Неоцененные возможности «шайтан-трубы». Из опыта подготовки гранатометчиков

Из опыта подготовки гранатометчиков

В вашем журнале можно найти материалы на самые разные темы, но я не припоминаю ни одной подробной статьи о гранатометчиках. Да, были публикации о гранатометах и боеприпасах к ним – и все! А вопросы тактики, применения гранатометчиков, нюансы их подготовки, тонкости эксплуатации оружия? Между тем я глубоко убежден, что специальность гранатометчика в подразделении является одной из важнейших и их подготовка должна быть отдельной.

Попробую рассказать кое-что из своего опыта – может кому и пригодится… Тем более, наверное, многим российским читателям будет интересно, как проводится подготовка гранатометчиков в вооруженных силах Украины.

О НИХ ВСПОМИНАЮТ НА ПРОВЕРКЕ И НА ВОЙНЕ…

Если судить по публикациям в нашей военной прессе, подготовка на проводимых сборах проводится регулярно и с завидной результативностью во всех пока еще оставшихся бригадах, полках и батальонах… Посторонний читает и умиляется этой красивой картинке – все хорошо, все прекрасно! А как на самом деле? А на самом деле – замыливание глаз.

В настоящее время сборы вообще отменены. За ненадобностью. Спасибо нашей «газовой принцессе». Потому что эта дива с косой преподнесла моей стране и нашим призывникам год службы. Шикарно!

На своем личном опыте убедился, что гранатометчики в подразделениях – практически изгои. О них вспоминают, когда необходимо провести сборы, сдать итоговую проверку или… идти на войну.

Если взять боевое применение гранатометчика, то он по сути своей – тот же снайпер. Но в отличие от него работает на предельно короткой дистанции, в условиях, когда о нем знают, его ждут и стараются не допустить его качественной стрельбы. Против гранатометчика на дистанциях до 300 метров противник использует весь арсенал огневых средств – массированно и не жалея боеприпасов. Ведь давно известно, что один–два гранатометчика могут самостоятельно, уверенно и успешно остановить колонну бронетехники, а потом методически ее расстрелять или предоставить это дело своим товарищам.

Читаем прессу и делаем выводы. А еще лучше просмотреть репортаж с какого-нибудь конфликта. Один качественный выстрел в башню сверху, с моста, по «неуязвимому» «Абрамсу»… Весь мир видел – сначала пожар, потом – эвакуация экипажа. Короче, сгорел танк на автостраде. И деньги налогоплательщика сгорели.

Но при этом американцы разработали новую концепцию танка – типа «Абрамс» М1А2 ЮНИМОКС, предназначенного специально для действий в городе. А страх остался… Опять вопросы. Сколько стоит «Абрамс» и сколько – реактивная граната? А ведь стрелял иракский гранатометчик из нашего могучего и до неприличия простого и родного РПГ-7В!

Про Грозный можно вообще энциклопедию писать, хоть это и тяжело… Вообще, известно, что боевики в Чечне работали из гранатометов даже по вертолетам.

Не знаю, как в других армиях, а в ВС Украины гранатометчики наряду с наводчиками-операторами боевых машин и снайперами «делают» оценку батальону на проверках и инспекциях. Вот и думай после всего этого, надо их учить или нет?

РПГ-7

Но с чего, собственно, учить?! Что для этого есть в войсках? Самая «древняя» и единственная «карманная энциклопедия» – это НСД по РПГ-7. Пережила уже не одно издание (лично я пользовался изданиями 1965, 1972, 1983 и 1987 годов), а чего-то нового и существенного в ней так и не дали. Разве что дополнили (с 1972 года) описанием выстрела ПГ-7ВМ, немного написали про светоблокировку и про ПУС-7, да еще не забыли про сошки. И все. А про прицелы? А про новые гранаты, учитывая, что в 1973 г. появилась ПГ-7ВС, в 1975 г. – ПГ-7ВЛ, в 1988 г. – ПГ-7ВР и т.д.?

Конечно, можно углубиться в Интернет и что-то там найти (без таблиц), при этом бросить личный состав и все сопутствующие мероприятия.

Или просидеть всю ночь, а потом на утреннем разводе «спички в глаза вставить»… Но ведь и Интернет есть не у всех и не везде!

ТОЧКИ РАССТАВИЛ «АФГАНЕЦ»…

У нас в части тоже не сразу все получалось. Как всегда, находили на сборы гранатометчиков «мимо проходящего» офицера, назначали «дежурным дураком» и через какое-то время требовали результат. А гранатометчик после так называемого обучения у такого «назначенного», придя в подразделение, не мог несколько раз подряд попасть в цель даже в стандартной (спокойной) обстановке. Сам командир подразделения при этом вину с себя снимал изначально – мол, не он же учил солдата! Вот если бы он учил, то «всем прятаться», уж у него бы попадали с первого выстрела! То есть гранатометчик стреляет «никак», и в этом, получается, никто не виноват…

И тогда наш заместитель командира части на своем личном опыте (Демократическая Республика Афганистан, 1979-1981 гг.) поставил дело таким образом, что всеми гранатометчиками должен заниматься только один из замкомбатов. И точка. При этом издавался приказ по части, а в нем четко прописывались все вопросы – кто обеспечивает сборы, кто на них привлекается, наконец, кто несет персональную ответственность за подготовку гранатометчиков. Отдельным пунктом указывалось, что никого из указанных военнослужащих, включая в первую очередь офицеров, ни в какие наряды и ни на какие хозработы – не привлекать! Кроме этого, назначалась транспортная машина исключительно для подвоза боеприпасов, которую, если уж очень сильно припечет, могли изъять со сборов только три человека – командир части, его заместитель и начальник штаба. Зная характер замкомандира и его нрав, покушений на машину я лично не помню. Умел человек убеждать… Целый месяц машина при деле. И всегда заправлена.

Далее. Руководитель сборов на свое усмотрение отбирал еще трех офицеров (!) в качестве помощников плюс начальника пункта боепитания. Согласно приказу, им отводилась одна неделя на подготовку документации, конспектов и учебно-материальной базы (УМБ). Последнюю обеспечивал тот батальон, откуда и был замкомбата. Естественно, все контролировалось достаточно жестко. И если УМБ была недостаточной (впрочем, ее всегда недостаточно), замкомбата получал «втык» за свою же базу. Все просто. Затем строевой смотр – и вперед!

ОТ ПОЛИГОНА ВРЕМЕН СТАНОВЛЕНИЯ «НЕЗАЛЕЖНОСТИ» ОСТАВАЛОСЬ ТОЛЬКО ЧИСТОЕ ПОЛЕ

До 2004 года гранатометчики, ввиду отсутствия отдельной казармы, проживали в штатных подразделениях. (Впоследствии сделали нештатную сводную роту с полным штатом. Она существовала ровно 30 суток, пока идут сборы, занимаясь исключительно по предназначению.)

Расписание планировали так, что 10 дней отводилось на теоретическую и практическую (без стрельбы) подготовку, а все остальное время – на проведение стрельб. Машина подвоза боеприпасов в пору «страды» имела только один маршрут: склад РАВ – полигон – склад РАВ. Утром привозила боеприпасы. Перед обедом – вывозила пустую тару, возвращалась с обедом и боеприпасами на ночную стрельбу, после которой вновь вывозила опустошенные упаковки из-под гранатометных выстрелов. С утра все повторялось. Понятное дело, служба РАВ потихоньку сходила с ума от такого интенсивного графика.

А боеприпасов получалось немало. И не только гранат.

Надо сказать, в тех условиях (1990-е годы) оборудование полигона не обеспечивало проведение стрельб гранатометчиками, кроме как с места по неподвижно стоящим останкам самоходок СУ-85. Полигон представлял собой практически ровное, как стол, поле, фрагментарно подготовленное для проведения отдельных стрельб. При Союзе здесь было все, а во времена становления «незалежности» (иначе как смутой и не назовешь) многое ушло в «район Красных камней» или «страну Мальборо». Поэтому приходилось весьма активно шевелить мозгами, чтобы подготовить мишенное поле, тактическую обстановку и т.д. Приходилось изощряться: в конспектах и планах писали все, согласно Курсу стрельб, а реальную обстановку придумывали практически «на ходу». Готовили новый конспект, в котором отображались все (или почти все) желания руководителя стрельбы (занятия). Такой подход к делу считался старшими начальниками «неразумным и противозаконным». «По шапке» получали здорово, но гнули свою линию.

ОСОБЕННОСТИ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ПУС-7… И «КУРЕВА» В ПОЛЕВЫХ УСЛОВИЯХ

Если серьезно подходить к делу, то на 2-3 гранатомета желательно иметь приспособление учебной стрельбы ПУС-7. В моей практике никогда не встречались ПУС позже 1978 года «рождения», однако при нормальном обслуживании их живучести можно позавидовать.

Можно представить себе, к каким ухищрениям приходилось прибегать при их использовании. Кому доводилось работать с ПУС, могут подтвердить, что зачастую диаметра переднего отверстия в обтекателе не хватает для выверки. Поэтому, могу посоветовать из личного опыта, при выверке смело снимайте передний обтекатель, вставляйте ТХП-195 от ПКТ и, пользуясь «от обратного», выверяйте ПУС. То есть выверенный ПГО на РПГ, который установлен на ПС-51, наводите в верхний крест (для ПГО), а затем выверочными винтами подводите ствол ПУС в перекрестие ствола РПГ. Для проверки точности выверки подсоедините к РПГ сошку – и стреляйте из положения лежа.

Фото 1
Фото 1

Стрельбу из ПУС желательно начинать по доработанной грудной мишени с кругами. Добавьте снизу полосу шириной 15 см. Дальность – пятьдесят метров. Прицел на ПГО-7В выбирается «2» с пересечением центральных двойных линий (превышение 0,4 м), на ПГО-7В2 и В3 – аналогично. В ходе выверки возможны случайные качания, колебания и т.д., поэтому при производстве пристрелки ПУС отрегулируйте его винтами (маховиками). Снимайте сошки и в дальнейшем проводите стрельбу с колена (стоя, лежа) – при этом сразу наблюдается результат прикладки, удержания оружия и производства выстрела.

Фото 2
Фото 2

Пуля патрона образца 1943 г., выпущенная из ПУС на дальности 300 м, по превышению траектории приблизительно совпадает с превышением траектории гранаты ПГ-7В. Не забывайте, что с появлением гранаты типа ПГ-7ВЛ на прицеле ПГО-7В стали крепить пластину с напоминанием (см. фото 1. Приведены сетки применяемых прицелов).

В наставлении по РПГ (раздел по применению ПУС, пункт 5) допущена ошибка. Никому не удастся вставить патрон при навернутом имитаторе порохового заряда: затвор не отходит в крайнее заднее положение (см. фото 2).

Единственное, что надоедало, – это хождение к мишени туда–сюда. Выход нашли быстро: накупили надувных шариков и их «интимных родственников», привязали в качестве мишеней к стропе, пропущенной через простейший блок. Есть попадание по такой цели – тянешь стропу дальше. При этом увеличивали дальность и меняли направление стрельбы в допустимых пределах. Попал – молодец, не попал – тренируйся дальше. Ради «соревновательного аспекта» на кон стали выставлять сигареты: комсомола давно нет, поощрения в виде благодарности на фиг никому не нужны, а курево еще надо заработать! Тот, кто не попадал, лишался не только перекуров, но и отдыха, и многих других прелестей жизни. Стимул нормальный. Без аргументов.

НА ОПУСТОШЕННОМ ПОЛИГОНЕ ЕЩЕ ОСТАЛИСЬ СТОЛБИКИ

Когда с ПУС результаты доходили до приемлемого уровня, переходили к стрельбе инертными гранатами, но задачи усложнялись на порядок. Как усложнить их в чистом поле? Опять же приходилось напрягать смекалку.

Брали несколько столбиков и закапывали на разном удаленное таким расчетом, чтобы на поверхности оставалось 1,5 метра. Затем каждый из них окрашивали в три цвета (разделив на три равные части) – внизу самым светлым, вверху – самым темным. Задача: гранатометчику на одной и той же дистанции, из стандартного положения (с колена, стоя) попасть двумя-тремя фанатами в одну из указанных частей столба. Так как столбы находились на разных дистанциях, то и прицел выбирался разный. Боковые отклонения принимались до 1 метра.

Придумали способ для обучения стрельбе при действиях в городе (здания у нас отсутствовали, боевой гранатой не стрельнешь, все вокруг можно перекопать). Нижняя часть столбика имитировала «оконный проем подвального помещения». Попал в него – значит, попал в «окно подвала».

Если стрелок начинал уверенно поражать «оконные проемы подвалов», переходили к стрельбе по целям, условно скрытым преградой. Например, указанный выше полутораметровый столб считался сплошной стеной, а за ним на произвольной дальности устанавливали «конверт» из пяти столбиков высотой 50-60 см. «Конверт» имитировал площадную цель. Стрельба велась из стандартного положения (с колена, стоя).

В первое время обучаемые, явно видя «конверт», на вычисленной дальности производили выстрел прямо в него, игнорируя «стенку». Тогда мы натянули между двух столбов плащ-палатку. После этого возмутился старшина. Хорошо, когда граната срывала преграду и «зеленый каспер» летел еще несколько метров. Хуже, если происходил прорыв ткани. Дыру латали, виновник попадал в «трудовые резервы» с неизвестным окончанием срока «командировки»…

ПОСЛЕДСТВИЯ ТРАГЕДИИ «С РЕМНЕМ»

До лета 1998 года стрельбы проводились из РПГ-7Д, а после – из РПГ-7В. Дело в том, что имеющиеся в подразделениях РПГ-7Д изъяли после гибели курсанта выпускного курса аэромобильного факультета Одесского института сухопутных войск.

Ситуация сложилась следующая. Как всегда, при подготовке к выпускным экзаменам проводились стрельбы. Из-за технической неисправности рычага механизма блокировки в момент выстрела произошел срыв патрубка с соплом, который полетел назад со скоростью истекающих газов. Все бы ничего – ну, обожгло бы парня, оглушило, однако вспомним, что переносной ремень РПГ-7Д крепится на антабках разных частей гранатомета. Поэтому в данном случае закрепленный ремень для переноски гранатомета сыграл роль тормоза и в натянутом состоянии сработал, как хлыст. Наконечником того «хлыста» и был патрубок с соплом, который по дуге с дикой скоростью ударил курсанта в затылок. После случившегося «высочайшим» приказом «дэшки» изъяли и отправили на склады и арсеналы для проверки.

Так наступила «эра РПГ-7В». При проведении стрельб стволы перегревались (30–40 выстрелов на ствол) за 1–1,5 часа. Стрельба прекращалась на 1,5–2 часа. За это время восстанавливали поле, занимались тактикой, инженерной подготовкой и т.д.

Переход к боевой гранате осуществлялся сразу после достижения устойчивых результатов с инертной гранатой. Стрельбу проводили по останкам СУ-85. Когда от корпусов самоходок осталось только весьма приближенное представление, а полигон ввиду своей бедности не мог обеспечить подразделение стандартными мишенями, перешли к ведению огня по отработанной резине от колес «Уралов», КамАЗов или КрАЗов. Получилась неплохая цель в виде амбразуры. Некоторые гранатометчики умудрялись вогнать гранату в «окно», не задев саму резину.

КАК СТАНОВЯТСЯ «ИЗОБРЕТАТЕЛЯМИ»

Стрельбы «ночером» (так мы между собой называли темное время суток, будь то вечер или ночь) проводились аналогично дневным. Отсутствие штатных батарей типа РЦ-63 озадачило, но не остановило в поисках выхода из ситуации. Сначала мы пытались реанимировать батареи с помощью промышленных зарядных устройств.

Провал. Батареи вздувались.

За «огненную воду» на одном из арсеналов достали не сами батареи в комплекте, а наборные элементы. Аналогичные попытки их «реанимации» приводили к аналогичному результату. Оставшиеся комплекты скрепили скотчем и уложили в ЗИПы на «вечное хранение».

До сих пор остается непонятным тот факт, зачем такое имущество хранить на складах и базах? С какой целью? Это ведь расходный материал! А батареи были у нас 1983 года! Кого мы пытались «победить» этим барахлом?!

РПГ-7

В конце концов из стандартных 375 (!) элементов сооружали «нежное» устройство, которое позволяло стрелять ночью. В качестве «контейнера» использовали картонный колпак от гранаты (или обрезок тубуса стартового заряда): разрезали его по длине, вставляли батарею и аккуратно подсоединяли провода.

Устройство работало хорошо, но при перемещениях с гранатометом провода отрывались, а «контейнер» постоянно «перекашивало». В дальнейшем габариты уменьшили за счет применения «пальчиковых» батареек. Применили устройство для стрельбы зимой – из запасов, которых было в избытке. Стакан с токопроводящим штырем вставляли на штатное место, затем обрезали провод до 10 см (стакан, в который вставлялась РЦ-63, удалялся), а остальную часть провода подсоединяли к «контейнеру» с «пальчиками». Крепили на кронштейн прицела – и готово!

Самый последний вариант подсказали офицеры, которые проходили службу в Ираке. Гранатометчики 7-й бригады использовали батарейки от наручных часов…

ОСОБЕННОСТИ СТРЕЛЬБЫ «НОЧЕРОМ»

О ночных прицелах типа 1ПН34, 1ПН58 и 1ПН51М1 можно говорить долго и нудно: об их габаритах и весе, аккумуляторах и ящиках к ним и т.д. Для общего развития эти прицелы мы, конечно, изучали, но до применения дело не дошло.

Стреляли, как описывалось выше. Для подсветки цели перед ней ставили цинк с опилками, обильно политыми соляркой. Огонь освещал мишень и… После нескольких выстрелов кто-нибудь из обучаемых обязательно попадал в «цинк».

Искры, зарево.

Мат, пинки ногами и поиск новых опилок.

В итоге мы перешли к упомянутому выше способу – использованию отработанной резины колес от грузовых автомобилей в качестве мишеней. А что, цель вполне надежная – горит долго, устойчиво (даже в плохую погоду) и до утра.

Нередко мы на ночных стрельбах вообще ничего не поджигали, а использовали осветительные ракеты, благо на складе РАВ получали необходимое количество РСП и РОП. При выстреле ракеты стрелок должен был за время ее горения найти и поразить цель. Тем не менее, здесь возникли проблемы. Опробовав данный способ, офицеры убедились, что поле зрения ПГО явно недостаточно, при полной темноте светящаяся сетка слепила глаза. В то же время при загорании ракеты глазам необходимо некоторое время для адаптации. Но, пока глаза привыкают, ракета гаснет. Сделали заключение, что наблюдать и проводить грубую наводку необходимо левым глазом и только при загорании ракеты открывать правый глаз для прицеливания и производства выстрела.

Стрелки в полной темноте снаряжали гранату, заряжали РПГ и изготавливались к стрельбе. Какую конкретно ракету будут запускать (осветительную или сигнальную), им не сообщали. Гранатометчик должен был реагировать только на осветительные ракеты. А чтобы боец по звуку выстрела не смог определить, что именно запустили, вокруг него (естественно, не позади сопла!) довольно активно шумели. Правда, после первого выстрела он все равно ничего не слышал…

Ракету РСП-50 устанавливали на разную высоту загорания, что позволяло корректировать время горения и соответственно изменять для обучаемых задачи по поиску и поражению целей.

Использовали и прием, когда помощник гранатометчика давал целеуказание с помощью 15-мм приспособления отстрела сигнальных патронов (ПОСП-15). В зависимости от их цвета (желтый, красный, зеленый) и задачи гранатометчикам ставили различные.

ВЫСТРЕЛИТЬ МОЖНО МГНОВЕННО…

Фото 3
Фото 3

Изготовка к стрельбе отрабатывалась, как указано в НСД. Мы пробовали вносить разные элементы, но из всего опробованного осталось только действие, когда стрелок не снимал РПГ с плеча, а, действуя правой рукой, брался за патрубок и тянул его вперед-вверх, на уровне поясницы перехватывал рукоятку для удержания и одновременно опускался на правое колено (фото 3). Дульная часть при этом описывала дугу и через мгновение оказывалась направленной в сторону стрельбы.

При передвижении на местности мы не учили стрелков переносить РПГ на плече или ремне. Гранатомет удерживали правой рукой за основную рукоятку, а левой рукой – за место соединения гранаты со стволом (во избежание выпадения гранаты). Получалось как бы «в обхват», гранатомет находился под мышкой (фото 4). Выстрелить из такого положения можно всегда и практически мгновенно. Да, конечно, точность приближенная, как говорится, «в ту сторону». Зато реакция на ситуацию убедительная. На любой местности. Проверено.

Фото 4
Фото 4
Фото 5, 6
Фото 5, 6

…А НА МОРОЗЕ НЕ ПОДВЕДЕТ «ЛИПУЧКА»

Фото 7
Фото 7

Сумку для переноски гранат (портплед) никогда не носили на двух лямках, а использовали только одну лямку и носили портплед на левом плече (фото 5, 6). Гранаты переносили, как указано в НСД. Хотя, конечно, в плохую погоду их переносили с привинченным стартовым зарядом. Гранаты укладывали головной частью вниз, а на стартовый заряд надевали полиэтиленовый пакет из укупорки.

В сырую погоду (дождь, мокрый снег) убедились в том, что лямки застежек на клапанах портпледа деревенеют и с трудом вытаскиваются из полуколец. А если еще и мороз, то они вообще примерзали. Тогда мы применили текстильные застежки («репейник», «липучка»). Аналогично переделали и сумки для прицелов. Такие застежки держат надежно в любую погоду, а работа с ними занимает мгновения.

От использования РД-54 в качестве портпледа отказались: при положении рюкзака «по-боевому» гранаты торчат, как стрелы у лучника, крепить их нечем, а при положении «на десантирование» выход из машины затруднен. Кроме того, достать гранату можно с трудом – стрелок выкручивается, как уж, стараясь захватить стартовый заряд (фото 7).

В «ЭКЗОТИКЕ» НЕТ СМЫСЛА, А БЕЗ ОПТИКИ МОЖНО ОБОЙТИСЬ

При работе с ПУС стрелки перевыполняли все нормативы, но здесь тоже возникали сложности. Имитатор порохового заряда имеет широкую внутреннюю резьбу, и навинчивать его легко (фото 8), даже зимой. Однако резьба слетала практически мгновенно, так как имитатор сделан из алюминия, и он отваливался, ничем не удерживаемый. Поэтому стрельбу из ПУС мы вели без имитатора.

Фото 8
Фото 8

Когда начали использовать штатный (инертный) боеприпас, норматив не выполнялся вообще, из-за того, что с первого раза попасть резьбой стартового заряда в резьбовое соединение гранаты удавалось не сразу (фото 9). Нашли следующий выход из положения: стали обрезать тубус стартового заряда на 10 см и надевать его на двигатель – в результате вторая половина обрезка играла роль направляющего для стартовика. Одной рукой удерживали гранату с насадкой, а другой накручивали. Обрезок снимали при заряжании (фото 10).

Фото 9, 10
Фото 9, 10

От всех «экзотических» вариантов, прочитанных в СМИ, отказались. Например, бензин вливать в головную часть. Жизнь дороже. Или обрезки проволоки на гранату скотчем или бинтом наворачивать… Конечно, кое-что мы пробовали: заливали в инертные гранаты воду или макеты тротиловых шашек к ним привязывали и даже дымовую гранату прикрепляли (для полноты эксперимента по произвольной теме «постановка дымовой завесы»). В результате убедились в том, что вся эта лабуда изменяла баллистику гранаты до неузнаваемости.

Спорный вопрос и об использовании оптических прицелов к гранатомету. Если посмотреть фотографии в печатных СМИ и телерепортажи из различных «горячих точек», то четко прослеживается отсутствие у противоборствующих сторон оптики. Это можно понять: прицел – вещь хрупкая (у нас тоже имел место обрыв оптической части ПГО). Поэтому мы решили работать с механическим прицелом. Кстати, интересный вопрос – кто из командиров хоть раз считал ширину предохранителя мушки и ее основания и какова ее (мушки) кроющая величина?

Механический прицел стоит практически на осевой линии РПГ, поэтому стрельбу проводили с двух рук. В бою всякое может случиться. Например, гранатомет висит на правом плече. И спасительный угол здания тоже находится справа, а стрелять надо именно за угол вправо. В такой ситуации неопытный стрелок высунется полностью (если он не левша), всем силуэтом, подставляя себя под огонь. Зато соответствующим образом обученный гранатометчик «покажет» противнику лишь полголовы, РПГ и часть рук.

НА УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ РАСПИЛИЛИ ГРАНАТУ

На стрельбах мы использовали гранаты разных типов, которые имелись на складах. Кроме ТБГ-7В, ОГ-7 и боевой ПГ-7ВР, таких в наличии не было. Где-то на больших складах и базах они, конечно, хранились (происшествие в Новобогдановке, под Мелитополем, показало, что такие гранаты там были), но к нам не поступали. Вероятно, из принципа «не дай бог!». Наверное, для войны с марсианами их берегли…

Подобных казусов достаточно. Например, много мороки было с инертными гранатами типа ПГ-7ВР. Гранаты-то выдали, а прицелы остались старые, ПГО-7В2. В результате получилась следующая картина: куда целиться – в общем-то понятно, а вот как целиться – непонятно… Прицелы пришли чуть позже.

Но это еще не все. Так как с гранатами не выдают техописание (перелистаем внимательно НСД по РПГ), нам пришлось на собственном опыте изучать эти «дубины» – вес, скорость, дальность полета, калибры и все остальное. Таблицы чертили. Конструкцию ПГ-7ВР в общем смысле понимали, но не более, чем в общем… Пришлось одну гранату распилить вдоль! Ни-че-го себе пособие! Когда дело дошло до Интернета, «откопали» нечеткий разрез гранаты, «обмозговали» и перенесли на лист ватмана.

Сильна армия, ничего не скажешь…

В конце концов плюнули на запрет использования РПГ-7Д. Благо, они появились в подразделениях. Помня историю с гибелью курсанта, офицеры сняли с «дэшек» ремни и, в «надцатый» раз проверив исправность механизма блокировки и опробовав гранатометы лично, составили акт технического состояния. Закрыв этим актом свои «пятые точки», начали стрелять с личным составом. Контроль ужесточили. И ничего. Нормально.

СОШКИ – НЕ «МЕЛОЧЬ»

У командиров, которые имеют возможность достать сошки для РПГ, появляется отличная возможность разнообразить процесс обучения. Сами по себе они являются отличным средством удержания ствола в жестком положении. Необходимо только «обуть» их «ноги» в резину, чтобы предотвратить скольжение (на камнях, в зданиях).

Если начальник РАВ ваш «кум» и вам не жаль имущества, можете сделать следующее. Спилите выступ (для правши – правый, для левши – левый), который не допускает проворота «ног» сошек, и проверните одну из них под углом 45° относительно ствола РПГ (фото 11, 12). В результате одна нога сошек станет основным упором, а другая – дополнительным упором на неровностях.

Фото 11, 12
Фото 11, 12

Стоит еще отметить такой принципиальный момент – мы никогда в ходе обучения не проводили стрельбы с использованием сошек из положения лежа при высоте травяного покрова выше 30 см. Во-первых, максимальное положение сошек заставляет стрелка буквально «висеть» на гранатомете. Во-вторых, из-за травы ничего не видно. В-третьих, есть вероятность касания перьями стабилизатора той же травы. Что будет в таком случае, нетрудно представить…

«ШАЙТАН-ТРУБА» – В ЧЕХЛЕ, МИШЕНЬ-НА СПИНЕ…

В полевых условиях, когда необходимо было провести выверку ПГО, а штатный диоптр отсутствовал (что очень печально!), мы применяли те же тубусы от стартовых зарядов. Длинную часть разрезали вдоль и вставляли в канал ствола. Аккуратно наносили разметку, делали надрезы и устанавливали нити. В отрезанном дне протыкали отверстие диаметром 2 мм и без перекосов вставляли в сопло. Выверка проходила быстро и безболезненно (фото 13, 14).

Фото 13, 14
Фото 13, 14

Обычно в подразделениях никто не носит с собой выверочную мишень. Хорошо, когда на полигонах оборудовано специальное место для выверки (фото 15, 16), а если таковое отсутствует? Тогда один из вариантов: нанесение разметки мишени на тыльную сторону портпледа для трех гранат. Полный круг не нужен. Самое главное – правильно нанести большой и малый кресты. Такую мишень можно крепить к чему угодно и где угодно, хоть на спине товарища. Лучшее средство для нанесения рисунка – нитрокраска. Но более дешевый способ – крем-краска для обуви: водоустойчиво, стойко к истиранию и долговечно (фото 17).

Фото 15
Фото 15

Про выверку механического прицела можно не упоминать. В подразделениях механические прицелы гранатометов ремонту не поддаются.

Еще одна рекомендация – обшить гранатомет, использовав подручные материалы, сделав своего рода чехол. Тем более что особого труда это не составит. Гранатомет в «обшивке» приобретает весьма загадочный вид. «Шайтан-труба» практически не видна. Чехлы не только маскируют оружие, но и защищают его от пыли.

Извечная проблема – при полноценной боевой подготовке гранатометчиков у них наблюдается частичное снижение слуха. Обыкновенная вата в ушах и открывание рта во время выстрела помогают мало – все равно ощущение такое, будто открытой ладонью по ушам получили.

Фото 16 и Фото 17
Фото 16 и Фото 17

Пробовали многое: мокрую вату, гильзы автоматные, поролон и т.п. Толку мало. В конце концов офицеры просто купили себе противошумовые наушники, а солдаты стали заворачивать в кусочек ткани пластилин и обжимать его в ушной раковине. Помогало. Но только при выстреле. После него солдат все равно чувствовал себя «малость глушеным»…

СТРЕЛЯЯ ИЗ ПОМЕЩЕНИЯ, ПОМНИТЕ О ДАВЛЕНИИ!

При стрельбе в ограниченных пространствах всегда надо помнить о реактивной струе. Скорость ее истекания, длина, температура и давление практически не оставляют вариантов остаться стрелку не поврежденным, если он не выполняет «железных» правил. Не буду перечислять банальные истины при стрельбе из окопа, обращу внимание на то, о чем нередко забывают при обучении. Это избыточное давление, если гранатометчик стреляет из помещения.

Здесь нужно всегда помнить следующее. Для безопасного выстрела необходим засопловый объем не менее 23–25 м3, а расстояние до задней стены должно составлять не менее трех-четырех метров. Понятно, что в бою никто не будет бегать с линейкой и считать объем по формуле… Тем не менее, можно научить личный состав наглядно и быстро определять примерный объем помещения методом сравнения. Один из вариантов – показать стандартную 240-литровую бочку. Ее объем равен 0,24 м3. Мысленно «поставив» такую бочку в помещение, можно довольно точно (в боевой обстановке) оценить объем помещения. Расстояние определяется шагами или глазомерно.

Второй вариант – это определение диагонали между противоположными углами. Расчеты показывают, что, если длина диагонали составляет не менее 5,5 м, объем комнаты будет соответствовать условиям стрельбы, то есть тем же 24,5-25 м3 (фото 18).

Фото 18
Фото 18

СОВЕТЫ «ВДОГОНКУ»

О подготовке самого руководителя занятий (инструктора) здесь упоминать не буду, это отдельная тема для разговора. Если офицер и его командование действительно заинтересованы в результате, значит подготовка будет, несмотря ни на какие проблемы. Ну а если это никому не нужно… Уж лучше вообще никак, чем как попало.

В завершение хочется дать несколько советов командирам:

  1. Никогда не считайте гранатометчиков последними людьми в подразделении. Принцип: если дурак, возьми гранатомет – это принцип недалекого командира. Такое недопустимо.
  2. Старайтесь, чтобы гранатометчики подразделения образовали микрогруппу. Им есть чем поделиться друг с другом. А у вас будет небольшой и, можно надеяться, обученный и сильный огневой «кулак», будь то проверка или реальный бой.
  3. Закрепите в подразделении одного офицера за гранатометчиками, не менее чем на учебный период (год). Он же будет лично отвечать за подготовку специалистов (с командира ответственность не снимается) и за техническое состояние гранатометов, оптики, ПУС и УМБ. Заведите на гранатометчиков отдельный журнал боевой подготовки. Зная объем документации, можно предвидеть недоумение по этому поводу. Но подготовка и практическое применение гранатометчиков существенно отличаются от подготовки обыкновенных стрелков.
  4. Даже если гранатометчик один в подразделении, все равно выводите его на стрельбы. Да, ему лично надо уделить время, причем очень большое. И результат придет не сразу. Но об этом результате и о затраченных силах вы не пожалеете.
  5. Подбор стрелков начинайте сразу по прибытии молодого пополнения. Не ждите, когда вам дадут «на тебе, Боже, что нам негоже».

Успехов!

Илья Лобанов
«Солдат удачи» № 11, 12 - 2007

  • Статьи » Профессионалы
  • Mercenary960

Комментарии

ВНИМАНИЕ!
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Форма входа на сайт
Пароль