Современная энциклопедия оружия и боеприпасов (стрелковое огнестрельное оружие, боеприпасы и снаряжение)
Навигация
Авторизация
нет данных
     
Забыл пароль | Регистрация
Закладки
Бесплатно
Последние материалы

Ружье на всю жизнь (Часть II)

(Окончание. Начало в статье «Ружье на всю жизнь (Часть I)»)

Ружье на всю жизнь

После выхода 1-й части материала «Ружье на всю жизнь» («МР» №159) у некоторых читателей появились вопросы, на которые я считаю необходимым ответить, прежде чем перейти к дальнейшему повествованию.

Первый вопрос. Читателем была замечена неточность в описании ружья «ТС-1». Да, действительно, ствольные коробки ружей «ТС» не могли никелироваться, так как в конце 40-х этот процесс на ТОЗе не использовался. Применялась цветная калка, которая очень быстро теряла декоративные (но не защитные) свойства в процессе эксплуатации, особенно спортивных ружей. Для изготовления ствольных коробок ЦКИБ применял разные сорта сталей: от 20 до 50А. Чем выше сорт стали, тем она прочнее, но тем менее красивая цветовая гамма получается в процессе цветной калки. Поэтому, скорее всего, сталь 50А не применялась при изготовлении ствольных коробок ружей «ТС». Ружьё «ТС-1», представленное в 1-й части, было восстановлено в 70-х годах. Отсюда - никель на коробке и спортивная ложа. Изначально ружья «ТС» имели прямую или, как её называет Д.М. Кочетов, «винтовочную» ложу. К сожалению, сегодня в России никто не занимается цветной кадкой и никто не умеет её восстанавливать.

Второй вопрос. Не всем понравилась версия о том, почему безкурковое МЦ-9 получило тот же номер, что и курковое. Прерогатива давать номера моделям принадлежала И.М. Михалёву. Версия была озвучена человеком, хорошо знавшим Ивана Михайловича.

Третий вопрос касался взаимосвязи куркового МЦ-9 и ружья МЦ-11. Тут история следующая. В начале 50-х годов в стране стал активно развиваться стрелковый спорт. В большом количестве требовались, в частности, стендовые ружья. Основное на тот момент спортивное МЦ-11 было дорогим в производстве и сложным в наладке. Поэтому было принято решение о разработке более дешёвого ружья с внешними курками. «Прародитель» всех тульских «курковок» - модель «Б» ТОЗа. ЦКИБ с первого дня своего существования занимался этой моделью. Выпускники ШОМ знали её досконально. Поэтому курковое МЦ-9 в разных калибрах и вариантах для спорта и охоты было разработано очень быстро и отличалось от МЦ-11, в принципе, только замками. ЦКИБ начал собирать МЦ-9 в 1954 году. С 1956 года МЦ-9 стало серийно выпускаться на ТОЗе цехом №12. Всем «патриотам» ЦКИБ, отстаивающим честь любимой марки в жарких спорах, необходимо понимать, что до 1958 года ЦКИБ и ТОЗ были одним целым.

«Гладиаторы». Гравер: Шуринов Андрей Владимирович

«Гладиаторы».
Гравер: Шуринов Андрей Владимирович

Производственные задачи ЦКИБ решал цех №22 - опытный цех ТОЗа, который в начале 50-х годов отошёл к ЦКИБ. Ствольные заготовки делал цех №14. Сборку ствольных блоков осуществлял цех №18. Думаю, именно поэтому клеймо ТОЗа встречается на верхней части стволов ружей ТС-2 и МЦ-11. Собственный ствольный участок появился у ЦКИБ в конце 50-х годов. Вообще-то, вопросы организационного и технологического взаимодействия ТОЗа и ЦКИБ всё ещё ждут своего исследователя. Что касается качества и, соответственно, цены, то они зависели от одного: в условиях какого производства (штучного или серийного) ружьё было выпущено. Для примера: цена штучного МЦ-9 была выше серийного более чем в три раза.

Четвёртый вопрос о модели МЦ-9-02. «Вертикалки» МЦ-9-2 и МЦ-9-02 - одно и то же ружьё с универсальным спусковым механизмом.

Пятый вопрос о «русском Боссе». Действительно, история восстановления ружья В.В. Зименко будет не полной, если не упомянуть замечательного мастера из Зеленограда Владимира Ивановича Гаврилова. Именно он, в конечном итоге, «победил» трёхнажимный механизм Робертсона, отладив его уже после того, как ружьё вернулось из ЦКИБ после реставрации.

МЦ-109

В 1971 году появилось новое ружьё МЦ-109, которое почему-то назвали «глубокой модернизацией» ружья МЦ-9. С тех пор слово «модернизация» повторяется постоянно, несмотря на то, что МЦ-9 и МЦ-109 - абсолютно разные ружья. Если и говорить о «модернизации», то, скорее, ружья МЦ-7, от которого МЦ-109 отличается, пожалуй, только замками. Поэтому, я думаю, справедливо будет назвать тех, кто принимал непосредственное участие в разработке ружья МЦ-7 в 1965 году: Н.С. Рыжов, Л.А. Быков, Ю.В. Дяблов, И.П. Корнейчев, М.В. Кострюков, М.И. Скворцов, В.А. Николаев, В.А. Погожев, А.К. Татаринов, И.М. Хрипунов. Первый экземпляр собрал слесарь-сборщик И.А. Сысоев.

МЦ-109

МЦ-109 спроектировал Николай Сергеевич Рыжов при участии Михаила Ивановича Скворцова. Запирание осуществляется двумя П-образными рамками запирания. Нижняя входит в пазы переднего подствольного крюка, верхняя своими прямоугольными в сечении штифтами контактирует с торцами двух выступов на казённом срезе блока стволов, которые заходят в пазы колодки. Эта рамка не перпендикулярна плоскости колодки, а слегка наклонена вниз, что обеспечивает эффект самозатягивания в узлах запирания при выстреле. Узел шарнира представляет собой две полуоси, запрессованные в стенки ствольной коробки. Разгрузка шарнира обеспечивается за счёт выступов по бокам блока стволов и прямоугольного выступа в нижней части блока, которые заходят в специальные выемки ствольной коробки. Площадь контакта узлов блока стволов и коробки такова, что, с учётом эффекта самозатягивания, можно говорить об одной из самых прочных и долговечных систем запирания в мире.

МЦ-109

Заложенные конструктором решения воплощает сборщик, добиваясь в процессе «приладки» максимального сопряжения частей ружья, буквально «втирая» блок стволов в ствольную коробку. Тщательная «приладка» - «конёк», который вместе с осадкой, качеством материалов и технических решений обеспечивает легендарную живучесть ружей ЦКИБ. Верхний ствол МЦ-109 изготавливается вместе с муфтой, куда потом запрессовывается нижний ствол. Ложно-подкладные замки смонтированы на боковых основаниях и имеют интерсепторы. Некоторое количество МЦ-109 было выпущено с замками, где применялась консольно-закреплённая пластинчатая боевая пружина. От неё отказались в пользу двупёрой. Взведение курков и нагнетание боевой пружины происходит при открывании. Ружьё имеет эжекторы и неавтоматический предохранитель. Оно предназначено для охоты и выпускается в гладкоствольном варианте только 12-го калибра с двумя (МЦ-109-12) или одним (МЦ-109-01) спусковым крючком. Длина стволов 750 мм. Дульные сужения чок/получок. Вес 3,4 кг. Ружьё может комплектоваться «штуцерной» парой стволов калибра 7,62 мм (МЦ-109-07), выпускаться в комбинированном варианте со стволом калибра 7,62 мм (МЦ-109-17) или 9 мм (МЦ-109-19).

МЦ-109 - самое «подарочное» ружьё страны. В разные годы обладателями его становились лидеры «братских» партий, государственные деятели, в том числе В.В. Путин. На базе ружья МЦ109-01 выпущено спортивное ружьё МЦ109-01С «Спортинт».

МЦ-111

Это ружьё выпускается с 1971 года. Его разработал Михаил Иванович Скворцов при участии Николая Сергеевича Рыжова и Анатолия Петровича Глинского. Нужно отметить, что в разработке всех ружей ЦКИБ самое непосредственное участие принимал Иван Михайлович Михалёв. Он разработал стройную систему построения профиля канала ствола в зависимости от калибра. Конструктору не нужно было тратить время на эту работу, а бой ружья оставался неизменно хорошим.

МЦ-111

Но вернёмся к МЦ-111. Многими отказ от применения подкладных замков с переходом от МЦ-11 к МЦ-111 воспринимается как «модернизация наоборот». Действительно, подкладные «полные» замки с двупёрыми боевыми пружинами представляют собой предел изящества и совершенства. Они традиционно применяются в ружьях высокого разбора и имеют очевидные преимущества, обеспечивая необыкновенно мягкую и приятную работу всего механизма. Их главным недостатком считается сложность наладки и регулировки. Но в случае с МЦ-111, как и с МЦ-109, по словам Н.С. Рыжова, всё дело было в геометрических параметрах коробки, желании конструктора сделать её легче. Квалификация же мастеров ЦКИБ позволяет изготавливать механизмы любой сложности.

МЦ-111

МЦ-111 - классическое ружьё 12-го калибра с горизонтально спаренными стволами и замками на боковых основаниях с механизмом, аналогичным МЦ-109. Взведение курков и нагнетание боевой пружины происходит при открывании. Запирание осуществляется рамкой на два подствольных крюка и «задвижкой Пёрдэ». Ружьё имеет эжекторы и неавтоматический предохранитель. Выпускается с двумя (МЦ-111-12) или одним (МЦ-111-01) спусковым крючком. МЦ-111-01 может иметь селектор, расположенный справа от спускового крючка, или селектор, совмещённый с кнопкой предохранителя. В переднем положении кнопки первым происходит выстрел из правого ствола, в среднем положении включается предохранитель, в заднем положении первым происходит выстрел из левого ствола. Длина стволов 750 мм. Дульные сужения: левый ствол 1 мм, правый - 0,5 мм. Вес - 3,4 кг. Ружьё может выпускаться с парой нарезных стволов калибра 7,62 мм (МЦ-111-07) или 9 мм (МЦ-111-09), или комплектоваться дополнительными парами стволов указанного калибра.

Гравёры

Рассказ о гравёрах и мастерах по изготовлению и художественной отделке лож я хотел бы начать словами И.А. Комарова и А.Н. Чубинского. В своей работе «Авторское художественное оружие в России» они написали: «художественное оружие - это ...материализованное представление человека конца второго тысячелетия об идеальном оружии...» И хотя данные слова относятся к холодному оружию, они, по моему мнению, вполне подходят для оружия огнестрельного.

Оружие высокого разбора в представлении большинства охотников - идеальное охотничье оружие. Художественное украшение такого оружия вполне уместно, традиционно; оно гармонизирует и облагораживает внешний вид, усиливает эстетическое восприятие и, в конечном итоге, превращает технически совершенный механизм в произведение оружейного искусства. Как далеко можно двигаться в этом направлении - дело вкуса. Вопрос же мотивации зачастую остаётся без ответа. В результате случается так, что выполненная работа по «художественному оформлению» не приносит удовлетворения ни мастеру, ни заказчику. Естественно, существуют определённые каноны отделки охотничьего ружья высокого разбора, этой крайне консервативной по своей сути вещи. Но даже при наличии таких канонов вопрос мотивации остаётся главным: для чего я это делаю, а уже потом - что делаю и как.

Фрагменты отделки штуцера МЦ-10-09, принадлежавшего Л.И.Брежневу. Рельефная гравировка, всечка, цветная калка

Фрагменты отделки штуцера МЦ-10-09,
принадлежавшего Л.И.Брежневу. Рельефная
гравировка, всечка, цветная калка

Если говорить о сюжете, то удовлетворение потребностей заказчика в виде законченных художественных образов - работа для художника-дизайнера или для гравёра-художника. К сожалению, наши гравёры в большей степени ремесленники, чем художники. Это обстоятельство, возможно, послужило одной из причин появления того, что вызывает активное неприятие охотничьего сообщества, так называемой «новорусской хохломы», когда всего без меры и особого смысла: дорогих и драгоценных материалов, резьбы по дереву, оскалившихся хищников и так далее.

Справедливости ради нужно сказать, что эти «тенденции» в меньшей степени затронули ЦКИБ. Здесь всегда стремились к балансу формы и содержания, если такое выражение применимо к оружию. В этом есть заслуга и Михаила Ивановича Глаголева - художника и знатока охоты. Его сюжеты украшают многие выдающиеся ружья ЦКИБ. В советский период статусные заказчики не уделяли особого внимания отделке оружия; настоящие шедевры стали появляться в постсоветское время и, естественно, не на пустом месте. Как пишет в своей книге «Авторское оружие» выпускник ШОМ О.С. Семёнов, термин «тульская работа» в наше время, к сожалению, стал синонимом чего-то проходного и малоинтересного: «Аристократизм великолепно отгравированных и отчеканенных в ЦКИБ СОО ружей... был заменён многообразием всечки и насечки, массой использованного драгоценного металла сначала для «малиновых пиджаков», а потом и просто вошедшим в привычку». С этим высказыванием трудно не согласиться. Но «новые времена» принесли и другое - свободу творчества, когда художник получил возможность, опираясь на вековые традиции и опыт поколений мастеров, вырваться из плена условностей и подняться до высот великого искусства и мастерства.

Работа ученика ШОМ Ю. Бобкова, работы ученика ШОМ П. Полосминникова

Работа ученика ШОМ Ю. Бобкова,
работы ученика ШОМ П. Полосминникова

Традиции, лежащие в основе «тульского стиля», как и многое другое на Руси, были привнесены английскими, немецкими и австрийскими мастерами. Интересно, что после войны опыт немецких мастеров оказался опять востребованным. Из Тюрингии в 1946 году были привезены не только ружья и инструменты для работы гравёров, но и доски с работами немецких мастеров. В том числе и по этим доскам ученики ШОМ постигали секреты мастерства. Зная работы современных немецких и австрийских гравёров, сравнивая их с лучшими тульскими, со всей ответственностью могу заявить, что ученики догнали учителей, а некоторые и превзошли их.

Это высказывание также справедливо, когда мы говорим о поколениях тульских мастеров гравёрного дела: каждое новое поколение превосходило мастерством предыдущее. Школа оружейного мастерства, где старые мастера передавали свои секреты, обучая и опекая молодых, была той самой благодатной почвой, попадая на которую, данный Богом талант мог расти и развиваться. В лучшие годы ученик гравёра обучался пять лет. В программу входили: рисунок с натуры (пленер), лепка, художественное литьё. На гравёрном участке, когда он находился на территории ТОЗа, вся лепнина была сделана учениками. Даже литые бронзовые ручки с изображением ветвей дуба и желудей выполнили будущие гравёры.

По работам немецких мастеров ученики ШОМ постигали секреты мастерства. «Зимсон» 76Е рельефная гравировка, классический сюжет (повторяется на многих немецких ружьях)

По работам немецких мастеров ученики ШОМ
постигали секреты мастерства. «Зимсон» 76Е
рельефная гравировка, классический сюжет
(повторяется на многих немецких ружьях)

Традиции и стиль, бережно сохранённые старейшими мастерами: И.С. Федосеевым, И.И. Никольским, М.И. Почукаевым, Д.А. Бобковым, М.В. Шишовой, были переданы следующему поколению. Юрий Дмитриевич Бобков, Вячеслав Васильевич Голованов, Аркадий Васильевич Лявыкин, Михаил Сергеевич Игнатов, Павел Петрович Полосминников, Александр Сергеевич Чуканов, Григорий Фёдорович Кулешов, Александр Васильевич Зебницкий - этим мастерам любая работа была «по плечу» в любой технике и любой сложности. Прошло время, и на смену признанным именам пришли сегодняшние «гранды»: Владимир Сергеевич Левашов, Евгений Васильевич Генералов, братья Ермак - Станислав Васильевич и Юрий Васильевич. Нельзя не назвать Сергея Ивановича Данилина, который, отойдя от ружейной тематики, многие годы работает в области создания авторского холодного оружия. Во всю силу заявило о себе новое поколение талантливых мастеров: Олег Сергеевич Семёнов, Александр Алексеевич Сальников, Дмитрий Петрович Капелюха.

О.С. Семёнов создал, по сути, первый в современной России учебник гравёрного дела, собрав воедино весь предшествующий опыт поколений тульских гравёров. К сожалению, никто из них сегодня не работает в ЦКИБ СОО.

По этому поводу О.С. Семёнов написал следующее: «...никакую творческую личность невозможно удержать помимо её воли, ...если только не создать условия, при которых мастер-творец сможет свободно заниматься Созиданием». Не хочется обсуждать, углубляясь в вопросы экономики, что нужно для создания таких условий. Скажу только, что в ЦКИБ, тем не менее, есть, кому поддержать традиции: Сергей Владиленович Леонов, Антон Васильевич Никифоров, Анатолий Анатольевич Тихонов. Есть целые династии гравёров. Бобковы, например. Сын Ю.Д. Бобкова Владимир Юрьевич работает в ЦКИБ.

Его дед Дмитрий Андреевич когда-то гравировал ружьё для В.И. Ленина.

Мастера по изготовлению и художественной отделке лож

Бывалые охотники говорят: ствол стреляет, а ложа попадает. Изначально существовали несколько разных специальностей, связанных с изготовлением и отделкой лож. Одну из них как только не называют: и «ложевик», и «ложейник» и даже «ложёвщик». Мне больше нравится определение «мастер по изготовлению лож». Его задача - изготовить и потом «выходить» ложу и цевьё. Осадчик, или мастер по осадке лож, занимается соединением деревянных и металлических частей ружья. Мастер по отделке лож занимается её украшением, применяя различные техники: резьбу по дереву, инкрустацию с использованием, например, драгоценных металлов и перламутра. В ЦКИБ проводились эксперименты по использованию интарсии и маркетри для украшения лож. Традиционно эти техники применяются при изготовлении подарочных оружейных футляров.

Посредственный орех, поэтому используется морилка и резьба по дереву

Посредственный орех, поэтому используется
морилка и резьба по дереву

По воспоминаниям замечательного мастера Виктора Евгеньевича Лялина, мода на резное украшение лож приходила после войны три раза. Последний раз - в конце 1980-х. В промежутках резчики по дереву становились осадчиками, осадчики постигали профессию краснодеревщика. В конечном итоге, наносить сетку, терпужить и олифить - «выхаживать» ложу - стала специальная категория отделочников. Как правило, это были женщины, которым, в отличие от мужчин, хватало аккуратности и терпения этим заниматься. Некоторые вырастали в больших мастеров, к примеру, Галина Александровна Лентяева.

Говоря об осадчиках, надо вспомнить династию Чуковых. Дед Павел Андреевич отделывал ложу ружья И.В. Сталина. Сын Виктор Павлович, ученик В.Б. Соколова, считался лучшим осадчиком ЦКИБ. Внук Александр Викторович работает в ЦКИБ слесарем-сборщиком. Долговечность ружья во многом зависит от качества осадки. Лучшие мастера обеспечивали эталонное качество, скажем, такие как Вячеслав Викторович Киселёв.

Выдающихся мастеров по дереву в прошлой истории ЦКИБ было немного: Василий Борисович Соколов, в перечне его работ есть шахматы для И.В. Сталина, Луиза Алексеевна Ганчева (Старкова), Виктор Васильевич Авилов и, конечно, Алексей Власович Масленников.

Футляр ШОМ, фрегмент работы по дереву ученика ШОМ А. Бородавкина выполненный под руководством И. Щербакова, футляр ШОМ

Футляр ШОМ, фрагмент работы по дереву ученика ШОМ
А. Бородавкина выполненный под руководством И. Щербакова

Отдельного рассказа заслуживает Игорь Серафимович Щербаков (1932-2001 гг.). Сын заместителя министра мясной и молочной промышленности, репрессированного в 1937 году вместе с женой, он родился и жил в Москве. После смерти родителей его взяла на воспитание бабушка, жившая в Туле. В 1945 году И.С. Щербаков пришёл в 8-й цех ТОЗа и в 19 лет уже имел 6-й (!) разряд как мастер-краснодеревщик. В 1950-1953 годах служил в армии в Германии. Там много интересовался работой немецких мастеров. Вернулся домой с набором инструмента, который сохранился до сих пор. В 1959 году по приглашению И.М. Михалёва пришёл в ЦКИБ. Выдающийся мастер. Полный Кавалер Орденов Трудовой Славы. При нём резать ложу считалось дурным тоном. Он развернул отделочников к истокам «тульского стиля» - к инкрустации по дереву. По воспоминаниям старых мастеров, вместе с М.И. Глаголевым «творил чудеса». Воспитал 39 учеников. Среди них: Александр Вячеславович Курганов, Николай Всеволодович Иванов, Евгений Викторович Кунаев, братья Герасимовы - Андрей Юрьевич и Максим Юрьевич, а также выдающиеся мастера - Олег Викторович Давыдов, Владимир Евгеньевич Дударов, Александр Валерьевич Бородавкин, Эдуард Анатольевич Новиков и ушедшие от нас Александр Николаевич Некрасов, Владимир Фёдорович Королёв, Геннадий Иванович Творогов и Сергей Иванович Тишин.

Ружьё «Русская охота»

В качестве примера современной работы тульских мастеров, расскажу о ружье «Русская охота». Оно задумывалось как головное в небольшой коллекции из четырёх ружей ЦКИБ, посвященной классическим видам русской охоты.

Первая проблема, с которой пришлось столкнуться, заключалась в том, что ЦКИБ не выпускает, по понятным причинам, ружья в так называемом «белом» виде, то есть без отделки. Решать эту проблему пришлось квалифицированному слесарю Сергею Владимировичу Сапожкову, который выполнил опиловку поверхностей ствольной коробки, убрав, в основном, результаты старой роботы.

Ружьё «Русская охота»

Ружьё «Русская охота»

То, что осталось, начеканивалось и шолировывалось гравёром. Заготовки ствольных коробок ружей ЦКИБ закаливаются в объёме до поверхностной твердости 29-34 единицы. В данном случае коробка оказалась исключительно твёрдой на всю глубину гравировки.

Необходимо было переосадить ружьё. Использовать орех выставочного качества для этого не предполагалось. Логика здесь следующая. Ружья ЦКИБ - эталон выносливости и долговечности. Свилеватый комлевой орех в этом смысле не вполне подходящий материал. Поэтому был использован менее дорогой орех светлого оттенка. Всю работу по изготовлению ложи и переосадке выполнил В.А. Гуськов. Старые мастера Владимира Алексеевича зовут между собой Паганини. Говорят, если оставить его без инструмента, он и перочинным ножом сделает работу.

Второй и главной проблемой, решение которой заняло много времени, стала сюжетная часть. Изначально предполагалось использовать классическую технику глубокой рельефной гравировки (оброн). Одним из лучших в России, а, возможно, и мире, кто работает в этой технике, является Евгений Васильевич Генералов - выпускник ШОМ, ученик Михаила Сергеевича Игнатова. Роль этого мастера для тульской гравёрной школы исключительно велика. За основу сюжетной части были взяты книжные иллюстрации Н.С. Самокиша. На правой доске предполагалось гравировать сюжет, связанный с эпизодом охоты Александра II, который едва не закончился трагедией: «Охота происходила в лесу около станции Торбино по Николаевской железной дороге. Медведь оказался очень свирепым: ранил двух облавщиков, прежде чем вышел на стрелковую линию, на которой стоял государь. Площадь охоты была прикрыта кустарником и густым ельником, который не был вырублен по недосмотру. Государь увидел медведя в нескольких шагах, когда он выскочил из-за куста. Государь выстрелил, ранил зверя, но не убил, и медведь стремительно бросился на государя. Другого выстрела император сделать не успел... Иванов не потерялся, вскрикнув: «Государь налево, рогатчик вперёд!» и в тот же момент сам стреляет, а рогатчик всаживает рогатину в грудь зверя, и зверь пал мёртвым у ног государя», - свидетельствовал очевидец происшествия.

Полный драматизма динамичный сюжет, но... не иллюстрированный. И вот тут проблема, о которой я писал выше, встала в полный рост. Не всегда большой мастер-ремесленник является большим художником. Есть и другие моменты, которые необходимо учитывать. К примеру, расположение осей и винтов на боковых досках ружья. Традиция ЦКИБ - использовать их как элемент изображения или обходить. В этом смысле наши гравёры в лучшую сторону отличаются от своих западных коллег. В итоге, после того, как были прорисованы десятки эскизов, пришлось искать другой сюжет, и он нашёлся у Вадима Николаевича Горбатова, любезно согласившегося на его использование. Странно, но многие не знают, что являются современниками этого выдающегося художника-анималиста.

Ружьё «Русская охота»
 

Е.В. Генералов начал работу, которая продолжалась с перерывами более двух лет, с нижней доски. Её толщина позволила сделать нечто большее, чем просто гравюру на металле - настоящий барельеф с потрясающей детализацией, сохраняющий целостность даже при большом увеличении. Динамичный и увлекательный сюжет на левой доске гон лисы смычком русских псовых борзых, контрастирует с трагической обречённостью в эпизоде охоты на медведя на правой доске. Классический русский орнамент дополняет общую картину.

Всю организационную и техническую работу, связанную с ружьём «Русская охота», выполнил Михаил Сергеевич Казаков - директор тульской оружейной фирмы.

Каков же результат? Об этом судить специалистам. Но для меня важнее другое: самому убедиться и рассказать другим, что живой родник традиций уникального мастерства не иссяк. Да, школы оружейного мастерства в Туле уже нет, но дух её жив, пока живы и работают эти Мастера.

Вместо заключения

О многом ещё можно рассказать: о выдающихся мастерах-ствольщиках Михаиле Алексеевиче Дьячкове и его учениках - Василии Константиновиче Гольтякове и Викторе Ивановиче Старостине, о «тула-чоках» Ивана Михайловича Михалёва, об исследованиях по улучшению боя дробового ружья Симона Матвеевича Шейнина, о замечательных слесарях-сборщиках, таких как Юрий Викторович Черенков и Лев Владимирович Кудрявцев, о многих других мастерах и специалистах, имеющих прямое отношение к производству оружия высокого разбора. К сожалению, рамки журнальной статьи не позволяют пока этого сделать. Так что продолжение, возможно, последует...

Автор выражает искреннюю благодарность всем, кто помог в написании статьи: Л.А. Быкову, Н.С. Рыжову, Е.А. Шершову, К.И. Данилину, В.П. Пастухову, Ю.П. Моисееву, Е.В. Генералову, B.C. Левашову, О.С. Семенову, А.В. Бородавкину, В.Е. Лялину, В.К. Гольтякову, И.М. Хрипунову, О.Б, Ивлевой, Л.П. Будаевой, Н.И. Гладких, М.С. Казакову, Ю.В. Шокареву, СЕ. Плотникову, К.Е. Рачинскому, В.В. Зименко, С.А. Кузнецову, Е.И. Глаголевой, В.В. Куприкову. При подготовке были использованы материалы Тульского государственного музея оружия, записки Д.М. Кочетова и книга В.И. Волкова «50 лет ЦКИБ СОО».

Игорь Карклиньш
фото автора и С. Плужника
Мастер ружье 07-2010

Добавил: Mercenary | Просмотров: 3350 | Рейтинг: 0.0/0 | Оценка: 
Поделиться ссылкой
Комментарии
Внимание
Добавлять комментарии могут
только зарегистрированные пользователи!


РЕГИСТРАЦИЯ | ВХОД


ОРУЖИЕ, БОЕПРИПАСЫ, СНАРЯЖЕНИЕ
XIX - XXI вв
Сайт является частным собранием материалов по теме «стрелковое оружие и боеприпасы» и представляет
собой любительский информационно-образовательный ресурс. Вся информация получена из открытых источников.
Администрация не претендует на авторство использованных материалов. Все права принадлежат их правообладателям.
Администрация не несет ответственности за использование информации, фактов или мнений, размещенных на сайте.