Энциклопедия оружия (стрелковое огнестрельное оружие, боеприпасы, приспособления и снаряжение)
Навигация
Авторизация
нет данных
     
Забыл пароль | Регистрация
Закладки
Бесплатно
Последние материалы

Партизанский конструктор-самородок

В годы Великой Отечественной войны всенародная борьба в тылу немецко-фашистских войск приобрела огромный размах. С первых дней оккупации в занятых врагом районах Белоруссии развернулось мощное партизанское движение. В населенных пунктах, контролировавшихся гитлеровцами, возникли и активно действовали многочисленные советские подпольные организации. Одной из ведущих форм всенародной борьбы против захватчиков стал массовый срыв населением их политических, экономических и военных мероприятий. Только в рядах партизан и подпольщиков Белоруссии героически боролись с гитлеровскими оккупантами более 440 000 патриотов. Они внесли значительный вклад в освобождение родной земли от фашистов.

Для борьбы с нацистами советским людям требовалось большое количество оружия. Чтобы добыть его в сложнейших условиях оккупации, приходилось изыскивать самые различные пути. В партизанских отрядах создавались поисковые группы, которые с помощью местного населения собирали оружие на местах боев 1941 года. Еще одним из важнейших источников пополнения боевых средств стали трофеи партизан. Значительную помощь боевыми средствами оказывал тыл. Однако в условиях постоянного роста численности партизанских формирований все это не могло в полной мере удовлетворить потребности народных мстителей. Партизаны были вынуждены часто ремонтировать вооружение, организовывать на местах изготовление самодельного оружия.

Ремонт оружия в партизанской оружейной мастерской

Ремонт оружия в партизанской оружейной мастерской

Во многих партизанских отрядах для этих целей создавались специальные мастерские, где трудились сведущие в технике люди - местные рабочие, инженеры и техники, сельские механизаторы, технический персонал из числа военнослужащих Красной Армии, оказавшихся в силу различных причин на оккупированной территории. Им приходилось преодолевать огромные трудности. В подавляющем большинстве случаев партизанские мастерские имели примитивное оборудование, ощущался острейший недостаток инструментов. Тем не менее результативность труда мастеров была высокой. Работая с большим энтузиазмом, они делали буквально невозможное - собирали вполне качественное оружие из, казалось бы, негодных частей, металлического лома, подручных материалов. Так, например, в мастерской партизанской бригады им. В.П. Чкалова Барановичского соединения, созданной в феврале 1943 года, было отремонтировано 1250 винтовок, изготовлено к ним около 1600 деталей, отремонтировано 278 пистолетов-пулеметов, 120 пистолетов, сделано 500 лож и прикладов к винтовкам и пулеметам.

Широко использовались также рационализаторские и изобретательские способности партизан. Наряду с ремонтом оружия и его производством по известным образцам многие партизанские умельцы развернули большую конструкторскую работу. В отчете начальника инженерно-технического отдела БШПД (Белорусского штаба партизанского движения) майора А.И. Иволгина о деятельности отдела за период с 15 февраля по 1 сентября 1944 года по этому поводу, в частности, сообщалось: «Большое количество самодельных мин, автоматов и гранат партизан имеют оригинальное решение как всей конструкции в целом, так и ее отдельных узлов. Не ограничиваясь изобретательством «местного» характера, партизаны отправляли на Большую землю большое количество изобретений и рационализаторских предложений». С 1 января по 1 августа 1944 года на экспертизу в БШПД от партизан поступило 43 рационализаторских и изобретательских предложения. Из них 21 предложение было одобрено, и по ним развернуто производство в партизанских соединениях, 13 предложений отклонено, 4 предложения рецензированы и отправлены на дальнейшее заключение в соответствующие управления и по 5 предложениям от авторов были запрошены дополнительные сведения и чертежи.

Широкое распространение в партизанских отрядах и бригадах получило производство самодельного автоматического оружия, в основном пистолетов-пулеметов. Стремление народных мстителей обладать как можно большим количеством этих технических средств борьбы с врагом вызывалось их боевыми качествами - пистолеты-пулеметы отвечали требованиям быстротечного ближнего боя, создавали высокую плотность огня и не стесняли маневра партизан.

Имеются данные о том, что один из первых партизанских пистолетов-пулеметов - самодельный ППШ - был сделан в партизанской бригаде «Разгром» Минской области летом 1942 года. В 1943-1944 годах их изготовление было развернуто во многих партизанских формированиях. Некоторое представление об этом дают коллекции самодельных пистолетов-пулеметов, хранящихся в Белорусском государственном музее истории Великой Отечественной войны, Московском музее современной истории и Музее Вооруженных сил. Их экспонаты показывают работу мастерских 18 бригад и одного отдельного партизанского отряда, действовавших на территории семи областей республики. В действительности же география этого производства автоматического оружия была еще более широкой.

Народные мстители с любовью и уважением относились к своему самодельному оружию. По отзывам многих из них, пистолеты-пулеметы, изготовленные в лесных мастерских, действовали не хуже заводских. Достаточно высоко оценивали их и специалисты. В одном из документов инженерно-технического отдела БШПД качество партизанских пистолетов-пулеметов названо «вполне удовлетворительным».

Партизаны Белоруссии вели активную диверсионную деятельность на вражеских коммуникациях. За весь период борьбы в тылу захватчиков ими пущено под откос 11 128 немецких эшелонов и 34 бронепоезда, подорвано и уничтожено более 18 700 автомашин, взорвано, сожжено и разрушено 819 железнодорожных и 4710 других мостов, перебито более 300 тыс. рельсов. Удары по путям сообщения противника сочетались с диверсионными актами патриотов в учреждениях оккупантов, на промышленных предприятиях, аэродромах, складах, базах, других объектах. В этих условиях огромное значение приобретало наличие у партизан подрывных средств.

Ощутимая помощь оказывалась народным мстителям с Большой земли. Только по линии БШПД партизаны Белоруссии в годы войны получили из-за линии фронта около 553 000 кг тола, свыше 188 000 ручных гранат, более 101 000 диверсионных мин. Однако на протяжении всего времени партизанской борьбы производство взрывных устройств в самих партизанских подразделениях оставалось одной из первостепенных задач. В связи с этим широкое распространение получила добыча партизанскими мастерами взрывчатых веществ из неразорвавшихся авиабомб, снарядов, других боеприпасов. Так, в Гомельском партизанском соединении только с 1 мая по 1 августа 1943 года таким путем было получено 8,5 тонны тола.

Крушение германского воинского эшелона

Крушение германского воинского эшелона

Из подручных материалов народные мстители создавали управляемые мины, мины мгновенного и замедленного действия, подрывные устройства - сюрпризы. «Проявляя сметку и изобретательность, - писал историк Н. Азясский, - партизанские умельцы усовершенствовали многие образцы имевшейся в отрядах минно-подрывной техники. В результате арсенал партизанских диверсионных групп пополнился необходимыми, порой совершенно неожиданными видами мин, секрет которых был известен только изобретателю и исполнителю диверсионной акции.

Архивные материалы, мемуарная литература, другие источники свидетельствуют о том, что в умелых руках партизанских оружейников оживала даже тяжелая боевая техника, оставшаяся в непригодном для эксплуатации состоянии в лесах Белоруссии при отступлении частей Красной Армии или захваченная у врага. Так, в 1-й Белорусской бригаде Витебской области в январе - сентябре 1942 года было отремонтировано четыре танка, четыре артиллерийских орудия, изготовлено из найденных труб три батальонных миномета. В партизанской бригаде им. М.В. Фрунзе Витебской области было восстановлено несколько отечественных пушек и подбитый немецкий танк, а в Сенненской бригаде этой же области - средний танк Т-34 и бронемашина. Из отремонтированных орудий и минометов во многих партизанских формированиях организовывались артиллерийские батареи, а в бригадах Лепельской им. И.В. Сталина, Россонской им. И.В. Сталина и Чашникской «Дубова» были сформированы даже артиллерийские дивизионы. Восстановленная техника использовалась партизанами при разгроме фашистских гарнизонов и во время других боевых операций.

Деятельность оружейных мастерских на временно оккупированной территории Белоруссии является свидетельством мужества и силы духа советских людей, не покорившихся врагу, изыскивавших любую возможность для нанесения ущерба захватчикам. Об одном из таких партизанских умельцев хочется рассказать поподробнее.

Судьба человека порой совершает такие крутые повороты, которые не способно нарисовать самое богатое воображение. Именно так случилось с инженером-железнодорожником Тенгизом Евгеньевичем Шавгулидзе.

Т.Е. Шавгулидзе

Т.Е. Шавгулидзе

Поначалу жизнь его складывалась как нельзя лучше. 1937 год семья Шавгулидзе отметила радостным событием: молодой Тенгиз успешно окончил Московский электромеханический институт инженеров транспорта. Особую гордость за сына ощущал его отец Евгений Ананьевич - простой машинист локомотива и одновременно талантливый изобретатель-самоучка. Вскоре молодой Шавгулидзе зарекомендовал себя достойным преемником своего отца. В первый же год после института вместе с отцом нашел удачное техническое решение, а чуть позже получил самостоятельное авторское свидетельство.

Семейный фонд изобретений, наверняка, продолжал бы пополняться, если бы не война. Она поломала далеко идущие планы, нарушила размеренную жизнь, заставила выбросить из головы идеи, которые в недалеком будущем обещали воплотиться в реальные конструкции.

28-летний старший инженер-диспетчер Центрального паровозного управления НКПС в Москве Т. Шавгулидзе надел военную форму еще до начала войны. Призванный в Красную Армию, лейтенант Шавгулидзе стал командиром тягового взвода железнодорожного полка. 22 июня 1941 года он встретил на Украине. В это жаркое лето он оказался в самом пекле ожесточенных боев, а потом и в окружении. Не всем посчастливилось выйти из него. Раненный, потерявший сознание, Тенгиз попал в фашистский плен. В лагере для военнопленных он мечтал лишь об одном - о побеге. С помощью подпольщиков в июне 1942 года, вырвавшись наконец на свободу, он оказался в Белоруссии и вступил в партизанский отряд. Первое же его участие в боевой операции убедило, что на этого человека можно положиться в любой, самой опасной и критической ситуации.

Творческая мысль, мастерство Тенгиза проявились в отряде в первые же дни, когда командование поручило ему организовать ремонт и восстановление оружия и военного имущества. Товарищи искренне удивлялись, как легко возвращал Шавгулидзе в строй вроде бы безнадежно разбитый пулемет или автомат, осваивал трофейное оружие. Способности Шавгулидзе, буквально начиненного самыми разнообразными идеями, к техническому творчеству были сразу же замечены партизанами. Однако на свои горячие просьбы отправить его вместе с диверсионной группой на боевое задание Тенгиз получал неизменный отказ. Командование высоко ценило Шавгулидзе за незаурядную техническую смекалку, столь необходимую в отряде. Не случайно за ним закрепилась репутация «главного изобретателя» и даже «главного инженера».

Уже вскоре он был выдвинут командованием на должность инструктора подрывного дела при штабе Минского партизанского соединения. С приходом технического специалиста оживилась работа оружейных мастерских, созданных с весны 1942 года во многих партизанских формированиях, дислоцировавшихся в южной части Минской и на севере Полесской областей. Под руководством Шавгулидзе в отрядных и бригадных мастерских было налажено изготовление боевых средств и вооружения. А спустя еще немного времени по его инициативе в белорусских лесах и деревнях, свободных от оккупантов, заработали партизанские мастерские: токарные, столярные, кузнечные, слесарные. Они не только выполняли срочный ремонт, но и производили по заказам партизанского командования сконструированные самим Тенгизом предметы вооружения, боеприпасы.

Первый заказ поступил от подрывников. В 1942 году железные дороги оккупированной Белоруссии были перегружены германскими воинскими эшелонами. С небольшими интервалами эшелоны, забитые солдатами, танками, пушками, боеприпасами, автомашинами, шли и шли на Восточный фронт. Рискуя жизнью, партизаны старались сделать все для того, чтобы как можно меньше составов достигали места назначения. Даже израсходовав последнюю взрывчатку, подрывники, возглавляемые отважным командиром, впоследствии Героем Советского Союза Григорием Аркадьевичем Токуевым, не прекращали своих опасных операций. Вооружались ломами, гаечными ключами, извлекали из шпал костыли, нарушали соединения рельсов. Порой такая затяжная работа прерывалась встречей с фашистскими патрулями, перестрелками, после которых редела группа подрывников.

Партизанские командиры. Минская область. 1944 год

Партизанские командиры. Минская область.
1944 год

Поэтому зимой 1942/1943 года в условиях острого недостатка взрывчатых веществ, испытываемого народными мстителями, партизанский умелец выдвинул и осуществил на практике оригинальную идею: пускать под откос эшелоны врага при помощи специального приспособления, действующего по принципу железнодорожной переводной стрелки.

Шавгулидзе попросил командира достать кусок железнодорожного рельса. Уже на следующий день подрывники притащили кусок рельса, снятого с бездействующей железнодорожной ветки. Клин отковывался по его эскизам и чертежам в кузнице д. Комаровичи (ныне Петриковский район Гомельской области) бригадой кузнецов под руководством Алексея Ивановича Швецова. По словам Т.Е. Шавгулидзе, который считал А.И. Швецова соавтором клина, это был кузнец-виртуоз. Этот партизан пережил страшную личную трагедию. Каратели живьем сожгли его семью - жену с грудным ребенком и ее мать. Справиться с горем могла помочь только месть врагу. Несколько часов провел Шавгулидзе в кузнице вместе с искусным колхозным, а теперь партизанским кузнецом Шевцовым, который отковал по его эскизам то, что позже назвали «клином».

Это приспособление, разработанное Шавгулидзе, представляло собой металлическое устройство весом около 18-20 кг. Оно состояло из клина и откосной рейки, закрепленных на одной основе, строго подогнанной к размеру железнодорожного рельса. На его установку и крепление к рельсам болтами требовалось лишь несколько минут. Наезжая на клин, переднее колесо паровоза накатывалось на наклонную плоскость, поднимаясь по ней, буртик бандажа выходил из соприкосновения с рельсом, сдвигаясь в сторону, и колеса паровоза и вагонов по откосной рейке переводились с внутренней на наружную сторону рельса. Эшелон противника шел под откос.

Подрывники незамедлительно приняли клинья на вооружение. Клинья Шавгулидзе, изготовлявшиеся в большом количестве партизанскими мастерами, стали грозным оружием диверсионных групп, наносили фашистам немалый урон. Диверсии показали, что применение «переводной стрелки Шавгулидзе» давало лучшие результаты, чем употребление взрывчатых веществ. Дело в том, что в момент взрыва мины под паровозом нарушалась линия воздушных тормозов, которые автоматически срабатывали, и последние вагоны эшелона оставались невредимыми. Наскочив же на клин, состав разрушался полностью, особенно если насыпь была высокой, а скорость движения большой.

В боевой характеристике Т.Е. Шавгулидзе, подписанной командиром партизанского соединения И.Вольским и начальником штаба соединения Г. Гнусовым, сообщалось: «За время действий в партизанских отрядах Шавгулидзе работал над изобретением средств борьбы по разрушению тыла и коммуникаций противника. Тогда, когда не было взрывчатых веществ, он изобрел клин для производства крушения вражеских эшелонов и сам с группой подрывников этими клиньями произвел два крушения вражеских эшелонов с живой силой и передвигающейся к линии фронта кавалерийской частью противника. Изобретенные Шавгулидзе клинья применялись партизанскими отрядами Минской области в зиму 1942/1943 г.».

Условия военного времени вынуждали талантливых изобретателей проводить разработку ручных гранат без участия конструкторских организаций. Учитывая постоянную потребность партизан в этом оружии, Шавгулидзе стал работать над созданием ручной гранаты из имевшихся на месте материалов. Гранаты считались узким местом в партизанском соединении. Их мечтал иметь как можно больше каждый партизан: разведчик, подрывник и просто боец. Того количества, которое пересылалось с Большой земли, явно не хватало.

Шавгулидзе понимал: чтобы организовать массовое производство ручных гранат собственными силами, необходимо прежде всего придумать подходящую конструкцию. Начал с эскизных набросков, математических расчетов. Одновременно подбирал материалы: трубы определенного размера для изготовления корпусов гранат, капсюли-детонаторы, бикфордов шнур. Нашлась и взрывчатка: при очередной вылазке партизаны захватили вражеский склад с авиабомбами, начинка которых вполне удовлетворила инженера.

Партизанский пулеметчик. 1944 год

Партизанский пулеметчик.
1944 год

Однако практически осуществить замысел оказалось далеко не просто. Встретилось много «но». Ведь партизанам требовались гранаты безотказные в действии, безопасные в обращении, эффективные, легкие и непременно простые в изготовлении. Кроме того, их намечалось выпускать не десятки, не сотни - тысячи штук, что, в свою очередь, рождало немалые трудности в разработке технологии. Словом, задача содержала множество неизвестных, и решал ее не коллектив специального конструкторского бюро, а инженер-железнодорожник, не имевший ранее никакого отношения к созданию боеприпасов. Шавгулидзе удалось добиться успеха там, где по меркам мирного времени понадобилось бы объединить усилия специалистов разных профессий, располагавших необходимой технической документацией, экспериментальной базой.

Весной 1943 года он сконструировал свою первую гранату: для корпуса использовались обрезки водопроводных труб, начиненных взрывчатым веществом (выплавляемым из немецких авиабомб), кусков железа и проволоки. В качестве запала использовались бикфордов шнур (как замедлитель) и капсюль-детонатор.

Испытания опытной партии гранат Шавгулидзе превзошли все ожидания. Ознакомившись с их результатами, первый секретарь ЦК КП(б)Б П.Пономаренко написал в штаб соединения: «Необходимо широко внедрить это изобретение среди белорусских партизан». Вскоре партизанские мастерские, специально созданные для этой цели, освоили массовое производство «партизанских гранат Шавгулидзе» под непосредственным контролем их автора.

По распоряжению Минского подпольного обкома партии образцы гранат ПГШ доставили в Центральный штаб партизанского движения, где их тщательно проверили, всесторонне испытали. Заместитель начальника инженерно-технического отдела штаба инженер-майор А.И. Иволгин 9 июля 1943 года писал в заключении: «...Самое ценное свойство гранаты - возможность изготовления ее на месте. Представляется жизненно необходимым всякую попытку наладить местное производство в условиях партизанских отрядов не только поддержать, но и поощрить». Заключение А.И. Иволгина содержало практические советы, как достичь еще большей простоты, эффективности, надежности гранат. Так проблема с гранатами была успешно решена.

Добровольные помощники партизанского инженера оперативно добывали по намеченному им перечню нужные материалы - они не являлись дефицитом. Специальная технология, разработанная Шавгулидзе, позволила быстро освоить в мастерских не такие уж сложные операции, связанные с изготовлением деталей и сборкой гранат. При этом строго соблюдались правила безопасности.

С 10 мая по 25 августа 1943 года только в партизанских мастерских Минского соединения было изготовлено 2000 гранат Шавгулидзе, а в октябре-декабре - еще более 11 000. В боях гранаты Шавгулидзе находили самое широкое применение.

Партизаны зачастую предпочитали их даже изготовлявшимся на заводах, так как эти «самоделки» обладали значительно большей разрушительной силой. Об этом свидетельствует, в частности, боевая операция по разгрому вражеских гарнизонов на станциях Фаличи и Самой, проведенная в начале июня 1943 года 25-й партизанской бригадой им. П.К. Пономаренко. В ночном бою бойцы бригады с помощью гранат Шавгулидзе уничтожили несколько эшелонов с живой силой и техникой противника, подорвали два железнодорожных моста, разрушили пристанционные пути, нарушили телефонную связь. По отзывам партизан, гранаты действовали превосходно, ни одна из них не подвела.

Широко использовали народные мстители в своей боевой деятельности и хитроумные мины, изготовленные талантливым изобретателем.

С помощью одной из них (мины-сюрприза) весной 1943 года партизаны разгромили немецкий гарнизон в д. Филипповичи Копаткевичского района. Подпольщики, действовавшие в гарнизоне по заданию из леса, сумели подбросить в боекомплект станкового пулемета, находившегося в дзоте на главном направлении партизанского удара, винтовочный патрон, начиненный Шавгулидзе вместо пороха - взрывчаткой. При первой же очереди пулемет был выведен из строя. Это во многом предрешило исход боя, сберегло жизнь многим участникам штурма.

7,92-мм чехословацкий авиационный пулемет CZ-1930, переделанный советскими партизанами Белоруссии в станковый пулемет, смонтированный на колесном станке пулемета «Максим» обр. 1910 года

7,92-мм чехословацкий авиационный пулемет CZ-1930,
переделанный советскими партизанами Белоруссии
в станковый пулемет, смонтированный на колесном станке
пулемета «Максим» обр. 1910 года

Очередным изобретением инженера стал партизанский ружейный гранатомет. Партизаны попросили его придумать приспособление, которое позволяло стрелять гранатами. И хотя Шавгулидзе в общих чертах представлял себе штатный винтовочный гранатомет для стрельбы ружейными гранатами, многое пришлось домысливать самому. Основу самодельного приспособления он нашел в 45-мм стреляной артиллерийской гильзе, смонтированной на стволе 7,62-мм укороченной винтовки образца 1891/30 гг. Прикинул, рассчитал, изготовил опытные образцы. Проверил их стрельбой. Получилось то, что нужно. Партизан устраивали и дальность стрельбы гранат - 400-500 метров, и радиус поражения. Какая паника поднималась на шоссейных дорогах, когда на колонну машин с фашистами сыпался из леса град таких «гостинцев».

Оружие, созданное в годы войны инженером Т.Шавгулидзе, получило широкое признание. Творческие и боевые заслуги партизанского оружейника высоко оценила Родина. Шавгулидзе был награжден орденом Красного Знамени, медалью «Партизану Отечественной войны» II степени. Кроме того, деятельность изобретателя была высоко оценена командованием Красной Армии и партизанского движения. В приказе командующего артиллерией РККА Главного маршала артиллерии Н.Воронова в апреле 1945 года отмечалось: «Автор разработал и применил в тылу врага несколько типов партизанских боевых средств. Указанные средства применялись партизанами Белоруссии и дали хороший боевой эффект. В условиях тыла противника стало возможным в партизанских мастерских изготовлять эти средства и обеспечивать боевые задания». По приказу Воронова Шавгулидзе было выплачено крупное денежное вознаграждение.

В настоящее время ручные гранаты, партизанский гранатомет, клин для сбрасывания эшелонов под откос, изготовленный кузнецом-виртуозом А.И. Швецовым, и некоторые другие изобретения Т.Е. Шавгулидзе выставлены в экспозиции Центрального музея Вооруженных сил.

В 1944 году Белоруссия была очищена от фашистских захватчиков. По-разному складывались дальнейшие судьбы партизан. Одни в составе регулярных частей продолжали сражаться с врагом, другие занялись возрождением разрушенного войной хозяйства. Шавгулидзе отозвали в Наркомат путей сообщения.

И снова начал слаженно работать дуэт талантливых умельцев. Одно за другим авторские свидетельства пополняли семейный патентный фонд. Созданные совместно отцом и сыном, в соавторстве с товарищами и единолично, конструкции разных систем всякий раз являли собой новое слово в технике. До сих пор на каждом отечественном локомотиве стоит сконструированный в 1958 году отцом и сыном Шавгулидзе и В. Гринио кран вспомогательного тормоза, значительно улучшающий управление.

Надежные устройства разработал Тенгиз Евгеньевич для поездов метрополитена. Теперь они оберегают пассажиров метро от неприятных неожиданностей, гарантируют быстрое и плавное гашение скорости поезда при торможении.

Одно из таких устройств - воздухораспределитель, над созданием которого Шавгулидзе трудился без малого 15 лет. Его можно с полным основанием назвать мозгом всей тормозной системы, управляющим процессами остановки поезда, обеспечивающим ее плавность, стопроцентную надежность, короткий тормозной путь.

Все образцы, вышедшие из конструкторского бюро, которое длительное время возглавлял Тенгиз Евгеньевич, успешно используются в нашем народном хозяйстве. В 1974 году Т.Е. Шавгулидзе оставил работу, государство назначило ему персональную пенсию. К этому времени на счету заслуженного изобретателя РСФСР было 85 изобретений.

Сергей Монетчиков
Фото из архива автора
Братишка 05-2007

Добавил: Mercenary | Просмотров: 11648 | Рейтинг: 5.0/1 | Оценка: 
Поделиться ссылкой
Комментарии
Внимание
Добавлять комментарии могут
только зарегистрированные пользователи!


РЕГИСТРАЦИЯ | ВХОД


огнестрельное оружие, боеприпасы, приспособления и снаряжение

XIX - XXI вв
Сайт является частным собранием материалов по теме «стрелковое оружие и боеприпасы» и представляет
собой любительский информационно-образовательный ресурс. Вся информация получена из открытых источников.
Администрация не претендует на авторство использованных материалов. Все права принадлежат их правообладателям.
Администрация не несет ответственности за использование информации, фактов или мнений, размещенных на сайте.