронированные машины на 20–30 м и производили по одной из них выстрелы 3–6 огнеметов. При отражении атак танков с пехотой практиковалось залповое огнеметание – подобно залпам фугасных огнеметов. В населенных пунктах эффективными оказывались «огнеметные засады» в составе 2–3 РОКСов на вторых этажах зданий. При использовании быстрогорящих смесей для большей надежности нередко первый огнеметчик выпускал на танк смесь невоспламененной, а второй поджигал ее горящей струей – так на танк попадало больше огнесмеси.

В укрепрайонах и городах

Незаменимы были огнеметы при штурме долговременных укреплений и в городских боях. Нередко они играли решающую роль в успехе стрелковых подразделений. Так, 3 и 27-й отдельные огнеметные батальоны принимали активное участие в захвате Мишкольца (Венгрия), будучи приданы 104-му стрелковому корпусу 27-й армии. 1 декабря 1944 года огневая группа с 4 фугасными и 2 ранцевыми огнеметами подошла к опорному пункту врага и залпом из них вызвала сильный пожар. Разбегавшихся солдат противника пехота уничтожила автоматным огнем.

Все большее значение играли огнеметчики в составе штурмовых отрядов и групп. Как правило, рота ранцевых огнеметов придавалась стрелковому полку или действовала в составе штурмового инженерно-саперного батальона. Огнеметчиками старались подкрепить подразделения, овладевавшие наиболее важными опорными пунктами и укрепленными зданиями. Действовали они группами в тесном взаимодействии с пехотинцами и саперами. Предел дробления огнеметных подразделений при бое в городе на 2-м Украинском фронте, например, устанавливался в 3–5 огнеметчиков, которым для прикрытия придавали столько же автоматчиков. Огнеметчики с ранцевыми огнеметами не только ослепляли и деморализовывали противника перед атакой, но и сопровождали штурмовую группу на протяжении боя, продвигаясь с ней по проходам и этажам для выжигания противника.

В указаниях командующего 8-й гвардейской армией генерал-полковника В. И. Чуйкова от 18 февраля 1945 года по захвату и блокировке зданий, превращенных в опорные пункты, говорилось: «Штурмующие группы… забрасывают атакуемый объект ручными гранатами, термитными шашками и огнем ранцевых огнеметов выжигают через окна гарнизон противника и, ворвавшись в здание, уничтожают защитников этого гарнизона». В «Сводке обобщенного боевого опыта» той же армии при взятии Берлина описан такой эпизод: «Сильным пулеметным огнем и фаустпатронами со стороны Ангальтского вокзала и укрепленных домов по Меккерн и Бергерштрассе… было задержано продвижение двух наступающих стрелковых полков. Приданные полкам огневые взводы установили 6 ФОГов в направлении вокзала, 6 ФОГов на Меккернштрассе южнее вокзала и 12 ФОГов на западной стороне Бергерштрассе западнее вокзала. Подрывом огнеметов было создано несколько очагов пожаров. Гарнизон противника, оборонявший вокзал, укрывшись в подвалах, продолжал оказывать сопротивление. Ворвавшиеся в вокзал стрелки и огнеметчики проделали четыре пролома в полу. Влили туда огнесмесь из 4 ФОГов и зажгли ее. Укрывшийся гарнизон противника был полностью уничтожен».

Итоги

По официальным данным, за годы войны в результате применения ранцевых огнеметов противник потерял 120 танков, были убиты около 33 тысяч вражеских солдат и офицеров, подавлено и сожжено до 3000 оборонительных сооружений и 2300 укрепленных зданий, огнем фугасных огнеметов уничтожены около 19 тысяч солдат и офицеров, поражено 362 танка и бронемашины, 220 автомашин, 1468 огневых точек.

О том, насколько важным оказалось совершенствование огнеметно-зажигательного оружия и какое значение ему придавалось, можно судить хотя бы по тому, что именно в 1941–1945 годах проведены глубокие теоретические работы в области огнеметания. И привлекали к ним таких ведущих ученых, как академики Л. Д. Ландау, Н. Н. Семенов, П. А. Ребиндер. Составлением огнесмесей занимались несколько научных групп – НИИ-6, лаборатория ВНИИ по переработке нефти и газа, лаборатория завода «Нефтегаз», московская группа Всесоюзного электротехнического института. Наработки периода войны и богатый боевой и производственный опыт послужили дальнейшему развитию огнеметно-зажигательного вооружения.

Семен Федосеев
ВПК 12-2010

Добавил: Mercenary | Просмотров: 2787 | Рейтинг: 0.0/0 | Оценка: 
Поделиться ссылкой
Комментарии
Внимание
Добавлять комментарии могут
только зарегистрированные пользователи!


РЕГИСТРАЦИЯ | ВХОД


ОРУЖИЕ, БОЕПРИПАСЫ, СНАРЯЖЕНИЕ
XIX - XXI вв
Сайт является частным собранием материалов по теме «стрелковое оружие и боеприпасы» и представляет
собой любительский информационно-образовательный ресурс. Вся информация получена из открытых источников.
Администрация не претендует на авторство использованных материалов. Все права принадлежат их правообладателям.
Администрация не несет ответственности за использование информации, фактов или мнений, размещенных на сайте.