Современная энциклопедия оружия и боеприпасов (стрелковое огнестрельное оружие, боеприпасы и снаряжение)
Навигация
Авторизация
нет данных
     
Забыл пароль | Регистрация
Закладки
Бесплатно
Последние материалы

Минное оружие Вермахта. 1929-45 гг. (Часть 1)

1929-40

Первая Мировая война среди многих других новых видов средств ведения войны (самолет, танк, автомобиль, радио, автоматическая винтовка, миномет, отравляющее вещество) породила еще один новый вид оружия - мины. Собственно, как таковые, мины ведут свое происхождение с древнейших времен, однако в этом виде и как элемент боевого порядка, будучи опробованными еще в период Гражданской войны в США (1861-65 гг.) мины в полной мере развились именно в Великую войну (так она называлась в те годы). В этой войне мины впервые нашли систематическое и довольно значительное применение, были отработаны конструкции мин.

И все же, после окончания войны интерес к минам в странах -победительницах был утрачен. Военные специалисты  не проанализировали в должной мере применение мин и сочли их, несмотря на доказанную эффективность,  все же случайным, сугубо специфичным именно для Первой Мировой войны оружием, характерным исключительно для позиционной войны.  

В двадцатые годы умы всех, кто имел хоть какое-то отношение к армии, военному делу, были всецело поглощены двумя техническими новинками и одним ужастиком. Это самолеты, танки и химическое оружие. Танки подсказали выход из позиционного тупика, в который попала Мировая война вследствие того, что в начале века средства обороны превосходили средства нападения.  А самолеты переносили   боевые действия из плоскости в пространство, что давало огромные перспективы. Химическое же оружие, несмотря на то, что уже 1918 г. объективно  показал его полный закат, еще много десятилетий оставалось излюбленной страшилкой политиков, военных, журналистов.

И только, пожалуй, в двух странах минному оружию уделялось пристальное внимание. Это Советский Союз и Германия.

От автора. Хотелось бы предостеречь читателя от системной ошибки, в которую впадают не только любители истории, но и маститые ученые-историки.

Почему-то автоматически Германия считается гитлеровской буквально чуть ли не на второй день после окончания Первой Мировой войны, и всю ее политику в межвоенный период рассматривают только через призму гитлеризма. Чего стоит только один тезис "Нацистский меч ковался в СССР", в свете которого  все довоенное сотрудничество Германии и СССР преподносится как дружба Гитлера и Сталина, как неизбежная связь двух братских (??) тоталитарных режимов.

Между тем, военно-техническое сотрудничество СССР и Германии началось в 1924 году, когда Гитлер со своей НСДАП был всего-навсего чем-то вроде современного российского Эдуарда Лимонова с его НБП, а закончилось в 1933, когда нацисты только еще пришли к власти и даже не было известно во что выльется этот режим.

Сбрасывается со счетов то, что в Германии двадцатых годов было наиболее сильное социал-демократическое движение в Европе и самая сильная коммунистическая партия, в то время как в Италии уже пришли к власти фашисты, а во Франции власть едва не попала в руки тамошних фашистов. В Великобритании  партии фашистского и националистического толка также были очень сильны. А Германия двадцатых годов - это была униженная Версалем, ограбленная Антантой, обстриженная со всех сторон соседними государствами, нищая и голодная страна. Вдобавок, еще и находящаяся в политической изоляции, лишенная права и возможности даже вооруженной защиты своего суверенитета.

В политической изоляции находился и Советский Союз, и тоже это была  ощипанная соседями, разрушенная, нищая и голодная страна. И тоже в постоянной военной  опасности со стороны своих бывших союзников по Антанте (достаточно вспомнить ультиматум лорда Керзона).

Удивительно ли, что эти две страны нашли взаимопонимание и стали сотрудничать? Подчеркиваю - Германия двадцатых годов не гитлеровская. И то, что немецкий народ к тридцатым годам не нашел для себя иного выхода, чем прийти к гитлеризму, не вина ли это в большей степени западных демократий, чем самих немцев?

И никто тогда не мог знать, что Германия станет гитлеровской и это сотрудничество сегодня (подчеркиваю, сегодня) поставят в вину России. Сегодня мы улыбаемся и подписываем договоры о дружбе и сотрудничестве с NATO. А если завтра NATO..., то в далеком будущем, не обвинят ли потомки Россию в сотрудничестве с агрессивной, зверской, античеловечной организацией? Кто может заглянуть в будущее?

Согласно Версальского мирного договора Германия могла иметь армию численностью не более 100 тыс. чел, из них офицеров не более 4 тыс., без авиации, без флота, без танков и почти без артиллерии. Между тем, соседи Германии отнюдь не были ангелами и голубями мира, как это теперь трактуется.

Польша, получившая по Версальскому миру обширные немецкие территории, получившая выход к морю за счет немецких же земель и снедаемая своим извечным лозунгом "Велька Польска от можа до можа" (Великая Польша от моря до моря, т.е. от Балтики до Черного моря), имея гораздо большую по численности и весьма неплохо вооруженную армию,   постоянно политически давила на Германию, добиваясь новых уступок как в режиме города Данциг, так и предоставления польскому меньшинству в Германии широчайших прав автономии. При этом постоянно угрожая применением силы.

Другая, вновь появившаяся на карте Европы страна Чехословакия, получившая в наследство не только чешские территории рухнувшей Австро-Венгерской   империи, но и Судетскую область Германии тоже вела себя не самым миролюбивым образом. Заметим, что Чехословакия имела одну из самых сильных в Европе армий при довольно большом количестве  современных танков.

В подобных условиях немецкие военные постоянно искали способы скрытного усиления своей военной силы, не выходя за рамки Версаля, с тем, чтобы хоть как-то противостоять агрессивным устремлениям соседей. Правда, не будем рисовать немецких генералов эдакими ангелами - надежды и мечты о реванше, о возрождении германской военной мощи здесь тоже присутствовали. Но что бы там ни было, но поиски шли. И раньше, чем где либе еще, в Германии сумели своевременно, точно и верно оценить значение и наступательную мощь танковых соединений. И задумались над вопросом о том, что сможет Германия противопоставить танкам противника. Авиации нет, артиллерии, практически, тоже, и увеличивать численность пушек не разрешено.

А вот мины из поля зрения Версаля выпали и договором никак не регламентировались.

А раз так..., то еще в середине двадцатых годов немецкие конструкторы работают по изучению конструкций мин, а офицеры  изучают опыт применения мин в Первой Мировой войне.

Скрытно, под видом командно-штабных учений,   начиная с августа 1928 года отрабатывается   программа развития Рейхсвера (Reichwehr). Среди многих, решаемых в ходе этих "учений"   проблем, перед инжерными специалистами ставится задача  задачами создания одного типа речной мины (Flussmine) со взрывателем (Zunder), огневого фугаса (Brandmine),  радиовзрывателя мин (drahtlose Fernzundung fur Minen), по одному образцу противотанковой (Panzermine) и противопехотной (Shuetzenmine) мин,  и специального миноукладчика (Minenleger).

К сентябрю 1929 г. конструкторы создают  первый образец противотанковой мины, взяв за основу немецкую противотанковую мину времен Первой Мировой войны Tellermine.

Примечание автора. Необходимо пояснить разницу в советских и немецких обозначениях мин.

У нас мины обозначаются буквенно-цифровыми аббревиатурами, например, противопехотная мина "ПОМЗ-2М", реже только буквенными аббревиатурами типа "ПМН".

У немцев же во время Второй Мировой войны мины было принято обозначать только цифровым индексом, чаще всего годом принятия мины на вооружение.

Но поскольку это могло приводить к путанице (например, в 1935 году на вооружение были приняты две мины - одна противопехотная, другая противотанковая), то перед цифровым индексом указывали одним словом характерные внешние признаки мины (не тип, а признаки!). Например, "Tellermine 35". Дословно - "Тарельчатая мина 35 года". Или "Sprengmine 35" , т.е. "Выпрыгивающая мина 35 года".

А хорошо известные всем обозначения типа T.Mi.35 это просто сокращенное написание.  Ну, типа нашего вместо длинного и неуклюжего "бронетранспортер" мы пишем БТР. Нельзя писать "Tellermine T.Mi.35" или даже "Mine T.Mi.35". Только либо "Tellermine 35", либо  T.Mi.35.

Если же мина того или иного вида в этом году принималась  одна и ничего подобного до нее еще не создавалось и создаваться не будет, то нередко она имела просто название без цифрового индекса. Например, так произошло с легкой противотанковой миной leichte Panzermine (l.Pz.Mi.))в переводе это означало "легкая танковая мина". То же самое произошло с   противолыжной миной. Немцы ее назвали Skimine - т.е. "Лыжная мина", а в силу краткости слова не потребовалось использовать сокращение.

T.Mi.29

Эта новая мина была принята на вооружение Рейхсвера в 1929 году и получила наименование Tellermine 29, в сокращенном написании T.Mi.29.

Она имела диаметр 255 мм и высоту 70 мм. Из 6 кг полного веса 4 кг приходились на разрывной заряд (тротил или мелинит). Она имела три взрывателя ZDZ 29 и взрывалась при наезде танка или машины на любой из трех взрывателей.

Это было очень оригинальное решение - вместо сложного и громоздкого нажимного датчика цели в виде нажимной крышки - три взрывателя. Это значительно упрощает конструкцию мины и делает ее значительно дешевле и технологичнее.

Не менее интересным был и взрыватель мины ZDZ 29, который мог использоваться как нажимной, причем с  двумя установками силы срабатывания - 45 или 125 кг., или же как взрыватель натяжного действия. Последнее было сделано для того, чтобы взрыватель мог бы использоваться и как элемент неизвлекаемости мины. В этом случае взрыватель (четвертый) вкручивался в гнездо, расположенное на днище мины и устанавливался на режим Zug, т.е. натяжной.

Было принято решение, что эти мины   должны  приобретаться Рейхсвером до 1932 г.  по 6.000 экземпляров ежегодно (цена штуки 5100 рейхсмарок).  Однако, уже  30 января 1931 Начальник Сухопутного Ведомства  (Chef der Heeresleitung) утвердил закупку 61648 штук мин и 315000 взрывателей Zug- und Druckzuender 29 (ZDZ 29). Тогда это признавалось минимально достаточным количеством для нужд обороны.

Одновременно было выпущено довольно большое количество этих мин в учебном варианте (T.Mi. 29 (Ueb)). Вместо заряда ВВ они наполнялись дымовой смесью и имели по бокам отверстия для выхода дыма. Эти учебные мины очень широко использовались при обучении личного состава саперных подразделений и отработки тактики минной войны.

Примечание автора. Очевидно, только этим и можно объяснить наличие в этом взрывателе установки на 45 кг. Ведь до 1935 года Германия танков не имела и опробовать эффективность минных полей   можно было только на макетах. А для противопехотных мин такая установка чрезмерна. Да и не планировался этот взрыватель использоваться  в противопехотных минах. Ведь перед конструкторами стояла задача создания только средства защиты от танков. Вопрос противопехотных мин возникнет  гораздо позднее.

Впрочем, довольно быстро выяснилось, что три взрывателя в одной мине при ее простой и дешевой конструкции, сильно удорожают весь комплект (мина + три взрывателя), время установки становится чрезмерно большим, а количество ошибок саперов недопустимо велико (необходимо при установке мины задать режимы трем взрывателям и удалить три предохранительные чеки). Поэтому, вскоре мины были изъяты из войск и складированы в Сперенберге и Рехаген-Клаусдорфе, где по уверениям немецкого историка В. Флейшера и пролежали до капитуляции Германии в 1945 г. Лишь учебные мины использовались Вермахтом до 1937 г.

Однако это утверждение не согласуется с советским справочником по минам противника издания 1943 г., где эта мина и взрыватель описаны во всех подробностях. Следовательно, по состоянию на 1943 г. эти мины были известны советским саперам и использовались немцами на Восточном фронте.

Разработка противопехотной мины затянулась до 1935 года. Это было связано с тем, что Рейхсвер имел очень ограниченное финансирование, противотанковые мины имели явный и значительный приоритет перед противопехотными. Ведь вопрос защиты от пехоты противника не стоял столь остро, как проблема защиты от танков и деньги, отпущенные на разработку ППМ, были истрачены на приобретение ПТМ у промышленности.

S.Mi. 35

С приходом к власти в стране Гитлера финансирование вооружений резко возросло и к концу 1935 года Вермахту была предложена, ставшая впоследствии знаменитой выпрыгивающая осколочная мина кругового поражения Sprengmine 35 (S.Mi. 35). У нас ее обычно называли либо "мина-лягушка" либо на немецкий манер "шпрингмина".

Ее действие основывалось на том, что закопанная в землю мина выбрасывалась из земли на высоту до 1,5 м. через 4,5 секунды после срабатывания взрывателя. При взрыве 365 стальных шариков (шрапнель) и  осколки корпуса и осколки разлетались в стороны и поражали цели на дальности 15-20 метров.   

Весила она около 5 кг. и имела разрывной заряд около 450 гр.

Мина могла использоваться как мина нажимного действия с взрывателем S.Mi.Z.35, либо как мина натяжного действия с двумя взрывателями ZZ 35 (позднее ZZ 42). В этом случае использовался так называемый "тройник" или "двойник" - устройство, ввертываемое вместо взрывателя и позволяющее установить в него три или два взрывателя (как показано на снимке - слева ZZ 35, в центре S.Mi.Z.35, справа ZZ 42). Штатным же взрывателем был специально разработанный для этой мины нажимной взрыватель S.Mi.Z.35, т.к. немцы вообще в сфере противопехотных мин тяготели к минам нажимного действия.

Свое происхождение мина ведет от немецкой же выпрыгивающей Schrapnell-Mine времен Первой Мировой войны, однако та мина являлась управляемой и приводилась в действие электроимпульсом с пульта управления. Поэтому, нередко в литературе   Sprengmine 35 (S.Mi. 35) ошибочно  именуют как   Schrapnell-Mine 35 или S-Mine 35 по аналогии со шрапнельной миной Первой Мировой войны, тем более, что и S.Mi. 35 можно было использовать как управляемую, вкрутив в нее вместо взрывателя электродетонатор.

Принятие S.Mi. 35 на вооружение должно было произойти в начале 1936. Тем не менее, первые 1000 штук   поступили гораздо позже - в августе. В течение следующих месяцев ее изготовление значительно колебалось (декабрь 1938 - 70660 штук, январь 1939 -26465 штук). В целом количество этих мин   по состоянию на февраль 1939 достигало согласно доклада  Управления статистики вооружений № 715/39   388070 штук.

S.Mi.Z.35, ZZ 35

В этом же 1935 году Вермахт получил на вооружение серию взрывателей к этой мине - нажимной S.Mi.Z.35, натяжной ZZ 35 и комбинированный натяжной/обрывной ZuZZ 35.

Однако, наряду с этими взрывателями,  очень широко использовался, принятый на вооружение еще в 1929 году терочный воспламенитель  для огнепроводного шнура ANZ 29. Два таких воспламенителя ввинчивались в тройник или в двойник вместо взрывателя ZZ 35.

Примечание автора. Если быть строгим, то все без исключения, изображенные на снимке взрыватели являются на деле воспламенителями, т.к. все они не имеют в своем составе детонатора и на выходе дают форс пламени. Детонатор во многих немецких минах являлся частью не взрывателя, а самостоятельным элементом, вставляемым либо во взрыватель при подготовке мины к использованию, либо в саму мину. Да и задача этих взрывателей состояла не во взрыве мины SMi 35, а в воспламенении порохового вышибного заряда. Это уже во время полета мины огонь добирался до одного из трех капсюлей-детонаторов внутри мины и взрывал его.

Stielhandgranate 24

В этом же году на вооружение Вермахта был принят еще один нажимной взрыватель DZ 35. Он предназначался для снаряжения различного рода импровизируемых противотанковых и противопехотных мин. В частности, он мог использоваться при импровизации мины из 200-граммовой шашки Sprengkoerper 28 или с использованием корпуса ручной гранаты Stielhandgranate 24 и специального переходника.

Эти мины не были табельными минами Вермахта (Heeresminen), а относились к категории вспомогательных (Behelfsminen). Однако, личный состав саперных подразделений обучался  изготовлению и применению таких мин. Это предусматривалось на тот случай, если минная война примет широкий размах, а промышленность не будет успевать поставлять табельные мины.

Взрыватель DZ 35  мог использоваться и в мине SMi 35. Такие комбинации встречались в период войны на Восточном фронте.

E.S.Mi.Z.40

Позднее, к 1940 году эта мина получит еще один электрический взрыватель нажимного действия  E.S.Mi.Z.40, который будет устанавливаться не в мину, а втыкаться в землю на некотором удалении от нее и соединяться миной проводами через специальный переходник -адаптер. Этот адаптер позволяет присоединить к мине до 18 взрывателей   E. S. Mi. Z. 40, что резко повышает вероятность срабатывания мины и позволяет ей держать под контролем всю окружающую местность. Или же наоборот - один взрыватель может привести в действие одновременно до 18 мин.

Скачок финансирования вооружений с приходом Гитлера к власти позволил Вермахту отказаться от неудобной в обращении мины T.Mi.29 и принять на вооружение в декабре 1935 года в качестве новой табельной мины (Heeresminen) более совершенную мину Tellermine 35 (T.Mi.35).

T.Mi.Z 35

Вместо трех взрывателей, она имела один, весьма надежный и безопасный в обращении. Достаточно сказать, что взрыватель T.Mi.Z 35 имел две ступени предохранения, что позволяло перевозить и переносить мину, полностью снаряженную и готовую к использованию, а также переводить взрыватель из боевого в безопасное положение, не извлекая его из мины.

Мина весила 9.1 кг. при разрывном заряде 5.5 кг. Срабатывание мины происходило при наезжании на ее верхнюю часть (не менее чем на треть площади нажимной крышки). Усилие срабатывания составляло 90-180 кг.

Однако, промышленность начала поставки мин T.Mi.35 только  в 1937 году. До апреля 1938 г. вермахт получил 75700 штук. Как и с противопехотной миной S.Mi.35 в поставках мин T.Mi. 35 наблюдались значительные колебания; если в июне 1938 было произведено  119000 штук, то в октябре 38  лишь 14000.  

T.Mi. 35

Позднее, с учетом опыта использования этих мин в Северной Африке и на Восточном фронте будет разработан ее модифицированный вариант T.Mi. 35 Stahl, имевший более плоскую нажимную крышку с ребрами жесткости. Как утверждает В. Флейшер, эта модификация  мины поступит в производство в конце 1942 года. Однако это не согласуется с данными советского справочника "Минно-подрывные средства противника" и рядом других источников, утверждающих, что T.Mi. 35 Stahl на Восточном фронте была более известна, чем T.Mi. 35. Возможно В.Флешер имел в виду вариант T.Mi. 35 Stahl со взрывателем T.Mi.Z.42 (изображены на снимке).

Боевое применение как  S.Mi.35, так и T.Mi.35 началось в 1939 году после того, как Англия и Франция объявили войну Германии. Во время германо-польской войны Вермахт мины не использовал, т.к. обороняться немцам не пришлось, а вот  западную границу Германии укрепить возникла необходимость. На Западном Вале (Westwall) или как у нас принято называть на "линии Зигфрида" в сентябре 1939г. было установлено 129000 противопехотных мин S.Mi.35, и  82000 противотанковых  мин T.Mi.35. Это из общего числа имевшихся на тот момент у Вермахта 706000 противопехотных и 773000 противотанковых мин.

Производство мин в целом в  1940 году составило 1 мл. 304 тыс. штук.

SD-2/Z.70B

Уже во время польской кампании сентября 1939 года немецкая авиация против польской пехоты и кавалерии с успехом применяла кассетные авиабомбы, снаряжаемые, как это принято теперь называть, осколочными "суббоеприпасами", а практически,  малоразмерными осколочными авиабомбами. При раскрытии в воздухе такой кассетной бомбы, суббоеприпасы разлетались в стороны и накрывали довольно обширную площадь.

Среди таких суббоеприпасов для нас представляют интерес  осколочные бомбы SD-2 "Бабочка" (Spreng Dickenwend -2 (SD-2) "Schmetterling") весом 2 кг., которыми комплектовались кассетные бомбы  - Mark-500 Roden (6 шт SD-2); AB-23 - 2 (23шт. SD-2); AB-4t  (24шт. SD-2); AB-250-2 - (144 шт. SD-2); AB-250-3 (108шт. SD-2).

Эти суббоеприпасы комплектовались взрывателем одного из трех типов. Один взрывал суббоеприпас еще в воздухе на небольшой высоте  или при ударе о землю, другой через несколько минут после падения, а вот третий только, если солдат противника заденет этот боеприпас, лежащий на земле.

По сути дела суббоеприпас SD-2 со взрывателем Z.70B являлся осколочной противопехотной миной, устанавливаемой с самолета (Spreng Dickenwend - 2 / Zuender 70B (SD-2/Z.70B)).

SD-2/Z.70B в кассетную бомбу укладывалось не более 10% от общего снаряжения, например, в кассетной бомбе   АВ-250-2 из 144 SD-2 только 10-11 штук были  SD-2/Z.70B, и основная цель их применения составляла в исключении работы санитаров противника в очаге поражения после бомбежки.

Немцы недооценили свое изобретение, а ведь эти кассетные бомбы, если их снаряжать исключительно SD-2/Z.70B, по сути дела,  явились бы первой в мире авиационной системой дистанционного   минирования. И это при том, что эффективность SD-2  во всех вариантах оценивалась очень высоко и они применялись немцами на протяжении всей Второй Мировой войны.

Но по номенклатуре инженерных боеприпасов Вермахта SD-2  не числилась, т.к. это был авиационный боеприпас, т.е. они относились к другому ведомству - Люфтваффе.

l.Pz.Mi.

К весне 1941 года на вооружение Вермахта была принята легкая противотанковая мина leichte Panzermine (l.Pz.Mi.).

Эта мина предназначалась исключительно для парашютно-десантных частей. В 1941 г. их было изготовлено всего 22900шт. и в 1942 г. около 8 тыс., после чего их производство было прекращено. Впервые эта мина использовалась немецкими десантниками в мае 1941 г. при десантной операции по захвату острова Крит.

Весила она 4 кг. и имела разрывной заряд всего 2 кг, что было явно мало; имела очень сложную конструкцию, но в данном случае главным являлись  малый вес и простота обращения с миной, и этим требованиям эта мина отвечала.

Завершая обзор минного оружия Вермахта в предвоенный период,  можно резюмировать, что во Вторую Мировую войну Германия вступила, имея два типа противотанковых мин (T.Mi.29 и T.Mi.35) и один тип противопехотной (S.Mi.35). Это считалось вполне достаточным. Хотя Германия и уделяла достаточно внимания минному оружию, но и она полагала тогда мины второстепенным, вспомогательным средством.

В Инструкции Службы Армии 22, Боевой устав саперов, брошюра 4 " Заграждения" от 25 июня 1935 (Heeresdienstvorschrift 22 Ausbildungsvorschrift fur die Pioniere, Heft 4 "Sperren vom 25. Juni 1935) указывалось: " Заграждения пространных областей может оказывать на движение врага оперативно тормозящее влияние. Решение на их применение должно  оставаться за высшим руководством".  Пехота, танкисты и артиллеристы минированию не обучались, мины были прерогативой саперов.

С началом войны к двум типам противотанковых мин добавилась еще одна (l.Pz.Mi.). В целом итоги кампании 1939-40 гг. на Западе и первые недели войны против СССР не способствовали развитию минного оружия в Германии. Вермахту практически не приходилось вести оборонительных боев и большой нужды в минах не было. Производство мин в Германии  сократилось с 1 мл. 304 тыс.  в 1940 г. до 949 тыс. в 1941 году.

(Продолжение в статье «Минное оружие Вермахта. 1929-45 гг. (Часть 2)»)

Юрий Веремеев
Анатомия Армии

Добавил: Mercenary | Просмотров: 3667 | Рейтинг: 5.0/1 | Оценка: 
Поделиться ссылкой
Комментарии
Внимание
Добавлять комментарии могут
только зарегистрированные пользователи!


РЕГИСТРАЦИЯ | ВХОД


ОРУЖИЕ, БОЕПРИПАСЫ, СНАРЯЖЕНИЕ
XIX - XXI вв
Сайт является частным собранием материалов по теме «стрелковое оружие и боеприпасы» и представляет
собой любительский информационно-образовательный ресурс. Вся информация получена из открытых источников.
Администрация не претендует на авторство использованных материалов. Все права принадлежат их правообладателям.
Администрация не несет ответственности за использование информации, фактов или мнений, размещенных на сайте.