Негромкий карабин широкого профиля

Негромкий карабин широкого профиля

Межсезонье — именно тот период в жизни охотника, когда появляется возможность не торопясь, спокойно и вдумчиво подойти к вопросу внесения изменений в свой арсенал. Можно также предаться различным исследованиям или же экспериментам в области совершенствования уже имеющегося снаряжения, а иногда — и навыков своего с ним обращения.

Направлений у всех этих изысканий может быть несколько. Ведь общеизвестно, что на сегодняшний день любительской охоте свойственен некий дуализм. Так, мы хотим иметь самое эффективное снаряжение (в том числе и оружие) — но при этом с ростом опыта и охотничьего мастерства, когда сам факт добычи зверя перестает быть чем-то из ряда вон выходящим, мы начинаем идти по пути усложнения процесса охоты.

И такая философия в отношении современной охоты имеет вполне логичную цель — заново наполнить ее интересом после наступления своеобразного пресыщения; то есть именно теми самыми эмоциями и острыми ощущениями, за которыми мы, собственно, и выдвигаемся в угодья с оружием в руках. Поэтому и стрелять на охоте начинаем не первого попавшегося зверя, а лишь того, который соответствует предварительно установленным (как минимум, для себя) критериям и трофейным качествам. Может быть, именно из-за этого среди увлеченных и опытных охотников не прекращают пользоваться определенным (и вполне устойчивым) спросом однозарядные штуцеры? Ведь недаром считается, что такой выбор оружия делает охотник-индивидуал, который, помимо мастерства в выслеживании добычи, также прекрасно знает и цену хорошей стрелковой подготовки — этакий «хирург от охоты».

Приходится, однако, отдавать себе отчет, что объективная реальность довольно жестока — и таких охотников у нас чисто статистически совсем немного. Этому есть вполне логичное объяснение: ведь для того, чтобы набраться подобного опыта индивидуальных трофейных охот (подчеркиваю — легальных охот, а не браконьерки!), нужно иметь достаточно большие финансовые возможности и при этом обладать чуть ли не неограниченным запасом свободного временем. Согласитесь, в современном мире это практически взаимоисключающие понятия.

Тринога уместна и при стрельбе сидя
Тринога уместна и при стрельбе сидя

Поэтому гораздо большим спросом у наших охотников пользуется другая «крайность» систем гражданского нарезного оружия, используемого в целях охоты на копытных, — полуавтоматическое оружие. И это несмотря на то, что в охотничьих кругах стойко живет убеждение, что нарезная «самозарядка» — это если и не выбор неуверенного в своей стрельбе новичка, то уж, как минимум, строго «нишевое» оружие, которое способно порадовать своего владельца применением лишь в очень узком спектре охот. Слишком уж стойко въелся стереотип, что в угоду скорости перезарядки у этих карабинов принесена в жертву точность и стабильность средней точки попадания от выстрела к выстрелу; то есть они якобы пригодны лишь для беглого огня по стремительно и довольно близко движущейся цели, размерами лишь немного уступающей сараю. А если конкретнее, то только на облавных охотах на копытных его и видит себе большинство наших охотников-консерваторов.

Что ж, давайте исходить из того факта, что наиболее популярная, практически массовая, да к тому же доступная почти каждому охотнику «копытная» охота у нас в стране — это именно облава. И поэтому сегодня я соберу и испытаю комплекс на основе полуавтоматического карабина в первую очередь для нее.

Ну во-первых это красиво…
Ну во-первых это красиво…

Однако зачем же при этом сбрасывать со счетов и другие вполне доступные широкой массе наших охотников виды охот с нарезным оружием? В первую очередь из них в голову приходят весенне-летняя индивидуальная охота на самца косули и зимняя охота на лисицу с манком. Таким образом, с достаточно коротким промежутком всего на пару весенних месяцев наш полуавтоматический карабин может быть задействован в охоте практически круглогодично. Зачем же простаивать хорошей вещи?

Поэтому, помимо просто сборки, я планирую еще и проверить этот «облавный комплекс» практическим отстрелом; и пусть, помимо профильной для него мишени «бегущий кабан», стремительно проносящейся в 50 м, он нам ответит, как у него с пригодностью и к этим «второстепенным» охотам! Исходя же из реалий этих охот, пусть это будут чуть более значительные дистанции — а также соответствующие случаю мишени «Косуля» и «Лисица». А теперь настало время перейти к остальным участникам нашего теста.

Собираем комплекс

Итак, в прошлом номере нашего журнала мы познакомились (впрочем, для многих из наших читателей это было, скорее, не знакомство, а напоминание — уж чем-чем, а новинками оружейного рынка рассмотренные модели нарезных «самозарядок» назвать никак не получается) с тремя полуавтоматическими карабинами в калибре .30-06 Springfield. Также у меня получилось выяснить, что стреляют современные нарезные «среднекалиберные» полуавтоматы весьма неплохо — вполне сопоставимо с болтовыми охотничьими винтовками, при этом, разумеется, значительно превосходя их по скорости готовности к следующему выстрелу. Сильнее же всего из рассмотренной троицы мое внимание по совокупности качеств — а именно своей кучностью, простотой настройки для работы с саундмодератором (это дорогого стоит), да и (чего греха таить) внешним видом, — привлек «немец» Merkel SR1 Basic Suppressor. Поэтому было решено продолжить наше знакомство плотнее — путем сборки на его основе полностью готового к охоте стрелкового комплекса и последующего испытания, на что этот комплекс окажется способен.

Для этой цели был выбран прицел, наиболее, на мой взгляд, подходящий этому карабину — эдакий «загонник с потенциалом» Zeiss Conquest V6 1,1-6×24. С учетом его нижней границы увеличения и подсветки центральной точки этот прицел должен был великолепно себя проявить на облаве (по большому счету, имитируя коллиматорный прицел) — то есть обеспечить возможность оперативно реагировать на внезапно появившуюся на близком расстоянии дичь, — а также отлично подойти для добора подранков в крепях. А вот его максимальная кратность, равная 6х, уже считается золотой серединой того, что нужно от прицела при охоте с подхода. Ведь нужно помнить, что точная стрельба с прицелом на кратности более 6х даже на относительно небольшие дистанции уже требует сошек или упора — на применение которых не всегда есть время при часто весьма динамично меняющейся охотничьей ситуации, что характерно для ходовых охот. Это, на мой взгляд, основная причина, по которой не стоит гнаться за высокой кратностью, выбирая прицел для подобных.

Классическое положение для стрельбы при охоте с подхода
Классическое положение для стрельбы при охоте с подхода

А теперь настало время перейти к сборке нашего «добра» в одно целое. И для этого у меня на столе лежит собственно сам карабин Merkel SR1 Basic Suppressor, вышеупомянутый прицел Zeiss Conquest V6 1,1-6×24, а также легкий, но от этого не становящийся менее надежным моноблок Spuhr SCP-3000A.

Еще в отдельном пакетике ждет своего часа двухзарядный магазин для «Меркеля». Все дело в том, что действующими правилами охоты в Украине емкость магазина любого полуавтоматического оружия ограничена двумя патронами. А в комплектный магазин Merkel SR1 Basic Suppressor их влезает аж шесть штук! Поэтому для приведения карабина в пригодное для законной охоты в нашей стране состояние придется либо изготавливать (хоть дома на коленке, хоть в оружейной мастерской) и устанавливать соответствующий ограничитель в «родной» магазин, либо приобретать отдельно магазин уменьшенной емкости — благо такие есть в продаже.

Плюс ко всему для придания нашему стрелковому комплексу завершенного вида в закромах редакции нашелся и подходящий по резьбе (М15х1) легчайший карбоновый саундмодератор A-TEC Carbon 03. Забегая наперед, хочу сказать, что со всем этим установленным «хозяйством» (без патронов в магазине) карабин «потянул» всего лишь на 4350 г. Очень хорошее значение как для охотничьей винтовки с глушителем.

Комплекс работает на «отлично»
Комплекс работает на «отлично»

Как вы могли заметить, в списке выше нет ни слова про планку для установки прицельных приспособлений; а все потому, что планка типа Weaver была заботливо установлена еще производителем на заводе — и мне остается лишь только проверить затяжку винтов, крепящих ее к ствольной коробке.

Выбор не в пользу быстросъемного крепления прицела объясняется просто — у Merkel SR1 Basic Suppressor отсутствуют открытые прицельные приспособления. Это, в свою очередь, вызвано тем, что основное его рабочее состояние предполагает использование глушителя звука выстрела, который своими габаритами банально перекрывал бы цель, делая невозможным прицеливание через целик с мушкой. Ну, а с прицелом Zeiss Conquest V6 1,1-6×24, который я намерен установить, открытые прицельные приспособления, на мой взгляд, и вовсе не нужны.

Зачем охотнику глушитель?

А теперь позвольте сказать пару слов о применении глушителя на охоте. Вопреки сложившемуся на основе просмотра голливудских фильмов стереотипу, саундмодератор никоим образом не способен превратить в бесшумное оружие обычный карабин с обычным же охотничьим патроном; и применение саундмодератора на охоте никакого отношения к браконьерству тоже не имеет — правилами охоты у нас в стране применение этих приборов никак не ограничивается. Выстрел из карабина калибра .30-06 полноценным патроном, пусть даже и через модератор, человеческое ухо способно различить с достаточно большого расстояния. Однако при использовании модератора гораздо меньше страдает слух как самого охотника, так и егеря, согласно правилам охоты в Украине обязательно сопровождающего его на любой охоте на копытных. Плюс к этому выстрел через глушитель все же меньше пугает дичь, чем без него — тем самым хоть ненамного, но увеличивая шансы повторного выхода зверя именно на наш номер, если это облава. Кроме того, глушитель является примером заботы охотника об окружающей среде во время весенне-летней охоты на самца косули; в это время года у большинства птиц и зверей появляются детеныши — а стало быть, лишний тарарам в угодьях совершенно ни к чему. И, наконец, этот прибор, накрученный на дульную часть ствола, весьма заметно гасит отдачу, что в случае с нашим замечательным калибром .30-06, согласитесь уже начинает играть определенную роль. Неужели одни плюсы?

Увы, нет. У применения приборов снижения звука выстрела есть и определенная проблема — самозарядных карабинов (не считая, разумеется, «мелкашек»), рассчитанных на работу с этими устройствами, на рынке представлено не так уж и много. Поэтому и альтернативу Merkel SR1 Basic Suppressor на этом поприще найти весьма непросто. Но, простите, если вещь работает как надо — нужно ли тогда искать эту самую альтернативу? Вот и я в этом не уверен. Хотя мы же еще не знаем, как себя проявит этот карабин в условиях, приближенных к настоящей охоте.

Выбор патрона

За этими размышлениями как-то незаметно все составные части нашего комплекса заняли свои места на карабине. Необходимые моменты затяжки винтов еще раз проверены, и теперь можно смело выдвигаться на стрельбище. Единственно, нужно не забыть захватить с собой необходимый запас патронов для нашей стрелковой сессии — ведь и пристреляться нужно, и по паре-другой (кто ж его знает, как пойдет) «зачетных» серий запустить по мишеням. Исходя из принципа «Лучшее — враг хорошего», выбор патронов останавливаю на уже неоднократно проверенных GECO Teilmantel.

Почти все участники сегодняшнего теста
Почти все участники сегодняшнего теста

В этом патроне калибра .30-06 полуоболочечная пуля весит 170 гран (11 г), имеет баллистический коэффициент (G1) 0,305, начальная скорость ее составляет 850 м/с, а дульная энергия — 3974 Дж. И если применение этой пули по кабана и косуле ни у кого не должно вызывать вопросов, то смею заверить, что стрелять этим патроном лисиц тоже можно вполне успешно. Единственное условие — делать это все же следует в тот момент, когда рыжий зверь повернется к стрелку боком. В этом случае толщины костей и плотности тканей плутовки не хватит для значительного раскрытия этой полуоболочечной пули — и, соответственно, никакого «вау-эффекта» при попадании не произойдет; рыжая тушка просто получит два вполне аккуратных дополнительных отверстия, образованных сквозным пробитием.

патрон калибра .30-06

А вот от выстрела вдоль корпуса — «в штык», — если вас интересует не просто регулирование численности хищника, а еще и есть желание принести домой меховой трофей, все же стоит воздержаться. Временная пульсирующая полость от пули 30-го калибра в этом случае часто превышает размерами габариты лисьей тушки, так что трофей попросту разрывает. Кстати, при подобном попадании так иногда срабатывает абсолютно не экспансивная пуля с цельнометаллической оболочкой. Поэтому особого смысла менять патрон (то есть, перепристреливать карабин) для охоты именно на лисицу я не вижу.

В снегах

Ну, вот я и на стрельбище. Ночной снегопад превратил установку мишеней в настоящую имитацию зимней охоты — с походом на интересующие меня рубежи по колено в снегу. Но вот, наконец, пристрелочная мишень-«четверка» и фотореалистичные лисичка с самцом косули занимают свои места — а значит, пора расчехлять карабин, навинчивать глушитель и приступать к пристрелке.

Здесь нужно сделать еще одно теоретическое отступление. В отличие от стрелков-спортсменов охотники обычно стреляют совсем не на ту дистанцию, на которую было пристреляно оружие; а также у них, как правило, нет времени даже на то, чтобы воспользоваться дальномером, — не говоря уже о том, чтобы крутить барабаны поправок. Поэтому «охотничья» пристрелка имеет определенную особенность — ее проводят так, чтобы получить так называемую «максимальную дальность наивыгоднейшего прямого выстрела» (нем. Günstigste Einschießentfernung, или GEE; в англоязычных источниках используется аббревиатура MRD — Most Recommended Distance). Вариантов два: можно пристреливать карабин «в ноль» на дистанцию, рекомендованную производителем патронов. Но, согласитесь, такая возможность есть не всегда. Я же поступаю проще: после пристрелки «в ноль» на привычные 100 м прицельная марка опускается на 4 см ниже точки попадания, после этого на всей протяженности этой дистанции (GEE или MRD) выпущенная пуля отклонится по вертикали не более чем на 4 см вверх — и, соответственно, не более чем на 4 см вниз от точки прицеливания. В таблице для нашего патрона GECO Teilmantel на сайте производителя мы находим значение GEE, равное 169 м. Что это значит на практике? А то, что при такой пристрелке наша пуля на дистанции, например, 200 м «упадет» всего лишь на 5 см ниже точки прицеливания — тогда как если бы мы оставили «ноль» на ста метрах, то на 200-метровом рубеже следовало бы ожидать понижения на гораздо более значимые 13 см. А что же это значит с точки зрения охоты? Если взять, например, лисицу, то при прицеливании в центр тушки в первом случае мы получим попадание — а с прицелом, «обнуленным» на 100 м, пуля пройдет под брюхом у зверя, не нанеся ему никакого ущерба, кроме морального; при этом на 100-метровой дистанции обе пули одинаково принесут трофей.

— Врешь, кабанчик, — не уйдешь!
— Врешь, кабанчик, — не уйдешь!

Вот и я не стал мудрить — и после привязки к листу пристрелочной мишени за три выстрела быстренько вывел «ноль» на 100 м, после чего просто сделал четыре щелчка вверх барабаном поправок Zeiss. Прелесть оптических прицелов Zeiss, помимо эталонных оптических свойств, состоит еще и в том, что они работают в понятных для наших «метрических» мозгов величинах: один щелчок барабана поправок соответствует смещению точки попадания на 1 см на дальности 100 м. На мой взгляд, это чертовски удобно.

Отдельно же хочу отметить работу глушителя. Первый выстрел я сделал, банально забыв надеть наушники; но если обычно грохот выстрела тут же напоминал об этом неприятными ощущениями в ушах, то на этот раз ничего подобного не произошло. К тому же на рубеже стрелял только я — мороз, снег и ветер заставили воздержаться от стрелковых сессий всех остальных любителей стрельбы. Поэтому я спокойно продолжил стрельбу так, как это делаю на охоте — без использования каких бы то ни было приспособлений для защиты органов слуха.

И вот теперь, после «охотничьей» пристрелки прицела, пора была перейти к стрельбе по нашим красивым фотореалистичным мишеням, изображающим охотничьих зверей в натуральную величину. Оставляю на столе шестиместный магазин, с помощью которого проводилась пристрелка. Дальнейшую стрельбу я собираюсь вести в полном соответствии с правилами охоты: с одним патроном в патроннике и двумя в отделяемом магазине «охотничьего образца».

Итак, первой будет лисица на 150 м. Занимаю типичное положение для стрельбы при охоте на этого зверя с манком — сидя с упором оружия на треногу. На прицеле — максимальные 6х. Несмотря на заметную поземку, мишень видна прекрасно. На этой дистанции желания выкрутить прицел на большее увеличение не возникает у меня даже подсознательно. Порывы шквального ветра, швыряющие в лицо горсти снежной крупы, в свою очередь пытаются максимально эффективно имитировать свою роль на этой охоте. Звучат три выстрела — и пули уверенно ложатся в габарит грудной клетки полиграфической рыжей плутовки. Результат более чем удовлетворительный, перестреливать нечего. Шансов лисице в такой ситуации наш «загонник на стероидах» практически не оставляет. Про себя отмечаю, что отсутствие манипуляций с затвором явно благоприятно сказывается на стрельбе — после первого выстрела я просто подлавливаю мишень и тяну спуск для второго, а за ним — и третьего. Все-таки полуавтомат — это удобно! И нет риска после перезарядки неправильно вложиться для повторного выстрела, как это может случиться при манипуляциях с «болтовиком».

Иногда все что нужно для успеха — это легкое движение кольцом регулировки кратности прицела
Иногда все что нужно для успеха — это легкое движение
кольцом регулировки кратности прицела

Пришел черед отстреляться по картонному же самцу косули, который в своем рыжем летнем меху уже явно изрядно продрог, ожидая моего к себе внимания на отметке 200 м. Для него изготовка будет тоже соответствовать реалиям охоты: стрелять буду стоя, с опорой карабина на ту же треногу. А вот тут уже нужно отметить, что прицеливание происходит не так гладко, как в положении сидя. Несмотря на отличающиеся от былинки габариты, меня явно шатает ветром. Но из-за того, что на нашем прицеле нельзя «накрутить» больше 6х, даже самые сильные и неожиданные порывы не уводят мишень из поля зрения прицела. И это очень хорошо. Пытаясь совместить светящуюся центральную точку прицела с областью лопатки картонного «козлика», вспоминаю, что если верить таблице с сайта GECO, то на этой дистанции моя пуля должна упасть аж на 5 см ниже линии прицеливания. И хоть фактически это уже выход за пределы границ прямого выстрела, но все же ради этого лишнего сантиметра нет никакого смысла делать какие-то поправки — очевидно же, что «погрешность» стрелка в данной ситуации все равно будет гораздо значительнее. Так что просто целюсь в центр грудной клетки, как несколькими минутами ранее делал это с лисицей. И снова три выстрела; правда, интервалы между ними уже больше — «ловить» цель, когда тебя шатает ветром, ой как не просто. Карабин становится на затворную задержку — и я отправляюсь проверять результаты своей стрельбы, стараясь попадать в свои старые следы, уже изрядно заметенные снегом. А ведь со всеми манипуляциями по подготовке к стрельбе и пристрелке прошло каких-то 20 минут! Доковыляв наконец до мишени, сначала радуюсь тому, что пулевых отверстий в ней таки три, и только потом уже — что каждое из них для ее собрата из плоти и крови оказалось бы смертельным. Самый сложный на сегодня экзамен мы с «не только загонным» комплексом сдали успешно! Можно со спокойной душой брести назад и переезжать в другие «угодья» — в которых туда-сюда ездит по одной и той же «тропе» бегущий кабан.

При стрельбе с глушителем наушники можно отложить в сторону
При стрельбе с глушителем наушники можно отложить в сторону

И вот уже я в полной готовности командую «Дай!» — прямо как своему дратхаару в октябре, вот только после моей команды не длинноносый вальдшнеп взмывает ввысь над осиновой порослью, а мишень «бегущий кабан» выезжает из-за ширмы, деловито гудя электромотором в полусотне метров. На прицеле — увеличение 1,1х. Оба глаза открыты. Выстрел. Странно. Ладно, давай еще. Опять выстрел. И опять. Понимаю, что «по-гладкоствольному» пролетаю подсвинка маркой прицела и всаживаю пулю за пулей в кабанье рыло. Непорядок. Ладно, есть идея, как это вылечить. Кручу кольцо кратности прицела на 4х. «Дай!». О, ну так же совсем другое дело! Еще по три выстрела в каждого картонного подсвинка — и становится ясно, что моим навыкам стрельбы по движущейся цели из нарезного оружия с оптикой без увеличения следует посвятить отдельное время; потому что с кратностью 4х все шесть выстрелов легли точно туда, куда следовало (да собственно туда, куда я их с небольшим упреждением и посылал) — в самый центр грудной клетки. Теперь понятно, чем мы займемся в межсезонье! Что-то мне подсказывает, что одной-единственной тренировкой тут явно не обойтись.

«Ну, а как тебе вообще этот "Меркель” после отстрела?» — спросите вы. Ну, как-как… Будь моя воля — оставил бы себе; уж больно толковым получился «наборчик». Каюсь — влюбчив я в эти железяки. Интересно, это когда-нибудь пройдет?

Антон Кудрин
Охота & Оружие 6-2020

  • Статьи » Винтовки / Карабины
  • Mercenary950

Комментарии

ВНИМАНИЕ!
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Форма входа на сайт
Пароль