Современная энциклопедия оружия и боеприпасов (стрелковое огнестрельное оружие, боеприпасы и снаряжение)
Навигация
Авторизация
нет данных
     
Забыл пароль | Регистрация
Закладки
Бесплатно
Последние материалы

Штыковой бой

История штыка в русской армии ведет свое начало от Петра I, когда введение еще в 1709 году штыка вместо багинетов сделало ружье вполне пригодным для действий в бою огнем, прикладом и штыком. Теперь не надо было отделять штык перед каждым новым выстрелом и заряжанием ружья. Соединение штыка с ружьем значительно увеличило наступательную силу русской пехоты. В отличие от западноевропейских армий, использовавших штык как оборонительное оружие, в русской армии он применялся в качестве наступательного оружия. Мощный штыковой удар стал неотъемлемой частью тактики русской армии.

Тактика умелого сочетания огня со штыковым ударом достигла своего расцвета в русской армии во времена полководческой деятельности А.В. Суворова. "Пуля дура, штык - молодец"; "Пуля обмишулится, а штык не обмишулится"; "Береги пулю в дуле: трое наскочат, первого заколи, второго застрели, третьему штыком карачун!" - эти изречения талантливейшего русского полководца давно стали народными пословицами. Их часто повторяют, доказывая, что Суворов предпочитал штык пуле.

В атаку. Зима 1941 г.

В атаку.
Зима 1941 г.

Действительно, он целеустремленно учил своих солдат владеть "холодным ружьем", но наряду с этим, в славной истории русской армии запечатлено и требование Суворова к нашим солдатам об овладении "искусством цельной стрельбы". В своей "Науке побеждать" полководец писал: "Береги пулю в дуле, для пальбы стреляй сильно в мишень... Для сбережения пуль каждого выстрела всякий в своего противника должен целить, чтобы его убить... Мы стреляем цельно..." Практикуя стремительный штыковой удар, Суворов считал, что успех атаки напрямую зависит от меткой стрельбы. "Пехотные огни открывают победу", - говорил он. Один из русских офицеров, участников суворовского похода в Италию 1798-1799 годов, описывает, как русские отборные стрелки - егеря, сочетая огонь со штыковым ударом, обращали в бегство наполеоновские войска: "Стрелков французских было более чем втрое против нас, и пули их стали носиться между нас, как овода в летнюю пору. Охотники выждали и, подпустив врага шагов на полтораста, пустили губительный огонь свой. Ни одна пуля не пошла на ветер: цепь врага видимо обредела, она приостановилась... Прицельный батальонный огонь нашей линии вырывал из густых рядов врага ежесекундно десятками, и ... Сабанеев, заметив, что стрелки врага довольно далеко отделились от своих колонн, двинул в цепь остальные два взвода охотников и, сблизив роту егерей, приказал бить в барабан первое колено егерского похода. С первым же звуком этого желанного боя охотники кинулись на врага, и закипела штыковая молодецкая русская работа; минуты через четыре французики опрометью неслись уже назад..." Так действовали суворовские чудо-богатыри на полях Европы, под суровыми стенами Измаила, на снежных вершинах Альп. И слава русской пули присоединилась к славе русского штыка.

Именно на это обстоятельство было обращено самое пристальное внимание и в Красной Армии как в предвоенный период, так и во время Великой Отечественной войны. Как писал в начале в 1930-х годов один из советских военных деятелей той эпохи, начальник учебно-строевого управления ГУ РККА Л. Малиновский: "Для этого имеется достаточно оснований как в природе боя, так и в природе основной массы нашего красноармейца-бойца. При этом главнейшее место следует отвести воспитательному значению этой отрасли боевой подготовки.

Опыт войны гласит, что еще до настоящего времени штыковой бой и, во всяком случае, готовность к нему, еще очень часто являются решающим и заключительным элементом атаки. Этот же опыт свидетельствует о значительности потерь в рукопашной схватке как в силу нападения штыка, так и вследствие неумения использовать штык.

Ведение ночного боя, действия разведчиков, рукопашная схватка, заключающая нередко атаку, комбинация удара гранаты и холодного оружия - все это создает такую обстановку, которая требует должной выучки мирного времени для всякой армии, желающей обеспечить победу в сражении и достижение ее не большой, а малой кровью".

Боевой устав пехоты РККА однозначно требовал: "Конечная боевая задача пехоты в наступательном бою - разбить противника в рукопашной схватке". При этом приоритетная установка для соответствующей боевой подготовки красноармейцев была выражена очень образно: "Надо твердо внушить всем, что во время атаки идут вперед для того, чтобы убивать. Всякий атакующий должен выбрать в рядах противника себе жертву и убить ее. Ни один человек, попадающийся на пути, не должен быть оставлен без внимания, будь это бегущий, идущий, стоящий, сидящий или лежащий. Стреляй и бей каждого так, чтобы он больше никогда не встал! Достигнуть же этого может только тот, кто к этому будет соответствующим образом и постоянно готовиться. Только сильный, ловкий и хорошо тренированный (до автоматизма) боец, умеющий правильно сочетать действие огня и штыка (лопаты, кирко-мотыги, топора, ноги, кулака), будет способен сам убивать и побеждать. В противном случае каждого ждет печальная участь - смерть. Теперь нет никакого сомнения в том, что во многих атаках, а в ночных - обязательно, наши противники будут искать победы в штыковом ударе, а потому мы обязаны уметь противостоять этому удару своим более сокрушительным ударом".

Штыковой бой. 1944 г.

Штыковой бой.
1944 г.

Красноармейцев учили, что их штык - оружие наступательное, а сущность штыкового боя трактовалась следующим образом: "Опыт войны показал, что многие бойцы были убиты или ранены только вследствие неумения соответствующим образом использовать свое оружие, особенно штык. Штыковой бой является решающим фактором всякой атаки. Ему до последней возможности должна предшествовать стрельба. Штык есть главное оружие ночного боя".

Красноармейцев учили, что в рукопашном бою отступающего противника следует теснить штыком и ручными гранатами до самой линии, указанной в приказе; бегущего же преследовать быстрым, метким и спокойным огнем. Стойкий красноармеец, никогда не теряющий наступательного духа, станет хозяином боевой обстановки, всего поля боя.

В советских воинах воспитывалась уверенность, что умение владеть оружием даст солдату не только чувство личного превосходства в борьбе, но и необходимое для боя спокойствие. "Только такой солдат сможет сражаться с полным подъемом духа и не будет в ожидании решительной минуты боя нервничать а, несмотря ни на какие препятствия, пойдет вперед и победит".

На занятиях по боевой подготовке подчеркивалось, что полная уверенность бойца в своем оружии может быть достигнута только путем постоянной и систематической тренировки. Советские военачальники не без оснований считали, что полчаса ежедневной практики в нанесении различных ударов, а также в действии штыком в условиях, близких к настоящему бою, в состоянии сделать все действия красноармейца штыком автоматическими.

Однако автоматизм действий не отрицал индивидуальных способностей бойца, а наоборот, дополнялся развитием их. От командиров требовалось, чтобы каждый красноармеец учился думать и действовать самостоятельно, дабы у него не было перерыва во времени между мыслью и действием. "Для достижения этого бойцы должны упражнять свой ум и глаза при проведении практических упражнений и, насколько возможно, без команд. Командир должен обучать солдат отбивать тренировочной палкой, наносить удары по различным целям: чучелам, подвижной мишени, как только она остановится, и пр. В этот период тренировки обучающиеся должны работать попарно и действовать по принципу "учитель и ученик", "попеременно".

7,62-мм магазинный карабин обр. 1944 г. с неотъемно-откидным игольчатым штыком

7,62-мм магазинный карабин обр. 1944 г.
с неотъемно-откидным игольчатым штыком

При этом быстрота движений бойцов, их смекалка развивались проведением различных физических упражнений и быстрых игр, в которых требовалась скорость мышления и мгновенная реакция мышц. Бокс и самбо играли существенную роль в развитии индивидуальных качеств бойца и шли рука об руку с обучением штыковому бою.

Один из советских теоретиков штыкового боя Г. Калачев указывал, что настоящая штыковая атака требует храбрости, правильного направления силы и быстроты при наличии состояния крайнего нервного возбуждения и значительной физической усталости. Ввиду этого необходимо развивать солдат физически и поддерживать у них это развитие на возможно большей высоте. Для того чтобы сделать удар более сильным и постепенно укреплять мускулы ног, все обучающиеся с самого начала обучения должны практиковаться, производить атаки на коротких дистанциях, прыгать в окопы и выпрыгивать из них".

Все приемы боя карабином (укол, отбивы, удары прикладом) выполнялись из положения "К бою готовьсь". Это положение являлось наиболее удобным для нападения и для обороны в рукопашном бою.

В Красной Армии практиковались следующие приемы штыкового боя.

УКОЛ

Укол являлся основным приемом в штыковом бою. Устремление прямо на противника винтовкой со штыком, угрожающим его горлу, и удар в открытое место его тела являлись основным моментом штыкового боя. Для выполнения укола требовалось послать винтовку (карабин) обеими руками вперед (направляя острие штыка в цель) и, полностью выпрямив левую руку, продвигать винтовку (карабин) правой рукой по ладони левой руки, пока магазинная коробка не ляжет на ладонь. Одновременно с этим нужно было резко выпрямить правую ногу и, подавая корпус вперед, нанести укол с выпадом левой ногой. После этого немедленно выдернуть штык и опять принять положение "К бою готовьсь".

Плакат 1941 г.

Плакат 1941 г.

В зависимости от обстановки укол мог наноситься без обмана и с обманом противника. Когда оружие противника не мешало нанести укол, то следовало колоть прямо (укол без обмана). Если же противник был закрыт своим оружием, то, посылая штык прямо, необходимо было создать угрозу укола (обман), а при попытке противника произвести отбив быстро перевести свой штык на другую сторону оружия противника и нанести ему укол. Требовалось всегда держать противника под ударом, поскольку боец, которому не удалось нанести чувствительный удар в открытое место тела противника в течение даже одной пятой секунды, сам рисковал погибнуть.

Освоение техники выполнения укола производилось в следующей последовательности: вначале отрабатывался укол без чучела; затем укол в чучело; укол с шагом вперед и выпадом; укол в движении шагом и бегом; укол по группе чучел с переменой направления движения; в конце отрабатывался укол по чучелам в разнообразной обстановке (в окопах, траншеях, в лесу и т. д.).

При изучении укола и при тренировке главное внимание уделялось развитию меткости и силы укола. В процессе обучения штыковому бою красноармейцы наизусть запоминали изречение по этому поводу русского генерала Драгомирова: "...Должно постоянно помнить, что при действии холодным оружием глазомер несомненно более важен, чем при стрельбе: там ошибка в определении расстояния или неверность руки ведет к потере пули, здесь она может повести к потере жизни".

УДАРЫ ПРИКЛАДОМ

Удары прикладом применялись при встрече с противником вплотную, когда нельзя было нанести укол. Удары прикладом можно было наносить сбоку, вперед, назад и сверху. Для нанесения удара прикладом сбоку требовалось одновременно с выпадом правой ногой вперед и движением правой руки снизу вверх нанести сильный удар острым углом приклада в голову противника.

Плакат 1941 г.

Плакат 1941 г.

Удар сбоку удобно было применять после отбива влево. Для нанесения удара вперед требовалось оттолкнуть правой рукой приклад вниз и, перехватив в правую руку выше верхнего ложевого кольца, отвести винтовку (карабин) назад, сделать замах, а затем, с выпадом левой ногой, затылком приклада нанести удар.

Для нанесения удара прикладом назад необходимо было повернуться на каблуках обеих ног направо кругом (ноги в коленях при этом не разгибались), одновременно сделать замах, для чего отвести винтовку (карабин) возможно дальше назад, повернув магазинной коробкой вверх. После этого с выпадом правой ногой нужно было нанести удар затылком приклада в лицо противника.

Для нанесения удара прикладом сверху необходимо было подбросить винтовку (карабин), повернув ее магазинной коробкой вверх, на лету схватить левой рукой сверху у верхнего ложевого кольца, а правой снизу у нижнего ложевого кольца и с выпадом правой ногой нанести сильный удар сверху острым углом приклада.

Удары прикладом требовалось наносить метко, быстро и сильно. Тренировка в ударах проводилась по шару тренировочной палки или по чучелам типа "сноп".

ОТБИВЫ

Отбивы применялись при защите от укола противника и при нападении, когда оружие противника мешало нанести укол. После отбива оружия противника необходимо было немедленно нанести укол штыком или удар прикладом. Отбивы производились вправо, влево и вниз направо. Отбив вправо производился, когда противник угрожал уколом в верхнюю правую часть туловища. В этом случае быстрым движением левой руки вправо и несколько вперед нужно было сделать короткий и резкий удар цевьем по оружию противника и немедленно нанести укол.

Для отбива вниз направо (при уколе противника в нижнюю часть туловища) нужно было быстрым движением левой руки полукругом влево и вниз направо резко ударить цевьем по оружию противника.

Отбивы производились одними руками, быстро и с небольшим размахом, без поворота корпуса. Размашистый отбив был невыгоден тем, что солдат, открывая себя, давал возможность противнику нанести укол.

Сначала изучалась только техника отбивов, затем отбив направо при уколе тренировочной палкой и отбив с последующим уколом в чучело. Затем тренировки проводились в разнообразной и усложненной обстановке в сочетании с уколами и ударами прикладом.

БОИ НА КАРАБИНАХ С МЯГКИМ НАКОНЕЧНИКОМ

Для воспитания у красноармейцев таких качеств, как стремительность и решительность в действиях, выносливость, настойчивость и упорство в достижении победы, важное значение имел "бой" двух солдат. В процессе этих "боев" происходило также совершенствование в технике выполнения боевых приемов. Поэтому требовалось, чтобы бойцы как можно чаще практиковались в тренировочных парных "боях" на карабинах (деревянных палках) с мягким наконечником.

Для успешного проведения боя с "противником" необходимо было помнить, что только активные действия могут обеспечить успех боя. В схватке с "противником" боец должен был быть смелым и решительным, стремиться первым атаковать "противника". Подчеркивалось, что только активность в бою приведет к победе, а пассивные действия обречены на неудачу.

Если "противник" хорошо нападал и плохо защищался, то нужно было не давать ему возможности переходить в атаку, а нападать на него самому. Если же "противник" лучше защищался, чем нападал, то его надо было вызвать на активные действия (открывая умышленно тело для укола), а когда он попытается нанести укол - отбить атаку и нанести ему ответный укол. При проведении боя с двумя "противниками" необходимо было стремиться к схватке с ними поодиночке. Требовалось не допускать нападения "противника" сзади, а для этого использовать имеющиеся укрытия, затрудняющие "противнику" одновременное нападение с нескольких сторон.

И в настоящее время обучение солдат Российских Вооруженных сил штыковому и рукопашному бою нисколько не потеряло своей актуальности, поскольку старый принцип: "В мирное время нужно учить тому, что придется делать на войне", не может и не должен забываться. Уверенное владение своим оружием является частью психологической подготовки бойца.

Сергей Монетчиков
Фото из архива автора
Братишка 07-2006

Добавил: Mercenary | Просмотров: 5492 | Рейтинг: 5.0/1 | Оценка: 
Поделиться ссылкой
Комментарии
Внимание
Добавлять комментарии могут
только зарегистрированные пользователи!


РЕГИСТРАЦИЯ | ВХОД


ОРУЖИЕ, БОЕПРИПАСЫ, СНАРЯЖЕНИЕ
XIX - XXI вв
Сайт является частным собранием материалов по теме «стрелковое оружие и боеприпасы» и представляет
собой любительский информационно-образовательный ресурс. Вся информация получена из открытых источников.
Администрация не претендует на авторство использованных материалов. Все права принадлежат их правообладателям.
Администрация не несет ответственности за использование информации, фактов или мнений, размещенных на сайте.