Несокрушимая и легендарная винтовка Мосина

Несокрушимая и легендарная винтовка Мосина

В конце 70-х годов XIX века состоявшая на вооружении русской армии однозарядная винтовка Бердана, рассчитанная на дымный порох, устарела. На Западе уже вовсю экспериментировали с магазинными многозарядными винтовками малых калибров 7-8 мм под патроны, снаряженные бездымным порохом. И отставать здесь было никак нельзя. Еще свежи были в памяти события Крымской войны 1856 года, когда вооруженные дульнозарядными винтовками союзники безнаказанно расстреливали русских солдат с кремниевыми мушкетами.

С целью отобрать наилучший образец в 1883 году была создана специальная комиссия при Главном Артиллерийском Управлении Генерального Штаба Российской Империи. Победителями конкурса, в конце концов, стали две системы: разработки капитана С.И. Мосина и бельгийского промышленника Леона Нагана. После повторных испытаний 9 апреля 1891 года лучшей признали винтовку Мосина, правда, с некоторыми дополнениями от системы Нагана. Именно поэтому первоначально винтовка называлась Мосина-Нагана. Считается, что у бельгийца позаимствовали подаватель патронов с Z-образной пружиной и конструкцию обоймы. Однако высочайшим повелением тогдашнего императора Александра III из названия убрали как фамилии изобретателей, так и слово «русская». Вероятно, чтобы бельгийцам не было обидно. В итоге новую винтовку приняли на вооружение под названием «3-линейная винтовка образца 1891 года» вместе с соответствующим очень мощным патроном 7.62х54 мм R конструкции Велтищева (3 линии соответствовали 0.3 дюйма, то есть 7.62 мм).

В первоначальном варианте он снабжался пулей со скругленной головкой. Ее еще называли «гуманная пуля» за то, что при попадании она просто прошивала ткани как сверхострый скальпель, нанося лишь точечное повреждение. По этой причине в 1908 году ее заменили остроконечной «не совсем гуманной» пулей, передающей удар не только вперед, но и в стороны. При испытаниях на глиняных макетах, по плотности соответствующих человеческому телу, такая пуля образовывала обширный пулевой канал, в который легко входил большой кулак.

Чтобы не утомлять читателя перечислением модификаций, коих было бесчисленное множество, остановимся на трех: пехотной (самая длинная), драгунской (средняя по длине) и короткой (карабин). Первая была снята с производства уже в ходе Первой мировой войны как слишком тяжелая и длинная. Драгунская с того момента становится основной и после некоторой модернизации принимается на вооружение Красной Армии как винтовка Мосина образца 1891/1930. Карабином же без штыка вооружались артиллеристы, саперы и т.д. Далее с 1944 года драгунскую версию отправляют в отставку, оставив только карабин с откидным игольчатым штыком и снайперскую винтовку. Последняя продержалась на вооружении (официально) до конца 60-х.

1. Курок со шляпкой предохранителя. 2. Стебель затвора с рукояткой. 3. 
Боевая пружина. 4. Ударник. 5. Соединительная планка. 6. Боевая личинка с
 упорами. 7. Выбрасыватель. 8. Затвор в сборе. 9. Хвостовой винт. 10. 
Винт. 11. Пружина отсечки-отражателя. 12. Лопасть отсечки-отражателя. 
13. Ствольная коробка. 14. Ствол с прицельной планкой. 15. Деревянная 
накладка. 16. Ложевые кольца. 17. Мушка с намушником. 18. Спусковой 
крючок. 19. Штифт 20. Спусковая пружина - затворная задержка 21. Винт 
спусковой пружины 22. Магазинная коробка. 23. Упорный винт. 24. 
Подаватель. 25. Пружина и рычаг подавателя. 26. Ось. 27. Пружина. 28. 
Винт. 29. Крышка магазинной коробки. 30. Защелка крышки. 31. Винт. 32. 
Штифт. 33. Приклад и ложе винтовки. 34. Стальной затыльник приклада.

1. Курок со шляпкой предохранителя. 2. Стебель затвора с рукояткой. 3. Боевая пружина. 4. Ударник. 5. Соединительная планка. 6. Боевая личинка с упорами. 7. Выбрасыватель. 8. Затвор в сборе. 9. Хвостовой винт. 10. Винт. 11. Пружина отсечки-отражателя. 12. Лопасть отсечки-отражателя. 13. Ствольная коробка. 14. Ствол с прицельной планкой. 15. Деревянная накладка. 16. Ложевые кольца. 17. Мушка с намушником. 18. Спусковой крючок. 19. Штифт 20. Спусковая пружина - затворная задержка 21. Винт спусковой пружины 22. Магазинная коробка. 23. Упорный винт. 24. Подаватель. 25. Пружина и рычаг подавателя. 26. Ось. 27. Пружина. 28. Винт. 29. Крышка магазинной коробки. 30. Защелка крышки. 31. Винт. 32. Штифт. 33. Приклад и ложе винтовки. 34. Стальной затыльник приклада.

Отличить винтовку царского выпуска от советского можно по следующим признакам. Во-первых, круглый намушник. На советской он есть, на царской нет. Во-вторых, по прицельной колодке. На императорской она ступенчатая, на советской — гладкая. Третий признак — граненый патронник, характерен не только для царских трехлинеек, но и для советских ранних лет выпуска, а также некоторых винтовок, собранных во время войны из бракованных царских деталей. Причина простая — требования военного времени всегда менее высокие, чем мирного. На 500 метров стреляет нормально? Не клинит? Этого достаточно. Красота и чистота обработки не столь важны.

Из винтовок иностранного производства различают американские, сделанные по заказу царского правительства в 1916-1917 годах на фирмах Remington Arms and Ammunition Company и Westingause Electric and Manufactur Company. Всего было заказано около 3 млн. винтовок. Американцы выпустили около двух миллионов, из которых чуть больше половины поступили в войска империи. Остальные по причине революции оказались в Англии, а также остались у себя на родине в США, где поступили на вооружение в качестве учебных. А позже их распродали всем желающим примерно по 3 доллара за штуку (50- 60 нынешних долларов). В наше время винтовка Мосина-Нагана по-прежнему пользуется в Америке популярностью, что подвигло некоторые фирмы на выпуск современных пластиковых лож защитного цвета, доработки затворов (установка удлиненной изогнутой рукояти) и т.д. Кроме того, известны французские винтовки (выпускались для Российской Империи в начале 90-х позапрошлого века) и шведские (выпускались во время Первой мировой войны). А еще в получивших независимость бывших провинциях империи — Польше и Финляндии — существовали свои версии «трехлинейки». Причем финны всерьез доработали часть винтовок. Они выпустили небольшую партию, оснащенную флажковыми предохранителями, позаимствованными от Маузера «98».

Положение деталей ударного и спускового механизмов винтовки Мосина обр. 1891/30 гг. при запертом канале ствола и взведенном ударнике
Положение деталей ударного и спускового механизмов
винтовки Мосина обр. 1891/30 гг. при запертом канале ствола и взведенном ударнике

Кроме того, немцы и в Первую, и во Вторую мировую войны переделали часть винтовок Мосина под германские штыки. Любопытно, что трехлинейка пользовалась определенной популярностью среди солдат вермахта. Многие из них считали, что «драйлинер» пусть и уступает в точности Маузеру, зато превосходит его в надежности, а главное — меньше боится грязи и песка. Впрочем, во время войны солдаты часто считают, что оружие врага лучше его собственного.

Винтовка для чайников

С позиции современного стрелка, у винтовки Мосина недостатков хоть отбавляй. Однако прежде, чем приступать к конструктивной и не очень критике, нужно осознать, что оружие сие проектировалось в совсем другое время и для другого солдата. А кто такой был типичный воин русской императорской, а позже Красной Армии? Как правило, неграмотный (в советское время полуграмотный) крестьянин, не знакомый ни с какими механизмами сложнее сохи. Поэтому оружие ему нужно было дать максимально простое, доступное для понимания и не требующее тщательного ухода. Если рассматривать трехлинейку с этой точки зрения, то лучше и не придумаешь.

Во-первых, винтовка эта действительно простая. Чтобы разобрать ее, надо открутить всего два винта и снять два ложевых кольца. В-вторых, затвор не имеет отдельного предохранителя. Для страховки от случайных выстрелов следует просто оттянуть курок за шляпку и повернуть его влево. В случае необходимости срочно открыть огонь — повторить операцию с точностью наоборот. Конечно, подобные манипуляции могут показаться тяжеловатыми. Но винтовка-то «заточена» под мужика с толстыми сильными пальцами, а не под книжника-историка, пишущего статьи про оружие. В-третьих, толстый хромированный ствол выдерживал почти любые удары и мог обходиться без частой чистки. Коррозия его при этом не повреждала.

Положение деталей ударного и спускового механизмов затвора винтовки Мосина обр. 1891/30 гг. в крайнем заднем положении
Положение деталей ударного и спускового механизмов затвора
винтовки Мосина обр. 1891/30 гг. в крайнем заднем положении

В-четвертых, винтовка терпела даже самое варварское к себе отношение. Как вспоминал выдающийся советский оружейник В.Г. Федоров, автор знаменитого «автомата Федорова» (первый образец русского автоматического оружия), во время Первой мировой войны солдаты часто ленились освежать патроны в подсумках, которые быстро забивались землей после каждого артобстрела, а также чистить магазины. В результате в забитую грязью трехлинейку патроны из обоймы приходилось запихивать, надавливая сверху еще одним патроном. Хотя, казалось бы, ну что стоит хоть раз в день открыть крышку магазина и вытряхнуть из винтовки землю, траву и дохлых жуков! Не говоря уж о подсумках… Не иначе бравые унтера вышибали на занятиях по строевой подготовке последние мозги из несчастных новобранцев. А может, отвращение к непонятной для простого народа «империалистической войне» переносилось на вверенное оному народу оружие?

Проблемой стала и отсечка-отражатель. Предназначенная направлять патрон в патронник и не допускать одновременной подачи сразу двух патронов, она часто ломалась при попытке снять ее для чистки. Недаром даже в советских инструкциях времен раннего брежневского застоя ее разрешали разбирать только в присутствии офицера (в царское время — унтер-офицера). Кроме того, переход в 1908 году на остроконечный патрон потребовал и новой отсечки-отражателя. Старая работала со старыми патронами, новая с новыми. Заряжать остроконечные вперемешку с тупоконечными не рекомендовалось. Винтовка не досылала патрон, требуя помощи пальцем, что практически превращало ее в однозарядную. Проблему пришлось решать уже в ходе войны в течение 1914-1915 годов, что не с лучшей стороны характеризует как царское правительство, так и царское командование. «Последующие осмотры в различных полках и армиях показали мне, что в некоторых частях число винтовок с неправильной подачей патронов (старой отсечкой) доходило до одной трети всего количества. Это был настоящий бич для войск… Причина? У военного министерства как всегда не хватило средств», — писал В.Г. Федоров об этом безобразии.

Полк крестьянской бедноты перед отправкой на Восточный фронт. 1919 г.
Полк крестьянской бедноты перед отправкой на Восточный фронт. 1919 г.

В литературе часто намекают на якобы серьезный недостаток — расположение рукоятки перезарядки слишком близко к патроннику. Из-за чего после каждого выстрела винтовку приходилось отнимать от плеча, сбивая прицел и тем самым снижая скорострельность. Второй недостаток более серьезный — рукоять коротковатая, что требовало некоторого усилия, для того чтобы открыть затвор и одновременно взвести курок. А еще затвор трехлинейки очень не любит людей, склонных в напряженной боевой обстановке к истерическим дерганьям рукоятки. Перезаряжать бессмертное творение капитана Мосина надо быстро, плавно и уверенно. Иначе патрон могло просто перекосить, что обычно вело к скорой гибели стрелка с нестойким характером. Однако в реальности, во-первых, любая магазинка требует аккуратной перезарядки. А во-вторых, практически все винтовки с прямой ручкой затвора (кроме Росса и Манлихера) нужно отнимать от плеча. Попробуйте-ка перезарядить, скажем ММГ знаменитого "Маузера 98” по совету историков-теоретиков. Даже с длинными руками ничего не получится. В то время, как снайперскую версию Мосина с загнутой вниз длинной рукояткой вполне можно перезаряжать не убирая от плеча.

Пуля дура, а штык — отвертка!

Еще одно откровение — это знаменитый четырехгранный штык с плоским отверточным «жалом», что позволяло использовать его как отвертку для разборки винтовки. А в бою этот же штык наносил вражескому солдату болезненные и трудно заживающие рваные раны. На этом, правда, достоинства заканчивались. Дальше оказывалось, что, во-первых, оное колющее приспособление со ствола лучше не снимать, иначе винтовка, пристрелянная со штыком, начинала безбожно мазать. Потому в походном положении штык разворачивали острием к себе. Для того, чтобы солдаты реже снимали штыки, на штыках царского выпуска их сделали со специальным хомутом, который нужно было затягивать винтом. На советских штыках установили подпружиненную защелку.

Красногвардейцы у броневика «Лейтенант Шмидт», вооруженные винтовками и карабинами Мосина. 25.10.1917 г.
Красногвардейцы у броневика «Лейтенант Шмидт»,
вооруженные винтовками и карабинами Мосина. 25.10.1917 г.

А во-вторых, трехлинейный штык никак нельзя было использовать в качестве ножа.

Впрочем, первые попытки снабдить бойца более практичным штык-ножом предпринимались еще в Первую мировую. Но оказалось, что оные скобяные изделия пользуются повышенным спросом у запасливых крестьян, а потому после каждого жаркого сражения штыки у брошенных винтовок, как правило, таинственным образом исчезали. «Клинковые штыки, представляющие из себя хорошую хозяйственную вещь, расходятся по рукам в неимоверном количестве. Их разбирают и нижние чины, и жители при сборе оружия. Граненый штык пользуется меньшей любовью — в том и его достоинство», — писал все тот же полковник Федоров. Правда, позже крестьяне на Украине приспособили штык-стилет колоть свиней… Проблему смогли решить только при Сталине. Но в те недоброй памяти времена практически любой проступок вполне могли квалифицировать как саботаж, диверсию, вредительство или измену Родине. Но и тогда карьера ножевидного штыка оказалась недолгой. C 1944 года в войска поступают в основном карабины с откидным штыком Семина, опять-таки четырехгранной формы.

Дополнительное оборудование

Кроме штыка, к трехлинейке в качестве, так сказать, дополнительного оборудования уже в советское время выпустили гранатомет. Не подствольный, конечно. До него додумались только в конце 60-х в США. А пока гранату нужно было вложить в надетую на ствол мортирку и, уперев винтовку во что-нибудь твердое, стрельнуть в сторону наступающего противника. Стрелять с упора в плечо не рекомендовалось. Отдача была такова, что могла и ключицу перебить. Различали два типа гранат — осколочную системы Дьяконова и противотанковую шомпольную ВПГС-41 системы Сердюка. Ее вставляли в ствол, откуда и название. Правда, после битвы под Москвой в 1941 году ее сняли с производства, поскольку ее применение приводило к сильному износу канала ствола. Кроме того, существовала и кумулятивная граната ВГК-40 для того же гранатомета-мортирки, которая при удачном стечении обстоятельств могла пробить 40-мм броню. Правда, чтобы попасть из такой помеси гранатомета с минометом, надо было иметь определенный навык.

Подразделение северокавказского легиона Вермахта в учебном центре
Подразделение северокавказского легиона Вермахта в учебном центре

Еще одна неприятная особенность заключалась в том, что гранату Дьяконова нужно было отстреливать боевым патроном, а кумулятивную только холостым. Понятно, что в горячке боя солдаты могли и запутаться. Со всеми вытекающими последствиями. Более удачной оказалась модификация с глушителем системы братьев Митиных под названием «прибор БРАМИТ». Бесшумной трехлинейкой с неизменным успехом пользовались диверсанты и городские партизаны. Справедливости ради — звук выстрела глушился не полностью. Поэтому, чтобы не быть обнаруженным, приходилось дожидаться благоприятного момента. К примеру, если на оживленной улице столицы фашистской Украины Ровно появилась соблазнительная мишень в лице офицера в новенькой эсэсовской форме, не стоит радостно щелкать предохранителем и всаживать пулю прямо в горло. Лучше подождать, скажем, тяжелый дизельный грузовик с прогоревшим глушителем. А далее, как говорится, дело техники.

Работает снайпер

Впрочем, снайперская карьера «трехлинейки» — это отдельная песня. И начать ее следует с неприятного факта — винтовка Мосина с точки зрения точности стрельбы на дальние дистанции (за 600 м) уступала Маузеру, Ли-Энфильду, Манлихеру, Спрингфильду и многим другим образцам. Причина заключалась в основном в неудачном расположении боевых уступов затвора. У системы Мосина они горизонтальные, у конкурентов — вертикальные. Соответственно, наибольшее рассеивание пуль у русской винтовки приходилось на горизонтальную плоскость. У других моделей на вертикальную. Практически это означало, что, когда советский снайпер мазал, немецкий попадал в грудь, целясь в живот.

Женщины во время обучения стрельбе из винтовки Мосина. Винтовка оснащена штык-ножом. 1941 г., Москва
Женщины во время обучения стрельбе из винтовки Мосина.
Винтовка оснащена штык-ножом. 1941 г., Москва

Кроме того, не следует забывать, что снайперская винтовка Мосина была повторно принята на вооружение уже во время войны вместо слишком дорогой самозарядной винтовки СВТ-С (о ней в другой раз). А качество оружия военного выпуска всегда на голову ниже, чем у оружия, сделанного в мирное время. Оно и понятно. Чтобы убедиться в этом, попробуйте пощелкать ММГ, сделанным из винтовки довоенного выпуска, и той же модели, скажем, 1943 года. Довоенный затвор ходит мягко и вкусно, как смазанный, даже почти без масла, затвор же, сделанный в середине войны, гремит и движется с заметным люфтом. Что не только неприятно, но и сильно влияет на кучность.

Поэтому тем, кто не спешил превратиться в боевые потери, приходилось винтовки дорабатывать уже в полевых условиях. Именно так, «на коленке», наши снайперы справлялись с тяжелым спуском, жесткой отдачей, неплотным прилеганием ствола к ложе (влияет на кучность) и другими прелестями сверхскоростного производства. Любопытно, что уже в наше время в различных оружейных журналах были напечатаны подробные рекомендации, как дорабатывать винтовку МосинаНагана. Предназначались они, как ни странно, для российских снайперов, воюющих в Чечне и по каким-то сложным причинам не получивших современные СВД.

Зная достоинства и недостатки своего оружия, советские снайперы добивались отличных результатов. К примеру, Герой Советского Союза капитан Иван Сидоренко уничтожил 500 немцев, а снайперская группа Василия Зайцева (30 человек) за 4 месяца уличных боев в Сталинграде прикончила 1126 солдат и офицеров противника. К слову, финские снайперы-«кукушки» тоже делали свое черное дело при помощи винтовки Мосина.

И вновь продолжается бой

С окончанием Второй мировой боевая карьера «трехлинейки» не закончилась. Винтовка, чье производство продолжалось вплоть до начала 50-х (в Польше, Китае и ГДР до начала 60-х), состояла на вооружении во всех странах социалистического лагеря, включая Вьетнам и Кубу, а также шла на экспорт в различные «горячие точки». Да и в наше время конструкция Мосина отнюдь не утратила актуальности.

Хотя, казалось бы, ну что может сказать «старушка» против современного автоматического оружия. Однако с распространением бронежилетов современные штурмовые винтовки постепенно превращаются в треск для наведения паники. Ну и что с того, что пока стрелок с трехлинейкой выпустит одну пулю, солдат с автоматом успеет опорожнить 30-зарядный магазин? Ведь нынешние пули калибра 5,45 мм далеко не всегда пробивают современные бронежилеты! В то время, как мощная магазинка позволяет сделать пусть и один, но зато очень качественный выстрел!

Василий Зайцев в Сталинграде, октябрь 1942 г. Винтовка оснащена оптическим прицелом ПЕ
Василий Зайцев в Сталинграде, октябрь 1942 г.
Винтовка оснащена оптическим прицелом ПЕ

Не удивительно, что и поныне ее можно встретить в руках и чеченского вакхабита, и российского снайпера-контрактника, и солдата частной армии колумбийского наркобарона, и бойца мексиканского субкоманданте Маркеса, фанатика из североамериканской Гражданской Милиции и простого сибирского охотника. И пока пули не слижут нарезы в стволах, трехлинейки будут стрелять и убивать, как бы это не было печально для тех, кто станет очередной жертвой «гуманной пули».

Г. Варфоломеев
NAUKATEHNIKA.COM

  • Статьи » Винтовки / Карабины
  • Mercenary720

Комментарии

ВНИМАНИЕ!
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Форма входа на сайт
Пароль