Современная энциклопедия оружия и боеприпасов (стрелковое огнестрельное оружие, боеприпасы и снаряжение)
Навигация
Авторизация
нет данных
     
Забыл пароль | Регистрация
Закладки
Бесплатно
Последние материалы

Объектная мина Ф-10 (Советские и Российские мины)

Объектная радиоуправляемая мина Ф-10 предназначена для взрывания особо важных объектов, решение на разрушение которых не может быть принято в обычном порядке ни в момент оставления данной местности своими войсками, ни позднее,  и которые подлежат уничтожению только при наступлении особых обстоятельств.

Объектная мина Ф-10
 

На снимке показан блок управления (слева), он же Apparat F10 и дешифратор (Apparat A). Последний извлечен из коробки и выложен перед ней. Правее аккумулятор. Между собой они соединены кабелем питания.

Снимок из национального финского национального музея  связи (Valtakunnallinen Viestimuseo) в Риихимёке (Riihimaeki). Этот экземпляр был обнаружен в порту Выборга в августе 1941 года просто брошенным нашими минерами. Снимок предоставил Jouko Kuisma.

От автора. Проще говоря, этими минами минируются такие объекты, которые вообще нежелательно уничтожать ну хотя бы в силу того, что в случае скорого возвращения это создаст тогда больше проблем своим войскам, нежели теперь противнику. Т.е. командование желает иметь возможность уничтожить объект только в том случае и тогда, если это явно целесообразно.

Такими объектами могут быть крупные мосты на шоссе, грунтовых дорогах, железной дороге, виадуки, проезды под путепроводами там, где объезд невозможен или крайне затруднен, тоннели, дамбы, гидротехнические сооружения, железнодорожные узлы, насосные станции, нефтебазы, на аэродромах пункты управления полетами, ангары, ремонтные мастерские, емкости с горючим, электрические силовые агрегаты крупных электростанций (водяные и паровые турбины, генераторы), промышленных объектов, шахтные сооружения, узлы радио и телеграфной связи, общественные здания, которые пригодны к размещению штабов и учреждений армии противника, к использованию в качестве казарм.

Конструктивно мина представляет собой некий блок управления (Apparat F10), способный принимать и обрабатывать получаемые радиосигналы и выдавать электроимпульс, способный взорвать до трех электродетонаторов, а с использованием специального промежуточного блока-разветвителя (Apparat BIS) до 36 электродетонаторов. Масса заряда взрывчатки зависит от размеров и характера уничтожаемого объекта и может составлять от нескольких десятков килограмм до нескольких тонн (по опыту применения).

От автора. Самое главное в минно-подрывном деле это иметь возможность заставить сработать хотя бы один электродетонатор. А его можно вставить в заряд любой массы, вплоть до нескольких тонн.

Блок управления может располагаться вместе с зарядом (зарядами) или на удалении до 50 метров, причем на каждый из трех зарядов идет отдельная электровзрывная линия.

Объектная мина Ф-10

Aппарат Ф-10 (Apparat F10) вместе с дешифратором сигналов (аппарат А (Apparat A)) и батареей питания упакованы в в ящик размером 40х38х28 см. и весом 35 кг., который в свою очередь помещается в резиновый мешок). Этот ящик устанавливается внутри объекта там, где это удобно обычно, на глубине до 2.5 метров.

На расстоянии от 0 до 40 метров от ящика размещается проводная антенна длиной не менее 30 метров. Ее размещение и направление диктуется условиями прохождения радиоволн, но в общем случае она может быть закопана в землю на глубину до  120 см., или помещена в воду на глубину до 50 см. или вмурована в кирпичную стену на глубину до 6 см. Антенна соединяется с аппаратом F 10 фидером (волноводом) длиной до 40 метров.

Из аппарата F-10 выходят три двухжильных кабеля электровзрывной цепи. Они могут иметь длину до 50 метров. Желательно, чтобы длина всех трех электровзрывной цепи была примерно одинакова, чтобы избежать большой разницы в электросопротивлениях ветвей. К концам кабелей присоединяются электродетонаторы, вставленные в заряды ВВ.

Если подключается аппарат БИС (BIS), то может использоваться только один кабель из трех. Его устройство неизвестно, но можно предположить, что он имеет собственный достаточно мощный источник электропитания и реле, управляемое аппаратом Ф-10.

Объектная мина Ф-10

Для питания радиосхемы мины (аппараты Ф-10 и A) требуется рабочее напряжение 12 вольт и анодное напряжение (накал анодов радиоламп) не менее 95 вольт. Это значительно ограничивает время боевой работы мины.

В режиме постоянного рабочего накала радиоламп время боевой работы составляет всего 4 суток. Поэтому, в состав мины введен часовой механизм, который обеспечивает  только периодичное подключение накала. Если устанавливается режим 2.5 ( две с половиной минуты накал включен, две с половиной  накал выключен) то срок боевой работы мины возрастает до 20 дней.

Если устанавливается режим 5 (5 минут накал включен, 5 накал выключен) то срок боевой работы мины возрастает до 40 дней. Это верхний предел срока боевой работы мины.

Однако, если мина работает в режиме постоянного накала, то радиосигнал на взрыв должен подаваться продолжительностью в 1 минуту, в режиме 2.5-6 минут, а в режиме 5 -10 минут. Кроме того, в тех целях экономии электропитания и сам приемник включается через каждые 5-6 минут всего на 12-15 секунд. Этим режимом управляет второй часовой механизм, который подзаводится от этой же батареи электропитания каждые 3-4 минуты.

Кроме того, мина может иметь устройство самоликвидации с помощью взрывателя замедленного действия ЭХВ (до 120 сут), часового десятисуточного замыкателя, часового тридцатипятисуточного замыкателя, часового взрывателя ЧМВ-16 (до 16 суток), часового взрывателя ЧМВ-60 (до 60 суток).

Звуки работы часовых механизмов являются значительным демаскирующим признаком мины. Так, невооруженным ухом можно различить тиканье часов мины, размещенной в земле с расстояния 5-10 см от земли , размещенной в кирпичной кладке с 20-30 см. Щелчки подзавода часов соотвесттвенно с 15-30 см. и 60-90 см. Если использовать немецкий аппарат прослушивания фирмы Elektro-Akustik, то тикание часов улавливается с расстояния от 2.5 до 6 метров, а щелчки подзавода с расстояния 6-8 метров.

Кроме ящика с исполнительными устройствами (аппараты Ф-10 и A) и питанием, и аппарата БИС в комплект мины входят два аппарата, подключаемые к управляющей взрывом радиостанции . Это аппараты "Woswol" и "Salma". С помощью аппарата "Woswol" радиопередатчик согласовывается точно на волну устройства Ф-10. Аппарат "Salma" служит для усиления сигналов, генерируемых блоком У, который находится с ним в общем ящике. Эти два аппарата не могут использоваться для взрывания нескольких мин поскольку они точно настроены на конкретный экземпляр мины и перенастраиваться не могут.

Тактико-технические характеристики мины Ф-10
Тип мины..........................................................................    объектная фугасная радиоуправляемая
Корпус.............................................................................    металл
Масса ящика с исполнительными устройствами..................    35 кг.
Масса зарядов ВВ............................................................    определяется задачами уничтожения объекта
Длина ящика с исполнительными устройствами..................    40 см.
Ширина ящика с исполнительными устройствами................    38 см.
Высота  ящика с исполнительными устройствами................    28 см.
Дальность радиоуправления взрывом................................    до 600 км.
Длины радиоволн..............................................................    25-120 м.
Взрыватели неизвлекаемости.............................................    ЭХВ, ЧДЗ-10, ЧДЗ-35, ЧМВ-16, ЧМВ-60
Температурный диапазон применения….............................    -10 - +40 град.
Время боевой работы.........................................................    4-40 суток
Самоликвидация/самонейтрализация.................................    да/нет
Извлекаемость...................................................................    да/нет
Обезвреживаемость...........................................................    да/нет

Объектная мина Ф-10

В качестве радиопередатчика управления взрывом могут использоваться советские военные радиостанции дивизионного, корпусного или армейского звена. По немецким данным это радиостанции Waggon (дальность связи до 500 км), RAF (дальность связи до 300 км), RUS (дальность связи до 150 км), Z-A (дальность связи до 120 км). По советским данным на 22 июня 1941 года Красная Армия располагала радиостанциями оперативного звена РАТ выходной мощностью 1 квт. и дальностью связи до 600 км, РАО-КВ выходной мощностью 400-500 ватт и дальностью связи до 300 км, РСБ-Ф выходной мощностью 40-50 ватт и дальностью связи до 30 км. Все три радиостанции работали в диапазоне 25-120 метров, т.е. короткие и средние волны. Кроме того, могли использоваться и широковещательные радиостанции.

По немецким данным, в которых они ссылаются на советскую инструкцию, для управления взрывом могли использоваться частоты 1094.1-1000, 1000-922.8, 922.8-887.7, 857.5-800, 750-706.7, 667-631.3, 631.3-600, 568-545, 545-521.8, 521.8-500, 480-462.1, 428,6-413.8, 444,4-428.6, 500-480, 706-667, 800-750, 268, 245, 172 и 130 килогерц.

Надежность мин Ф-10 очевидно была недостаточной, поскольку на один объект рекомендовалось устанавливать два-три аппарата Ф-10.

Заметки на полях. Мне так и не удалось отыскать никаких советских документов по радиомине Ф-10, поэтому я пользуюсь немецким описанием, изданным 1 января 1942 года, который ссылается на советскую трофейную Инструкцию. К сожалению, при весьма подробном описании блок-схемы и мер по нейтрализации мины Ф-10 в немецком описании нет даже приблизительного изображения этой мины.

Любопытно отметить, А. Широкорад указывает на первое боевое применение Ф-10 12 июля 1941 г., а уже 30 сентября 1941 г. по частям Вермахта рассылается инструкция Wa.Pruef 7 по мерам нейтрализации этой мины, а 1 января 1942 она подробно описана в Памятке по советским трофейным минам.

Еще раньше (к 2 сентября 1941) финская армия располагает полными данными по радиомине Ф-10 и имеет несколько трофейных исправных образцов.

Приложение 1

В найденных источниках нет описания системы шифрования и дешифрования сигналов приведения в действие этой радиомины. Но по отдельным замечаниям немецкой памятки по советским трофейным минам человек, знакомый с одной из советских систем шестидесятых годов (Дмитрий N.), приходит к выводу, что эти две системы схожи.

Вот как он описывает систему шестидесятых годов и сравнивает ее с системой 41-го года:

"Для обеспечения избирательности вызова в устройстве имеется обычный механический камертон. Передача сигнала с одной его лапки на другую возможна только если частота точно совпадает с частотой резонанса камертона. Т.е. вторая сторона камертона раскачивается только при резонансе, и именно эта ее вибрация вызывает появление тока на выходе устройства. Камертон выглядит точно как обычный музыкальный, только помещался в спичечный коробок.

Камертон раскачивается катушкой, намотанной непосредственно на одну из его лапок. На второй лапке закреплен датчик, вариант контактного замыкателя. Он вызывает срабатывание обычных реле или "шагового искателя" (ШИ). ШИ применялся на старых телефонных станциях. Из этого следует очевидный вывод, что команда "Огонь!" формировалась подачей в определенной последолвательности нескольких тоновых команд через несколько камертонов по результатам каждой из которых срабатывало обычное реле или "шаговый искатель" сдвигался на один шаг. Указание на такой звук означает, что таких тоновых команд было много. Раскачивается камертон почти мгновенно (приблизительно 10 периодов колебаний сигнала, т.е. намного меньше секунды), длительность 4 сек. была выбрана для того, чтобы исключить срабатывание на случайный всплеск командного тона на рабочей частоте. Обычно задержка обеспечивается зарядкой конденсатора, т.е. при появлении сигнала после камертона конденсатор постепенно заряжается, пропуская сигнал дальше только когда наберет нужное напряжение. Если следующий сигнал из набора команд не пришел вовремя, конденсатор постепенно разряжается, реле "отпускает" и последовательность команд нужно набирать снова. Таким образом команда "Огонь" (при условии, что камертонов было два) должна выглядеть как "тон1-тон2-тон1-тон2-тон1-тон2" с определенным количеством переходов. После срабатывания первого реле от первого камертона второе реле оказывалось подключенным к выходу второго камертона, затем третье реле - к выходу первого камертона и т.д. Могло быть сделано и по-другому, но смысл был именно такой".

Финский специалист Юкка Лайнен относительно устройства Ф-10 пишет:

"...взрыватель действует на принципе трех последовательно включенных камертонов, которых заставляют вибрировать с помощью тройного сигнала звуковой частоты (использовали паузовые мелодии Харьковской и Минской гражданских радиостанций)...".

Немцы довольно быстро выработали весьма надежные методы нейтрализации радиомины. Уже 30 сентября 1941 года на фронт отправляется инструкция Wa Pruef 7 vom 30.9.41 с описанием методов борьбы с советскими радиоминами. В частности там говорится:

"1. Выведение из строя.

Колебания звуковой частоты (между от 150 до 700 Гц в течение 5 секунд) могут выводить два рабочих комплекта камертонов из строя. Тем не менее, предпосылками для этого являются:

1. то, что частота приема известна,
2. то, что аккумуляторные батареи устройств еще имеют высокое напряжение, т.е. что устройства еще недолго были в режиме (минимум 12 вольт рабочего напряжения, 95 вольт анодного напряжения).
3. Блокирование. Возбуждение может предотвращаться посылками немодулированных сигналов на близкой вызывающему радиопередатчик частоте. Произведенный обоими радиопередатчиками искаженный звук затем управляет частью низкой частоты устройства, вследствие чего возбуждение предотвращается.

Испытания на местности проводились при помощи 100-ваттного радиопередатчика на частоте 705 килогерц (устройство XXXIV) со следующим результатом:

Возбуждение взрывного устройства могло предотвращаться при помощи этих радиопередатчиков на расстояние около 3-5 км., если интервал частоты не был больше чем 3 килогерца. При применении более сильного радиопередатчика блокирование было бы возможно в соответствии с этим также при более большом интервале частоты и на более больших расстояниях. Для этих испытаний использовалась модуляция радиопередатчика реконструированного из трофейного имущества. В модуляции содержатся 3 звуковые частоты, которые изменяются при применении другого ключа".

А. Широкорад в своей статье "Танки-киборги" и радиотеррор" в журнале "Популярная механика" за 2005 год пишет, что первое боевое применение радиомины Ф-10 состоялось 12 июля 1941 года. В здание в поселке Струги Красные (75 км. северо-восточнее Пскова) перед его оставлением было заложено три радиомины Ф-10, каждая из которых содержала по 250 кг. взрывчатки. Якобы это здание по данным разведки было занято штабом немецкого 56-го механизированного корпуса, который и был уничтожен при взрыве. Управление взрывом производилось с расстяния 150 км. из Гатчинского лесопарка.

Однако командир 56-го механизированного корпуса генерал Э. фон Манштейн в своих мемуарах этого факта не подтверждает. Пройти мимо его внимания такое событие вряд ли бы смогло, поскольку он в своих записях упоминает о каждом случае гибели каждого из чинов своего окружения в начальный период войны. Да и из его записей следует, что КП корпуса в эти дни находился в Сольцы, что 80 км. юго-восточнее Струги Красные.

В этой же статье А.Широкорад обвиняет Красную Армию в том, что взрывами радиомин, начавшихся уже 24.9.41 (5 дней после оставления Киева) уничтожением магазина "Детский мир" на Крещатике, был в дальнейшем разрушен весь центр Киева. Причем уничтожались по его словам объекты, которые вряд ли могли представлять для оккупантов непосредственный интерес. Это кинотеатр Шанцера, цирк, гостиница "Континенталь", консерватория, ряд жилых домов вместе с их обитателями жителями Киева. И якобы именно эти взрывы привели к немецким репрессиям, поскольку мол немцы полагали, что все эти разрушения дело рук советских диверсантов. Можно подумать, что немцы вели себя иначе, если бы диверсий не было. Ну а как тогда объяснить немецкие репрессии в тех местах, где никаких мин Красная Армия не ставила вообще? И как тогда понимать тот факт, что немцы к этому времени уже знали, что у Советов имеются радиоуправляемые мины?

И по Широкораду венец бессмысленных преступлений большевиков против столицы Украины это взрыв радиоминой 3 ноября 1941 г. Успенского собора Киево-Печерской лавры.

Что можно сказать на это. Предельный срок боевой работы радиомины 40 суток. Следовательно, последний взрыв радиомины в Киеве мог произойти никак не позднее 28 октября, поскольку Киев был оставлен советскими войсками 19 сентября. А собор взорван 3 ноября. Так, что кто бы и как бы не взрывал собор, но это не могло быть радиоминой. К тому же Киев сдавать не планировалось и, следовательно, вряд ли у советских минеров могло быть в распоряжении столько времени, чтобы подготовить город к столь масштабным разрушениям. Например, на минирование Харькова ушло около трех недель и потребовались усилия пяти саперных батальонов, двух рот из железнодорожных бригад и спецроты.

Плохо, когда у человека, претендующего на роль военного историка, политические и идеологические пристрастия туманят разум. Чтобы взорвать до основания столь большое и весьма прочное здание, каким является Успенский собор, требуется работа не меньше, чем саперного взвода 5-7 дней и около тонны ВВ, распределенной по нескольким десяткам точек. Пойти на столь нецелесообразное использование весьма дефицитных специалистов и расход большого количества взрывчатки в условиях, когда есть куда как более насущные проблемы, вряд ли кто согласится.

Это косвенно подтверждают и такие вот строки из немецкого же документа (Merkblatt ueber russische Spreng- und Zund- mittel, Minen und Zuender) стр.180:

"Следует обратить внимание, что все обнаруженные до сих пор устройства дальнего воспламенения за исключением одного не находились в общественных зданиях и домах".   Этот документ датируется 1 января 1942 года.

Быть может я неверно перевел с немецкого? Ну вот вам эта цитата на немецком:

"Auffalend ist, dass alle bisher ausgebauten Fernzundgeraete mit einer Ausnahme nicht in oeffentlichen gebaeuden ind Haeusern ausgebaut wurden." .

Для г.Широкорада вообще характерно весьма вольное обращение с историческими событиями и фактами. Например, он минирование Харькова в 1941 году приписывает НКВД, причем что любопытно, так это то, что он отдает НКВД в подчинение Генштаба РККА. Так и пишет:

"Так началась уникальная по своему замыслу и техническому решению операция нашего Генштаба под кодовым названием "Западня", реализация которой была поручена НКВД. Шифрованные радиосигналы для харьковских фугасов подавались с радиостанции РВ-25, установленной на окраине городка Семилуки".

Ну что ж, обратимся к воспоминаниям человека, который руководил всеми работами по минированию Харькова, и которые подтверждаются документами.

Это полковник И.Г.Старинов, который к НКВД никакого отношения не имел, поскольку служил в РККА. Решение Ставки о минировании объектов Харькова было принято 19 сентября одновременно с решением об оставлении города к 25 октября. Задачу на минирование Харькова Старинову поставил 27 сентября 1941 начальник инженерных войск РККА генерал-майор Л.З.Котляр по поручению Ставки.

Была сформирована оперативная группа в составе Старинова, пятнадцати офицеров инженерных войск, пяти специалистов оперативного учебного Центра (ОУЦ) и роты спецминирования РГК под командованием военинженера 2-го ранга В.П.Ястребова. Все военнослужащие РККА.

Опергруппе были приданы пять саперных батальонов Красной Армии (449 ОСапБ, 531 ОСапБ, 532 ОСапБ, 534 ОСапБ, 56 ОИБ), которые занимались установкой обычных объектных мин с взрывателями замедленного действия на железной дороге, автодорогах, мостах, станционных сооружениях, харьковских аэродромах (в том числе Чугуевский аэродром) и в цехах промышленных предприятий. Кроме того, для минирования железнодорожных сооружений и перегонов объектными минами (мины замедленного действия) были привлечены подразделения 5-й и 27-й железнодорожных бригад НКО. План минирования Харькова был утвержден 4 октября начальником инженерных войск Юго-Западного фронта генерал-майором Г.Г. Невским.

Как видим, НКВД не имел ровно никакого отношения к минированию Харькова.

Спецрота занималась установкой радиомин, причем одного лишь типа Ф-10. Неизвестно откуда Широкорад взял обозначение радиомин "БЕМИ" и наименование радиостанции РВ-25.  Я, во всяком случае, не обнаружил в номенклатуре инженерных боеприпасов Красной Армии даже близкой аббревиатуры. Да и среди радиостанций Красной Армии обозначения РВ-25 не отыскивается.

Эта спецрота выехала из Москвы 30 сентября, прибыла в Харьков в 18 часов 3 октября. Автоколонна с радиоминами под командованием лейтенанта Хомнюка и сержанта Сергеева прибыла в Харьков 6 октября. Установка радиомин началась 13 октября. Всего имелось в наличии 30 радиомин Ф-10. Эти мины были установлены в здании штаба военного округа, на Холодногорском и Усовском виадуках, на Харьковском аэродроме.

И лишь одна единственная радиомина была установлена в жилом доме. Это дом № 17 по улице Дзержинского. Это был особняк  секретаря ЦК КПУ(б), и жильцов, о которых столь трогательно печется г.Широкорад, кроме Члена Военного Совета Юго-Западного фронта Н.С.Хрущева в этом доме тогда не проживало. Установкой в особняке радиомины Ф-10 с зарядом ВВ 350  кг. под пол подвального помещения занимались в течение двух суток (13-14 октября) 6 человек. Конкретно - сам полковник Старинов, командир спецроты военинженер 2-го ранга (можно приравнять в майору) Ястребов, воентехник 2-го ранга (можно приравнять к лейтенанту) Леонов и сержанты Лядов, Лебедев и Сергеев. Поверх радиомины в куче угля была установлена для отвлечения внимания противника обычная объектная мина с взрывателем замедленного действия, которая и была обнаружена немецкими саперами, проверявшими особняк на минирование.

Всего в Харькове было установлено 30 тыс. противотанковых и противопехотных мин, 2000 объектных мин со взрывателями замедленного действия и порядка 8-13 радиомин Ф-10 (по 2-3 устройства на один заряд ВВ).

Первую из радиомин немцы обнаружили и обезвредили на Усовском виадуке уже  28 октября, причем о существовании таких мин немцы знали, поскольку их центр  постановки радиопомех начал работать уже в день вторжения немецев в Харьков. Достоверно известно еще о трех обезвреженных минах Ф-10.

Одна радиомина была успешно взорвана под руководством Старинова в 3.15 мин. 14 ноября с Воронежской широковещательной станции, имеющей мощность излучения 10 квт. Это была мина в особняке на Дзержинского 17. Непосредственно приведение мины в действие осуществляли полковник Старинов, начальник Воронежской радиостанции Ф.С. Коржев и старший инженер радиостанции А.В.Беспамятнов. Было послано три сигнала. При ее взрыве погиб командир немецкой 68-й пехотной дивизии, генерал-майор Георг Браун, который икакого родственного отношения к конструктору ракет Вернеру фон Брауну, как пишет Широкорад, он не имел. Да и "комендантом Харькова и палачом харьковчан" генерал Браун не был. Лишь в начале ноября 68-я пехотная дивизия прибыла в Харьков и вошла в состав LV армейского корпуса 6-й армии генерал-фельмаршала Рейхенау. А до этого времени она находилась в Полтаве в составе LII армейского корпуса 17-й армии генерала от инфантерии Штюльпнагеля

Достоверно также известно о взрыве Холодногорского виадука. Относительно остальных мин достаточно точных сведений нет.

Но вот немецкий документ Merkblatt ueber russische Spreng- und Zund- mittel, Minen und Zunder. В нем на стр. 180 помещен отчет Центра постановки радиопомех о состоявшихся перехватах и успешном глушении радиосигналов возбуждения взрывов мин в городе Х. (смею предположить, что речь идет о городе Харькове):

Частота      Дата    Длительность посылок сигнала
374 К-герц 30.10 -6 минут
392 К-герц 29.10 -12 минут и 10 минут
407 К-герц 14.11 -8 минут и 18 минут
407 К-герц 22.11 -27 минут и 13 минут
416 К-герц 6.11 -12 минут
523 К-герц 31.10, 7.11 15 минут и 2 часа30 минут
528 К-герц 28.10, 29.10 58 минут
528 К-герц 10.11 4 часа 55 минут
530 К-герц 25.10 10 минут
532 К-герц 21.11 35 минут
532 К-герц 22.11 46 минут и 21 минут
533 К-герц 7.11 16 минут
533 К-герц 14.11 1 час 1 минут
535 К-герц 14.11 1 час 25 минут
538 К-герц 29.10 9 минут и 25 минут
583 К-герц 30.10 8 часов 28 минут
583 К-герц 14.11 3 и 4 минуты
585 К-герц 25.10, 29.10 20 минут
585 К-герц 30.10 6 минут
611 К-герц 23.10 55 минут
635 К-герц 31.10 5 минут
647 К-герц 14.11 19 минут
647 К-герц 22.11 59, 38, 16, 18 и 6 минут
652 К-герц 14.11 5 минут
730 К-герц 29.10 55 минут.

Если предположить, что каждой частоте соответствует одна радиомина, то получается, что в городе Х. немцами было успешно нейтрализовано 20 радиомин, причем явно заметно, что некоторые из радиомин наши пытались взорвать по нескольку раз, Например, мину с радиочастотой 585 пытались взорвать 25 октября, 29 октября и 30 октября. По датам заметно, что первые попытки были предприняты 25 октября ( день оставления Харькова), последние 14 ноября. Заметим, что к 5 декабря истекал крайний срок боевой работы мин, но очевидно, что Старинов наметил крайним сроком 14 ноября. Немцы попыток взрыва мин после 14 ноября не зафиксировали.

Столь успешные действия немцев можно объяснить тем, что не позднее середины сентября 1941 к ним попал экземпляр инструкции по мине Ф-10 с перечнем рабочих частот и мощности сигналов, в результате чего они смогли оперативно организовать службу радиопротиводействия.

Косвенным подтверждением того, что уже в сентябре 1941 в распоряжении немцев имелись экземпляры радиомин Ф-10 может служить фотоснимок из украинской газеты "Украiньске слово" от 21 октября 1941 года. Можно оспаривать датировку снимка - Вересень 1941 ( сентябрь 1941), можно оспаривать место снимка, но дату номера газеты оспорить невозможно, как и то, что на снимке достаточно отчетливо различаются немецкие военнослужащие, не менее 40 ящиков, которые идентифицируются как советские ящики с тротилом, и не менее трех трех радиопуравляемых взрывных устройств Ф-10.  Это соответствует Инструкции, предписывавшей установку в одну мину 2-3 устройства Ф-10

Интересные сведения по этому поводу сообщает финский коллекционер и исследователь Юкка Лайнен. Он пишет, что несколько радиомин было обнаружено финскими войсками при взятии Выборга. Они были выявлены в нескольких мостах, крупных зданиях, водонапорной башне и в портовых сооружениях. Одна радиомина была обнаружена просто брошенной. Борьба с радиоминами в городе Выборге началась 27.08.41 и закончилась 01.09.41 (по взрывам, но не по контрмерам). В это время произошло 17 взрывов в двенадцати объектах города.

Первый взрыв произошел в южной опоре моста у поселка Каменногорск ( фин. Антреа, пролив Куукауппи). На мосту погибли три финских офицера и два чиновника. Они не разминировали, просто находились там. Самый старший по чину из погибших был майор Тапио Тарьяннэ (Tapio Tarjanne), главный военный адвокат финского Генерального штаба. Следующим был взорван 31.08.41 мост через Саименский канал (Saimenskij). Сейчас там новый мост названный "Мост Дружбы".

Этим же сигналом должен был быть взорван железнодорожный мост, но там радиомину нашли 30.08 и сняли.

Интерес представляет событие в Линнансилта (Linnansilta) что у Выборгского замка. Там в поисках радиомин находился финский саперный взвод. Ничего не нашли и попросили у взводного разрешения подняться на башню замка, чтобы осмотреть город. Когда все саперы были наверху в башне, взорвались обе опоры моста, камни летели выше башни. Солдаты сбежали с башни, полагая, что она следующий объект. Но разрушения ограничились мостом.

Тем не менее первые радиомины удалось раскопать 28.08. у северной опоры моста на Каменногорск, и в гавани Выборга нашли неустановленную радиомину с целым взрывателем.

Всего в Выборге было установлено 25 радиомин Ф-10. Они содержали от 120 до 4500 кг. тротила. Из них 17 взорвались, а 8 удалось нейтрализовать и обезвредить, когда стало ясно, что мины приводятся в действие радиосигналом. Руководил работами капитан Лаури Ситела (Lauri Sutela). В восьмидесятых годах генералом он был Командующим Сил Обороны Финляндии. В 2005 году еще жив.

Найденные устройства были отправлены в Хельсинки, проанализированы специалистами  и уже к 2.9.1941 года  были изданы соответствующие инструкции по правилам обращения и нейтрализации советских радиомин. Так, было выявлено, что в качестве радиосигналов используются довоенные паузовые музыкальные мелодии Харьковской и Минской широковещательных радиостанций (мелодии, которыми заполняется эфир между двумя радиопередачами). Финские специалисты подобрали мелодию, которая звучала в том же диапазоне звуковых частот. Ею оказалась мелодия карельского народного танца "Saekkijarven polkka". В течение двух месяцев (предельное время с полуторным запасом годности батарей радиомин) в Выборге на радиочастотах советских радиомин непрерывно звучала эта мелодия, передаваемая с армейских радиопередатчиков, которая искажала возможные радиосигналы советских радиопередатчиков.

Вот как описывается радиомина в письме финского Генерального штаба от 3.09.41 г.:

"В приборе три элемента электропитания:10-вольтовый на накаливание, 60-вольтовый на анодное напряжение и 15-вольтовый на напряжение для работы приемника. Все элементы (радиолампы) холодного типа и по внешнему виду 10-вольтовые 5-10 амперные. Во всех радиолампах ток накаливания 85 миллиампер и анодный расход 16 миллиампер.

В общем взрыватель состоит из:

1) 8-ламповый радиоприемник,
2) часовой механизм.
3) камертон-селектор.
4) реле зажигания.

Примерно 4 первых лампы это высокочастотные усилители, пятая индикатор, две следующих усилители низких частот и последняя является релейной лампой для зажигания.

Все найденные приборы с заводской установкой на волну 410 метров ( 715 килогерц) . Все лампы одинаковые, триоды на 1.2 вольт, заводская марка РВ 108.

Часовой механизм включает приемник через каждые 5 минут на 15 секунд. Завод часового механизма производится автоматически через элементы накаливания. Устройство может быть настроено на прием каждые 2.5 минуты. Соответственно, максимальный срок работы 1 месяц ( 2.5 мин) - 2 месяца ( 5 минут).

Камертон-селектор состоит из специальных камертонов с электроконтактами. При передаче четко определенных тонов образуется контакт ( в одном устройстве замеренные тоны составили 25, 350 и 600 герц). Камертон герметизирован в никелированной коробке. Заменяя коробку, можно менять тоны.

Что касается реле зажигания, оно сработает, если в течение 15 секунд приемник получит 4 качественных сигнала в низких тонах. Реле питается от элемента накаливания (10 вольт).

Кроме того, в каждом устройстве имеются ртутный анероид, назначение которого определить не удалось и заряд самоликвидации в жестяной коробке". Позднее были найдены радиомины, настроенные на частоты 645 и 464 килогерц."

Весьма эффективным способом обнаружения радиомин оказалось откапывание канавы метровой глубины вокруг подозрительного объекта, поскольку мина имела тридцатиметровую антенну, которая закапывалась на глубину 50-80 см. вокруг объекта. И финны и позднее немцы для этого широко использовали военнопленных.

Полученной информацией финны оперативно поделились с немцами. Вполне вероятно, что эта своевременная информация помогла немцам быстро и верно организовать эффективную борьбу с советскими радиоминами.

О том, что наши радиоминеры использовали и широковещательные мощные радиостанции станции говорят вот такие строки из Merkblatt ueber russische Spreng- und Zund- mittel, Minen und Zunder относительно радиомин в Харькове:

"В течение двух различных дней русские передачи сигнала на различных волнах передавались в такой громкости, что силы передачи 100-ваттного радиопередатчика не хватало, чтобы глушить сигналы зажигания мешающими передачами. В этих случаях мешающий звук передавался на волнах менее 600 килогерц при помощи 1.5-киловаттного радиопередатчика, на волнах более 600 килогерц при помощи 2 параллельно-соединенных 100-ваттных радиопередатчиков работавших одновременно.

Факт, что необычно сильные передачи сигнала русских происходили на таких волнах, которые лежат в диапазоне волн найденных в городе Х типах устройств номера XXIV, XXVIII, и XXXI, и что в течение срока мешающих передач никакие взрывы не происходили на территории города, позволяет с уверенностью предполагать, что

a) сигналы зажигания русских передавались таким устройствам, которые уже были удалены с взрываемых объектов или
b) особенно сильными мешающими передачами многие заложенные взрывы предотвращались на территории города.".

Стоит заметить, что в Харькове применение обычных объектных мин с взрывателями замедленного действия дало куда как более лучшие результаты. Так, из 315 объектных мин, установленных на железной дороге 5-й и 27-й железнодорожными бригадами, немцы обнаружили лишь 37, причем удалось обезвредить только 14, а 23 пришлось подорвать. Остальные сработали по целям.

Из учебника "Инженерные войска" следует, что в середине 1940 года в процессе реформирования инженерных войск РККА планировалось в составе каждой общевойсковой армии иметь среди других инженерных частей отдельную роту техники особой секретности (рота ТОС). Однако автору достоверно известно о создании лишь одной такой воинской части. Это отдельная рота спецминирования РВГК., которая и была задействована при минировании Харькова.

И.Г. Старинов в своих мемуарах указывает, что существовало Ульяновское военное училище по подготовке специалистов в области радиоминирования, которое в середине тридцатых годов, якобы в процессе сталинского разгрома подготовки к партизанскими и диверсионным действиям  было преобразовано в училище связи. Однако, в перечне советских военных училищ указано, что в этом городе дислоцировалиь в тот период Ульяновское бронетанковое училище, Ульяновское военно-техническое училище и Ульяновское военное училище связи. Поиски в архивах не дали никаких указаний на существование в этом городе еще одного военного училища. Также такого училища не обнаруживаем ни в перечне военных училищ инженерных войск (их вообще по всем специальностям инженерных войск всего было четыре), ни в перечне военно-учебных заведений системы НКВД или НКГБ. Вероятнее всего полковник Старинов просто сгущает краски. Не могло существовать столь значительной потребности в офицерских кадрах спецминирования, чтобы для этого создавать целое военное училище. Вполне достаточно либо дать нужному количеству офицеров инженерных войск дополнительную подготовку по радиосвязи при том же Ульяновском училище связи, либо переучить в Ленинградском военно-инженерном училище некоторое количество офицеров специалистов в области радиосвязи.

По штатам советских стрелковых дивизий №4/400-416 от 5 апреля 1941 г. видно, что в отдельном саперном батальоне стрелковой дивизии имеется отдельный взвод прибора "Блок" в составе 1 офицера, 5 сержантов и 28 солдат. На вооружении взвода имеется 4 грузовых автомобиля. Этот взвод предназначался для установки радиомин. Имелись ли по штату в корпусных саперных батальонах подразделения радиоминирования установить не удалось.

Учебник "Инженерные войска" упоминает, что на Западном фронте при отходе радиомины устанавливались на важных объектах, начиная со второй половины июля (стр.167). При подготовке обороны Киева (Юго-Западный фронт) три взвода спецминирования устанавливали радиомины на мостах через Днепр (стр. 169). О радиоминировании на Северо-Западном фронте в учебнике не упоминается.

Проследить использование радиомин в боевых действиях позднее ноября 1941 года не удалось. Упоминания о них в источниках как советских, так и немецких отсутствуют. Однако в учебнике упоминается, что при реформировании инженерных войск в апреле 1942 года были сформированы инженерные бригады специального назначения в составе которых имелись батальоны спецминирования. На этот батальон возлагались задачи установки управляемых (по проводам) минных полей и телефугасов. Однако, при весьма подробном описании количества и типов устанавливаемых на всех фронтах мин, нигде мы не  обнаруживаем радиомин (радиофугасов, телефугасов).

От автора. С большой долей вероятности можно предположить, что немцы очень быстро обнаружили самое уязвимое место радиоуправляемых мин - радиопередачу команды подрыва, узнали перечень возможных радиочастот и очень оперативно сформировали подразделения постановки радиопомех. Такое подразделение численностью всего лишь в 62 человека при 4 стоваттных, 1 полуторокиловаттного передатчиков и 20 радиоприемников оказалось в состоянии надежно блокировать радиомины в большом городе типа Киева или Харькова.

Советское же командование очевидно долго не могло отказаться от идеи управления взрывом мин по радио и сохраняло такие подразделения вплоть до осени 1943 года, когда Красная Армия смогла навсегда отказаться от стратегической обороны.

Выводы. Сама по себе идея управления взрывами мин посредством радио оказалась вполне реализуемой, однако опыт осени 1941 года показал, что радиомины имеют весьма существенный недостаток - простоту и надежность их блокирования, а также очень ограниченный срок боевой работы. Отсюда становится ясно, что этот вид мин может находить очень ограниченное применение. Во-первых, они могут применяться настолько редко, насколько противник сочтет нецелесообразным отвлекать свои радиосредства на постоянную радиотехническую разведку и перехват. Во-вторых, небольшой срок работоспособности источников питания (максимум 40 суток) значительно ограничивает применение радиомин по времени.

Это же самое мы видим и на примере использования радиоуправляемых мин и во время Чеченской войны. Пока федеральные войска не были готовы к противодействию радиовзрывателям, боевики использовали их очень успешно. Но как только началось использование даже простейших средств радиоподавления, так случаи подрывов с помощью радиовзрывтелей быстро пошли на убыль, а затем и вовсе прекратились. Тем более, что современный уровень развития радиоэлектроники позволяет автоматически перехватывать и блокировать любые радиопередачи, как по диапазонам частот, так и по определенным радиусам удаления, секторам и направлениям. Никакие ухищрения не позволят проскользнуть сигналу, если просто даже заблокировать весь радиодиапазон.

Приложение 2

После того, как немцам стало известно о советских радиоуправляемых минах типа Ф-10, а это произошло не позднее начала сентября 1941 года, ими были предприняты соотвествующие меры противодействия.

Для борьбы с радиоминами в сентябре 1941 года при учебном саперном батальоне особого назначения (спецминирования) (Pi.-Lehrbatl.z.b.V. (f. Mineure)) , дислоцировавшемся в Хёкстере на Везере (Hoexter/Weser), была сформирована саперная рота прослушивания (Pionier-Horchkompanie (Pi.Ho.Ko.). Фамилию командира этой роты отыскать не удалось, но установлено, что рота состояла из 4 взводов прослушивания (Hocrhzuges), которые придавались группам армий повзводно.

Взвод насчитывал 1 офицера, 4 унтер-офицеров и 40 рядовых. Во взводе было четыре отделения прослушивания.

1-й взвод (1. Horchzug). Командир оберлойтнант Дитрих (Dietrich). Придан группе армий Север.
2-й взвод (2. Horchzug). Командир оберлойтнант Остер (Oster).Придан группе армий Юг.
3-й взвод (3. Horchzug). Командир лойтнант Польман (Pohlmann). Первоначально взвод находился в резерве, затем был отправлен в Сталинград, где использовался в качестве пехоты и был уничтожен в боях.
О четвертом взводе достоверных сведений не имеется. По косвенным данным был придан группе армий Центр.

Объектная мина Ф-10

По немецким описаниям советская радиомина Ф-10 (первоначально предполагалось, что эти устройства поставляются в СССР из США) представляла собой 8-ламповый радиоприемник с 30-метровой проводной антенной, упакованный в металлический кожух.

На снимке слева: радиоприемник мины Ф-10, извлеченный из кожуха. Хорошо заметны четыре из восьми радиоламп.

Вплотную к приемнику располагалась 12-вольтовая аккумуляторная батарея, которая кабелем соединялась с приемником. По размерам и внешнему виду приемник и батарея были схожи, но   приемник имел на верхней панели не один, а два соединительных разьема. Приемник и батарея вместе укладывались в резиновый герметичный мешок, из которого выходило пять линий (одна антенная и четыре для присоединения к электодетонаторам заряда взрывчатки).

Объектная мина Ф-10

На снимке справа показаны приемник и батарея, извлеченные из резинового мешка. Ящик крайний слева это аккумуляторная батарея питания, правее его радиоприемник и еще правеее резиновый мешок, с выходящими из него проводами. На корпусе приемника видны цифры 6906-XXXIV. Что означает число 6906 неизвестно, а вот в отношении числа XXXIV немецкая Памятка по советским трофейным минам и взрывателям издания января 1942 года указывает, что это число означает условный номер длины волны, на которой работает приемник. В Памятке, ссылаясь на русскую инструкцию, указано, что приемник с номером XXXIV работает на частотах 413.8- 428.6 килогерц. Приемники с номерами больше, чем XVIII предназначались для особо дальнего управления взрывом и имели  повышенную чувствительность.

Объектная мина Ф-10

На снимке слева батарея  и приемник в раскрытом мешке. Виден соединяющий их кабель питания.

В немецком источнике отмечается, что в мешок, кроме приемника и батареи помещалась мина-ловушка с взрывателем натяжного действия, присоединенным к горловине мешка. Эта мина срабатывала при попытке развязать мешок.

От автора. Прием, в общем то верный, но рассчитанный на слабо подготовленного и неосторожного деминера. Слишком он очевиден. Любой мало-мальски подготовленный сапер никогда не станет вскрывать неизвестное устройство так, как это делают все нормальные люди. Он постарается проникнуть в мешок как то иначе и  заглянуть к горловине изнутри. Слишком хорошо саперы знают свою собственную коварность.

Также мины-ловушки помещались и в ящики со взрывчаткой, из которых состоял основной заряд мины ( в среднем около 1 тонны тротила). Мины снабжались взрывателями натяжного действия, которые срабатывали при попытке удаления ящиков из минной камеры.

Для приема управляющего радиосигнала приемник снабжался 30-метровой проводной антенной, которая укладывалась под довольно тонкий (до полуметра) слой грунта (кирпича, камня) или воды. Антенна должна была укладываться в горизонтальном (или близко к горизонтальному) положении и обязательно в том направлении, откуда будет идти сигнал. Несложно догадаться, что во всех случаях антенна направлялась примерно  к востоку. Обкапывая подозрительный объект на удалении до 30 метров канавой в полметра глубиной, легко обнаружить антенну и тем самым проверить объект на наличие радиомины.

Объектная мина Ф-10

Заняв город или крупный объект, перспективный по радоминированию, немцы немедленно включали радоприемники радиоперехвата, имевшиеся во взводе. В случае появления любых радиосигналов на ставших известными им частотах, радисты немедленно включали передатчики, которые глушили управляющие сигналы.

Одновременно осуществлялся технический поиск радиомин окапыванием объектов, прослушиванием с помощью так называемых "Прослушивающих гранат" ("Horchgranate"). Эти устройства представляли собой металлический цилиндр длиной 40-50 см с размещенным внутри высокочувствительным пьезоэлектрическим микрофоном. Он , закапывался в землю на глубину примерно 0,5 м, и позволял услышать и определить направление на звук электрических часов, встроенных в мину (эти часы в целях экономии питания  включали питание на 8 секунд через каждые 3 минуты).

На снимке слева: Обезвреживание советской радиомины Ф-10 в Усовском виадуке Харькова в октябре 1941 года, произведенное отделением унтерофицира 2-го взвода Фридриха Рудольфа ( Frederich Rudolph). На момент издания книги "Deutsche Pioniere im Einsatz 1939-1945" он был еще жив.

От автора. По некоторым косвенным данным (отдельные документы по этому поводу имеются) 3-й взвод прослушивания в Сталинграде использовался не для поиска и уничтожения советских радиомин, а для установки немецких радиомин. На это указывают следующие обстоятельства.

Во-первых, взвод прослушивания был направлен в Сталинград уже после того, как 6-я армия попала в окружение.

Во-вторых, имеется донесение начальника Главного военно-инженерного управления генерал-майора Калягина заместителю наркома обороны - начальнику инженерных войск РККА генерал-майору Воробьеву М.П. о том, что среди пленных обнаружен некий зондерфюрер Альфред Низзин, инженер-конструктор фирмы "Сименс-Гальске", командированный в гор. Сталинград для установки различных мин замедленного действия и мин, управляемых по радио. Он согласился сотрудничать и показать места установки как радиомин, так и других мин замедленного действия К сожалению, Низзин через несколько дней умер от тифа.

Каких либо подробностей относительно немецких радиомин автору отыскать не удалось. Но то, что у немцев могли иметься радиуправлемые мины, в этом нет никакого сомнения. Еще в 1940 году на воооружение Вермахта поступила дистанционно управляемая гусеничная машина под названием Sprengladungtraeger (Sd.Kfz. 301). Часто обозначаемая как "B IV" эта машина управлялась по радио, и приблизившись к объекту, также по радиокоманде сбрасывала возле объекта мощный заряд взрывчатки. После удаления машины на безопасное расстояние оператор подрывал заряд радиокомандой. Эти машины использовались в боевых действиях. Так, в июне 1942 было отмечено применение B IV при штурме Севастополя двумя ротами 300-го танкового батальона ( 1.Kompanie/Panzer Abteilung (FL) 300 и 2.Kompanie/Panzer Abteilung (FL) 300 ).

Таким образом, использование немцами радиомин в Сталинграде было возможно.

Веремеев Ю.Г.
Сапер

Добавил: Mercenary | Просмотров: 2340 | Рейтинг: 0.0/0 | Оценка: 
Поделиться ссылкой
Комментарии
Внимание
Добавлять комментарии могут
только зарегистрированные пользователи!


РЕГИСТРАЦИЯ | ВХОД


ОРУЖИЕ, БОЕПРИПАСЫ, СНАРЯЖЕНИЕ
XIX - XXI вв
Сайт является частным собранием материалов по теме «стрелковое оружие и боеприпасы» и представляет
собой любительский информационно-образовательный ресурс. Вся информация получена из открытых источников.
Администрация не претендует на авторство использованных материалов. Все права принадлежат их правообладателям.
Администрация не несет ответственности за использование информации, фактов или мнений, размещенных на сайте.